Главная Триатлон Герои Алексей Панфилов: “Вышел на старт – бейся до конца!”

Алексей Панфилов: “Вышел на старт – бейся до конца!”

3732

Алексей Панфилов в триатлоне с 2013 года, но за эти несколько лет уже 7 раз покорил полную дистанцию Ironman, получил статусы Silver и Gold в квалификации AWA, вошел в состав сборной России по триатлону
как любитель и недавно начал тренерскую деятельность, при этом продолжая ставить перед собой весьма амбициозные спортивные цели. В то же время он успешный предприниматель и отец двоих сыновей.

Откуда он берет энергию, чтобы совмещать всё это, а также что его вдохновило заняться триатлоном и не бросать его – Алексей рассказал в интервью нашему журналу.

– С чего все началось? Ведь еще пять лет назад не было такого бума триатлона, как сейчас…

– В школе занимался легкой атлетикой, но это был спринтерский бег, и потом многие годы вообще почти не тренировался. Погрузился в работу, этим оправдывал отсутствие спорта в жизни и свои 109 килограмм. Максимум – катался на горных лыжах, но это было нерегулярно.

В какой-то момент на животе под ребрами у меня начала расти шишка, но довольно продолжительное время я не обращал на неё внимания, так как она мне не мешала. Когда она стала визуально заметна, жена уговорила меня сделать МРТ. И после обследования врач без особых церемоний сообщил, что это рак поджелудочной железы и жить мне осталось 2-3 месяца, шансов нет.

Я вообще никому ничего не сказал, два месяца жил, готовясь умирать. Потом я совершенно неожиданно на встрече с бывшей сокурсницей (мы вместе учились в Академии народного хозяйства) поделился своей историей. Сейчас я вспоминаю все это с долей юмора, но состояние, в котором я пребывал тогда, сложно описать словами. Видимо, мне нужно было выговориться, и это меня спасло. У моей собеседницы сестра работает врачом в Израиле, она сразу позвонила ей, и та сказала, что однозначно надо приехать обследоваться. Через неделю я уже был там.

Конечно, пришлось рассказать и жене. Отец узнал обо всем только после операции. Доктор – Владимир Сорин, наш бывший соотечественник – сделал вывод, что с большой долей вероятности опухоль доброкачественная, и нужно делать операцию. Я согласился, и за 5 часов врачи, по словам Владимира, просто вытащили все мои внутренние органы и положили обратно. Опухоль оказалась прикрепленной к позвоночнику, это последствие детской травмы. В итоге уже вечером следующего дня после операции я вышел из больницы. Помню слова врача, который произнес: “Ты родился в рубашке – за все эти годы любое неудачное падение могло быть последним. И раз ты все еще на этом свете, значит, у тебя есть предназначение. Большое и важное!”

Безусловно, все эти потрясения кардинальным образом поменяли мое восприятие жизни.

– И привели вас в триатлон?

– Как ни странно, да! Я тогда остро хотел доказать всем – и себе самому, в первую очередь, – что я живу, хотелось сделать что-то очень большое и яркое. Вернувшись весной из Израиля, оказался в командировке в Липецке. Там приятели рассказали мне про одного “железного” человека – о том, как он плывет, едет и бежит огромное количество километров. Причем он тоже начал заниматься триатлоном после того, как у него случился приступ, и весил он примерно столько же, сколько я. Не мог поверить в то, что это реально, но мне предложили познакомиться с ним. Тогда портал “Трилайф” вел счет триатлетам, их в России было около трехсот человек.

Алексей Панфилов:

Когда мы увиделись, я почти сразу почувствовал какую-то особую энергетику, силу и спокойствие, от него исходящие. Он очень проникновенно рассказывал про триатлон и предложил мне тоже попробовать – на август в Крылатском намечался старт VestaBank Triathlon. И на фоне всех пережитых событий я решил попробовать.

– А какой из трех видов спорта привлек больше всего?

– Велосипед! Меня приводили в восторг красивые картинки спортсменов на разделочных байках, в космических шлемах, с грудой мышц на ногах. Мне казалось, что они – люди с другой планеты, и мне никогда не стать таким. В итоге 22 июня, – эту дату я считаю началом своей триатлонной карьеры (смеется), – я купил свой первый велосипед и сразу помчался на Лататрек в Крылатское. Никогда до этого не катался на контактных педалях и вообще последний раз сидел на велике в школе.

Знаний, техники – нуль! В итоге обтесался весь, сплошные падения, синяки, ссадины, было больно, но захватило с головой. По сей день не могу остановиться (улыбается).

Триатлон – отличный вариант саморазвития и реализации. Хотя бы потому, что это вызов твоим возможностям.

– А как выбрали первый велосипед?

– Тот самый мой знакомый посоветовал магазин Velo-Pro, там я подружился с его владельцем Евгением, и с тех пор все мои велосипеды готовит только он. Причем это был достаточно бюджетный вариант шоссейника Colnago. Но могу сказать, что прошел на нем не одну половинку со средней скоростью 36-37 км/ч. Как говорится, не место красит человека (смеется).

– Как начали участвовать в соревнованиях?

– В августе прошел спринт в Крылатском, а в октябре уже сделал “олимпийку” в Барселоне. Потом сделал две “половинки” и решил пробежать марафон. Выбор пал на “Белые ночи” в Санкт-Петербурге. Это было последним рубежом на пути к мечте – гонке Ironman. Марафон был для меня всегда каким-то недосягаемым – смогу ли я преодолеть полную марафонскую беговую дистанцию? В итоге пробежал его за 3:20 и больше отдельно марафоны не бегал. И уже в следующем году вышел на старт Ironman.

– Какой это был старт?

– В октябре следующего года (то есть я больше года нигде не выступал и только готовился) в Барселоне. Я преодолел его за 10 часов 7 минут. Тогда я понял, что на полной дистанции совершенно другая атмосфера. Тут нет места веселью и празднику, которые царят в среде любителей на “олимпийках” и “половинках”.

В день гонки, оказавшись в раздевалке, огляделся вокруг и почувствовал особую энергетику: люди будто собираются в последний бой, на самое важное сражение их жизни. Это особая атмосфера. Перед стартом можно часто увидеть, как незнакомые люди обнимаются и говорят проникновенные слова друг другу. Это спорт отважных и сильных духом людей.

Ironman не прощает ошибок, и к каждому старту нужно относиться очень серьёзно. Важно максимально правильно распределить силы на протяжении всей гонки. Хорошо понимаю это сам, но последние три “половинки” заканчивались для меня медицинской службой.

– Почему так происходило?

– Дело в том, что для меня нет понятия “втягивающие старты”. Если выхожу на старт, всегда борюсь до предела своих возможностей. Часто дискутирую по этому поводу со своими коллегами и учениками. У каждого свой взгляд на этот вопрос. Во-первых, наши гонки так называемого “длинного” триатлона очень тяжелые, даже если выполнять их не в максимальном режиме, это колоссальная работа, длящаяся несколько часов. А во-вторых, у меня такой психологический склад, что если вышел на старт – то бейся до конца, как говорится, “до последней капли крови”!

– Думаю, тут дело еще в специфике триатлона…

– Да! Это кажется, что соревнование длится много часов, и можно найти время передохнуть. Но это далеко не так. Часто все решают секунды. Поэтому, если твоя цель, к примеру, отобраться в финал чемпионата мира, расслабиться на протяжении дистанции нет никакой возможности.

К примеру, когда я отобрался на World Championship Ironman 70.3 в американской Чаттануга, я тогда забрал последний слот в своей возрастной категории. Идущий за мной в финишном протоколе участник отстал на 2 секунды. Представляете? Пройти почти 5 часов сложнейшей гонки, проиграть 2 секунды и не получить заветный слот! До сих пор помню его лицо.

В триатлоне, на мой взгляд, важно “донести” себя до бегового этапа в максимально эффективном состоянии, не только физическом, но и психологическом – это особое искусство. На велосипеде я обычно еду на 5 ударов ниже анаэробного порога, бегу – на 2-3 удара ниже ПАНО большую часть дистанции и только в конце позволяю себе ускориться до предела, превышая порог. Но как бы строго я ни соблюдал пульсовую зону на велосипеде, к бегу уже прихожу с зашкаливающим уровнем лактата. И тут начинается самое сложное. Даже есть расхожая фраза: “Настоящий Ironman начинается с марафона”.

На полной дистанции нет места веселью и празднику, которые царят в среде любителей на “олимпийках” и “половинках”.

– Ваш бизнес как-то связан со спортом?

– Изначально нет. Точнее, основной бизнес не имеет отношения к спорту, но последнее время я начал развивать проекты, связанные с триатлоном. 15 лет назад мы с друзьями создали научно-производственное предприятие ЮТОРУС, которое производит оборудование для управления АСУ, проще говоря, контрольно-измерительные приборы и все, что связано с учетом энергоресурсов. Учился в Челябинске и сначала работал там в компании Метран, дошел до должности директора по продажам и маркетингу. Затем компанию купил мировой лидер этого рынка холдинг Emerson.

Проработав с американцами год, уехал в Москву по приглашению своего сокурсника, в инвестиционную компанию, которая занималась слияниями и поглощениями. Спустя буквально несколько месяцев ко мне приехали бывшие коллеги из Челябинска и сами предложили открыть компанию, которая производила бы приборы. Мне понравилась эта идея, уговорил друзей, и мы решили рискнуть. Не было ничего, кроме чертежей и технологических карт – с ними я искал производителя в России.

Потом объехал почти весь Китай, чтобы найти фабрику, на которой согласились бы производить нашу продукцию в нужном нам объеме, ведь китайцы ценят массовость. Один из директоров фабрики поверил в мою идею и согласился. Мы запустили производство – и сейчас активно конкурируем на российском рынке с такими гигантами как Emerson, Yokogawa, АВВ, Siemens и т.д.

Кстати, этот наш китайский партнер стал моим другом – и он так проникся триатлоном, что на всех этапах в Китае приезжает на гонки и активно болеет за меня, организует волонтеров, которые поддерживают меня на трассе, и фактически оплачивает мои гонки в этой стране. Причем он привозит на соревнования своих партнеров по бизнесу, с которыми потом мы зачастую тоже становимся партнерами. Так что мое спортивное увлечение и бизнес теперь тесно переплетаются.

– Реально конкурировать с такими крупными игроками – немалое достижение. То есть – объективно – вас можно назвать успешным человеком. Неужели бизнес-конкуренции не хватило, и понадобился триатлон?

– Именно так. У меня есть теория на этот счет. Ведь я далеко не единственный бизнесмен – Ironman. Более того, очень многие триатлеты-любители – это как раз люди, которые уже многого добились в других сферах. Я думаю, что истинная причина этого кроется в том, что у стартовой черты на гонке все равны и находятся в равных условиях, а критерии победы или поражения едины для всех и объективны. Невероятно тяжелый, но красивый спорт равных себе!

Алексей Панфилов:

Конечно, можно говорить про допинг, но это совершенно иная история. Так вот, успешные предприниматели по натуре невероятно конкурентны и амбициозны, но в какой-то момент в бизнесе или политике ты упираешься в некий “потолок”, и дальше идти некуда – либо менять отрасль и начинать с нуля, либо заняться чем-то совершенно иным. И триатлон – отличный вариант дальнейшего саморазвития и реализации. Хотя бы потому, что изначально это вызов твоим возможностям. В какой-то момент ты закручиваешься, как пружина, и нужно дать реализацию этой энергии, выплеснуть из себя эмоции.

Я, например, уже не представляю себе, как бы сейчас мог просто лежать на диване и отдыхать. К тому же, это очень дисциплинирует – есть распорядок, система, и все твои действия строго распланированы, но подчинены одной цели. И вы уже догадываетесь, какой? (смеется)

– Вы начинали, когда триатлон в России не был массовым. А сейчас насколько тесно вы общаетесь в триатлонной “тусовке”?

– Сейчас, думаю, в России активно занимаются пять – семь тысяч человек. На уровне финалов чемпионатов мира от России выступают около сотни любителей. Я считаю, что вся эта “тусовка” разделена на две группы – люди постарше, как раз те успешные предприниматели, о которых я сказал ранее, и молодые триатлеты. Вот последние многое делают просто для удовольствия, там гораздо меньше конкуренции и хардкора. Поколение постарше – те люди, для которых каждая гонка “на максимум” и которым очень важны достижения.

– А как супруга воспринимает ваше увлечение?

– Надо отдать жене должное и сказать ей огромное спасибо – она всецело поддерживает меня. Кстати, зачастую прогулки с семьей я совмещаю с тренировками или же тренируюсь с сыном: он едет на велосипеде, пока я бегу. Или он подносит мне воду на интервальных тренировках, когда я бегу в восстановительном темпе, – и пока я пью, он бежит рядом – для него это полноценный беговой интервал. Он уже выиграл одну из детских гонок Ironkids.

– Сколько часов в день вы тренируетесь, и как это удается совмещать с работой и семьей? Какой у вас распорядок дня?

– В 5:40 подъем, зарядка около 20-30 минут. Завтрак ребенку, затем везу его в школу. После первая тренировка. Потом в офис – и до 15-16 часов работа. Потом забираю ребенка, кружки, секции, английская школа. После этого – домой, стараюсь сделать приятное, успеть приготовить ужин, чтобы накормить семью. Когда супруга возвращается с работы – я могу идти на вторую тренировку. Ложусь в 11-12. А еще много командировок, перелетов, встреч и, конечно же, тренировок, которые я не пропускаю никогда, где бы я ни был.

– Спать успеваете?

– Сплю я откровенно мало, 5-6 часов, но у меня в этом своя специфика. Наследственная особенность строения сердца и очень низкий пульс сна – 27-28 ударов. Ниже 30 формально считается летаргическим сном. Мое нормальное давление 90 на 60. В итоге я сплю мало, но настолько глубоко, что это позволяет мне восстановиться.

– Вы упомянули, что развиваете проекты в сфере триатлона…

– Да, 2 года назад я создал свой аккаунт в Instagram, затем в Facebook, а недавно и свой Telegram-канал, стал блогером. Долго размышлял, как монетизировать личный бренд. Вижу, что подписчикам интересно экспертное мнение. Несколько раз получал приглашения и выступал в качестве мотивационного спикера. Начали поступать заказы на размещение рекламы в моем блоге.

Сейчас я на перепутье. Спорт или бизнес – в какой из этих двух сфер мне стоит развивать себя как эксперта? Или как-то совместить эти сферы? Есть опыт спонсорских контрактов, например, с компанией “Автодор – платные дороги”. Кроме того, участвую в нескольких амбассадорских программах.

– Времени на другие интересы хватает?

– Читать успеваю. К тому же, я соискатель на степень кандидата политических наук в МГУ – и очень интересуюсь философией.

Раньше я каждую пятницу приглашал жену в кино на новый фильм. Сейчас, к сожалению, в силу нехватки времени эта традиция утеряна.

– Недавно вы начали тренировать других. Вы прошли сертификацию?

– Нет, но я всегда все интересующие меня вопросы досконально изучаю. Перечитал тонны зарубежной и отечественной литературы, общался с ведущими российскими тренерами. Сначала всегда все пробую на себе, анализирую, делаю выводы. Меня это безумно увлекает, и есть потребность поделиться тем опытом, который накопил как любитель за эти без малого 6 лет с теми, кто только встает на путь триатлона.

Пока это скорее даже наставничество, чем полноценная тренерская деятельность. Недавно в соцсетях написал, что готов набрать группу триатлетов и тренировать совершенно бесплатно. И, как ни странно, многие откликнулись. Мы готовимся к стартам, и это потрясающие истории!

Кстати, заметил такой интересный момент – мне успехи, победы и прогресс учеников становятся важнее своих собственных. Есть, как я их называю, “первые всходы”, которыми очень горжусь! Это невероятная отдача, совершенно другие ощущения.

– Распространено мнение, что триатлон – дорогой вид спорта.

– Я так не считаю. Знаю истории, когда на подиум заходили люди на далеко не самых крутых велосипедах. Ведь часто именно это становится краеугольным камнем при расчете стоимости участия в триатлоне. Я сам бежал свой первый Ironman в кроссовках за 699 рублей. Старты могут быть дорогими, если ехать в недешёвые страны. Но сейчас в России есть Ironstar, А1 и Титан. Проходят старты в соседних странах – Казахстане, Эстонии, Польше, Турции. Выбор вполне достаточен, и я считаю, что от самого человека зависит гораздо больше, чем от его экипировки и ее стоимости.

Я бежал свой первый Ironman в кроссовках за 699 рублей.

– Вернёмся к вашим достижениям в триатлоне. Вы не раз получали квалификационные слоты на финалы чемпионатов мира, и у вас в карьере есть статус Gold в классификации AWA, что автоматически присоединяет Вас к 1% сильнейших атлетов мира. Какие цели в дальнейшем?

– Конечно же, моя мечта – чемпионат мира на Коне. Но помимо этого три года назад у меня появилась безумная идея стать первым триатлетом, который в одном сезоне пройдет финалы всех трех крупнейших мировых ассоциаций: ITU World Championship Long Distance, Challenge Family Сhampionship и World Championship Ironman 70.3. Более того, я хочу сделать это в этом году: в мае в Испании, в июне в Словакии и в августе во Франции. Слоты на все эти этапы я уже получил – осталось реализовать свой план, а точнее, реализовать мечту! И ради этого стоит жить и бороться!

Читайте также: