Главная Подкаст Подкаст № 22. Александра Воскресенская: “У каждого старта должна быть сверхцель”

Подкаст № 22. Александра Воскресенская: “У каждого старта должна быть сверхцель”

4231

Доброго времени суток всем слушателям, а если вы с нами во время пробежки, то желаем, чтобы она стала максимально приятной и предельно эффективной. С вами 22 выпуск подкаста «Марафонец», и у микрофона я – Руст Гарифуллин, что на самом деле не так важно. Намного важней гость, которого мы сегодня пригласили.

Итак, у нас в гостях настоящая IronGirl, у которой за плечами 8 «половинок» и 1 полная дистанция. Периодически она сама выступает в роли журналиста и общается с главными героями так называемого мира Swim-Bike-Run. А ещё она амбассадор Ironstar. Наша великолепная гостья – Александра Воскресенская.

Подписаться в iTunes и SoundCloud

– Александра, привет! 

Всем привет!

– Где ты сейчас находишься? Я подумал, что ты в Грузии, а потом обнаружил, что это штат Джорджия, город Атланта. Как тебя сюда занесло и чем в данный момент ты занимаешься? 

Занесло абсолютно случайно и очень внезапно. Я ещё месяц назад никуда не собиралась уезжать из Москвы. Джорджия – неожиданный для меня штат, но я собираюсь ездить туда-сюда, так как пока что нет местной визы такой, чтобы здесь жить. Чем занимаюсь? Исследую город!

Я пока здесь первую неделю. Уже нашла местный беговой клуб, триатлонный клуб, бассейн. Выяснила, что длина бассейнов здесь 23 метров, а не 25, так что потихонечку вливаюсь в местную жизнь.

– Ростов – папа, Москва – мама. Сейчас ты в Америке! Так где он, этот милый сердцу уголок, или ты гражданин мира? Есть ли в планах сменить гражданство? 

Планов менять гражданство у меня нет. Если добавится новое, оно будет просто вторым. Я очень люблю Россию, жила в разных городах, часто живу в разных странах. Может быть, я человек мира, потому что сама я изначально из очень маленького города на севере за полярным кругом. 

– Среди своих друзей-бегунов я просто не знаю таких людей, которые никогда не высказывали желания выполнить Ironman. Хотят все, но большинство никак к этому не двигаются. Как к этому пришла ты? 

Есть такой анекдот: «Ну, во-первых, это красиво…». У девочек, да и вообще у всех людей, наверное, разная мотивация. Моей мотивацией было сделать что-то, чего я раньше никогда не делала, и чего, мне казалось, не смогу сделать никогда. Всё началось с маленьких пробежек и так доросло до Ironman. Сейчас, если честно, сама удивляюсь, как я его сделала. 

– Ты упомянула девочек. Можешь ли ты порекомендовать нашим слушательницам стремиться выполнить именно Ironman? Какая нужна минимальная подготовка именно для женщины с точки зрения особенностей физиологии? 

Я не считаю, что всем нужно делать Ironman. Если есть большое желание, то это действительно классная идея для какой-то большой цели. Но если делать, потому что надо, то я считаю, что это глупость. Можно заменить полную дистанцию на множество разных маленьких. И забегов, и заездов, и коротких дистанций в триатлоне много.

Я никогда не ставлю себе каких-то несбыточных целей, потому что я стопроцентный реалист. Я понимаю, что всё достижимо.

В какой-то момент это было модно и модно было сделать это быстро. У меня от идеи до реализации заняло 2,5 года. Я считаю, что это оптимальный временной отрезок. Я сделала Ironman без ущерба для своего здоровья, для своего морального состояния.

Я сделала, была этому очень рада, я этого хотела и потратила целый год на подготовку. Тогда у меня был этот год, в этом году у меня нет столько времени, и я по этому поводу не сильно переживаю. Так что надо делать тогда, когда у вас действительно лежит душа. 

– Про подготовку и поговорим. Понятно, что человек «с улицы» просто так не сможет выйти на старт и пробежать, проплыть, проехать такую дистанцию. Какой режим тренировок, приблизительный недельный план?

Обычно это порядка 10 тренировок в неделю, от 9 до 13 часов тренировочного объёма. Беговые, велосипедные и плавательные тренировки чередуются. Иногда бывают две тренировки в день. На выходных всегда длинные тренировки. К примеру, длинная велотренировка в субботу и длинный бег в воскресенье. В течение недели 2-3 тренировки по плаванию.

Так как я живу в городе, то велосипед чаще всего я кручу на станке, если это не какие-то выезды в кэмп с командой. Бегаю я обычно на дорожке, а на длинные тренировки, конечно же, стараюсь уехать куда-нибудь в лесную зону или парк. 

– Какие-то особенности питания есть у тебя? 

Про питание довольно часто меня спрашивают. Я тот человек, который любит во всё очень сильно вникнуть. Первые два года я очень глубоко вникала в тему питания и думала об этом. Но сейчас я поняла, что надо просто расслабиться. У меня никакого особенного питания нет ни во время Ironman, ни после, ни до.

Я ем с утра всё, что хочу. Это могут быть булки, сладкое, круассаны – не важно. Днём я стараюсь есть сложные углеводы (паста, гречка, рис), а вечером я не ем такие углеводы, ем овощи и рыбу либо мясо. Всё очень просто.

Подкаст № 22. Александра Воскресенская:

– Твой первый старт, насколько я понимаю, – это суперспринт во Франции. Почему он до сих пор самый памятный (был же Ironman)? Сравни с каким-либо из ближайших пройденных, в чем эмоциональная разница? 

Первый старт был очень волнительным, потому что я ничего не знала о триатлоне в тот момент. Это был такой эксперимент, как, наверное, сегодня у меня с Атлантой. Я ничего не знала, было очень страшно.

С утра проснулась, помню всё до сих пор очень хорошо, и сделала этот суперспринт. А потом был перерыв, потому что я не понимала, что делать с этой полученной информацией. После финиша я даже расплакалась, потому что у меня были такие эмоции! Хотя я очень неэмоциональный человек. А там я, мне кажется, минут 5 ещё не могла даже говорить.

Потом, конечно, всё поменялось, и восприятие стартов поменялось. Перед полным Ironman я тоже волновалась, но это было уже другое, подготовленное волнение. А тогда это было волнение про неизвестность. 

– Давай поговорим про самоорганизацию. Знаю, что для больших соревнований ты составляешь поминутные чек-листы. Пожалуйста, расскажи, нашим слушателям, для чего и как это помогает? 

Я начала это делать после того, как один раз всё продумала. Утром встала и думаю, что хотела шнурки поменять на кроссовках на такие, которые сами затягиваются. На это у меня ушло 10 минут, я не успела выпить кофе, и у меня сбилось расписание. Я так расстроилась! А когда что-то идёт не по плану, я начинаю нервничать. Думаю, эти шнурки всё мне испортили, весь настрой убили.

С тех пор я беру листочек на каждую гонку, даже если она самая маленькая, и пишу всё расписание. И я знаю, что у меня всё распланировано, на всё есть время. Если, к примеру, я хочу просто сесть и 20 минут смотреть в окно, я запишу это, и тогда буду спокойна, так как у меня всё рассчитано. Мне это очень помогает. 

– Ты пользуешься какими-то приложениями? Где ты сохраняешь свои дела? 

Я по старинке люблю ручку и бумагу, поскольку я журналист и филолог. Для меня буквы и бумажные книжки, бумажные носители до сих пор являются основными. Я так и не привыкла ни к каким методам электронной записи: мне так неудобно, я люблю записывать всё своей рукой. Мне приятно иметь ежедневник, красивую бумагу и ручки.

Подкаст № 22. Александра Воскресенская:

– Что мотивирует каждый раз выходить на старт? 

Знаешь, у каждого старта должна быть какая-то сверхцель. Мне неинтересны старты ради старта. Это либо новое место, либо какая-то компания, либо новая дистанция – должна быть какая-то идея. Она может быть разная, нет единой формулы, но если у меня нет этой идеи, то и мотивации нет. 

– Какой старт был бы стартом мечты? Пробег по джунглям, заплыв в жерле потухшего вулкана, велопробег по Луне?

Я никогда не ставлю себе каких-то несбыточных целей, потому что я стопроцентный реалист. Я понимаю, что всё достижимо. Не очень люблю фантазировать. Я за реальные какие-то достижения.

Если я начну думать про забег на Луне, значит, это будет не просто так, будет какая-то предпосылка к этому. Конечно, я бы очень хотела попробовать забеги по пустыням, на южном полюсе. Мне интересны необычные вещи, я не люблю обыденность. 

– Ставишь цели и достигаешь их? 

Да, и я ставлю такую цель, которую могу достичь. Она может казаться нереальной, тяжелой, но я понимаю, что у меня есть на неё ресурсы организма. К примеру, достаточно глупо сейчас мне мечтать поехать на чемпионат мира на Гавайях. Я реалист и понимаю, что я не супер быстрый триатлет. Туда нужно только квалифицироваться по времени с определенных соревнований, просто так любители туда редко попадают. Либо ты очень сильный любитель, либо ты бывший профессионал.

Мне неинтересны старты ради старта. должна быть какая-то идея. если у меня нет этой идеи, то и мотивации нет.

– Зная твоё упорство, надеемся как-нибудь увидеть тебя на этом старте!

Нужно сильно захотеть! Я пока не так сильно к этому приблизилась. Может быть, со временем я начну чувствовать в себе больше сил, тогда начну об этом больше думать, пока же даже не рассматриваю. 

– Какой вид считаешь своим коньком? 

Мой конёк – это красивые фотографии! А если серьёзно, то плавать в детстве я умела по-собачьи, велосипеда у меня не было совсем, а бегать я могла в магазин. Я вообще изначально гимнастка, и гимнастка из Воркуты. Это там, где снег лежит всегда, и велосипед отсутствует как предмет.

Изначально я очень не любила плавать, поскольку вода для меня – это чужеродная стихия. И только в прошлом году я научилась приходить в бассейн и не сидеть 5-10 минут прежде, чем окунуться. Сейчас я могу прийти и прыгнуть туда – это моё достижение. Плавать мне стало комфортно только, наверное, последние полгода, когда я почувствовала, что стала плыть быстрее, что не мучаюсь в воде. Первые пару лет для мне плавание было каждый раз испытанием.

Что касается велосипеда, то на него я села только после тридцати. Ещё я не вожу машину, поэтому для меня любой транспорт – это стресс. Я не очень многозадачный человек. Но велосипед мне нравится. Бегать я полюбила. 

– Как ты передвигаешься по Атланте, если не на велосипеде? 

Пешком. Мне кажется, я единственный человек в городе, кто использует ноги для ходьбы, потому что это абсолютно автомобильный город. Ещё я тут нашла прокатные самокаты, надо бы их теперь освоить. Велосипед здесь – не популярный вид транспорта.

Я люблю ходить пешком. Бег, наверное, – мой самый любимый вид из трёх. Всегда был. А вот сейчас не могу точно сказать, так как сейчас начала готовиться к иным дистанциям. В этом году решила не делать длинную дистанцию, а делать короткие, спринты, чтобы чуть-чуть технику улучшить, плавание, ускориться на беге. В этом году у меня не будет много времени готовиться к полной дистанции, поэтому я выбрала короткие.

– Я в самом начале рассказал про тебя пару предложений. Но у многих, я уверен, возникли вопросы как минимум по одному пункту: кто такой амбассадор Ironstar и что входит в его обязанности? 

Это человек, который является средним звеном между организаторами этих стартов и участниками. Я могу ответить на необходимые вопросы по стартам, если не удалось связаться с организаторами.

Подкаст № 22. Александра Воскресенская:

– Давай вернёмся к Ironman. Ты начала заниматься, был суперспринт, олимпийка, какие-то забеги, заплывы. Потом начались «половинки». И вот, наконец, ты сделала полную дистанцию. Тот самый «франшизный» вопрос, право на формулировку которого ты оставила за собой: есть ли жизнь после Ironman и что же будет дальше?

После Ironman у меня был такой сильный запал! Мне казалось, что я нахожусь в такой обалденной форме, что её куда-то срочно нужно деть, и я тут же зарегистрировалась на «половинку» в Турции. Там поставила свой личный рекорд. А потом наступила зима, и как-то не было цели.

Я долго не могла себе придумать, что вообще делать дальше. И придумывала какие-то фитнесы, йоги, пилатесы, новые мотивационные костюмчики. Ничего не помогало, пока не пришла новая идея. Я уже даже на Килиманджаро успела сходить: думала, может, переключиться на горы. Но потом я поняла всё-таки, что люблю триатлон. И не только потому, что это классный вид спорта, но и потому, что он держит меня в форме, и решила – надо возвращаться. 

– Значит, жизнь после Ironman всё-таки есть! 

Есть, но она была непростая. Когда ты привыкаешь тренироваться по два раза в день, то потом ты просто не знаешь, куда себя деть. И большая проблема была связана, как потом выяснилось, с питанием. Так как ты привыкаешь много есть во время тренировочного процесса, организм сохраняет эту привычку и после. За несколько месяцев я накинула килограммов пять и поняла, что мне это очень не нравится. Это очень большая опасность, и я понимаю, что её проходят практически все.

– Не мешает ли триатлон личной жизни? 

Нет, триатлон абсолютно не мешает личной жизни, когда вы личную жизнь совмещаете с триатлоном. Я замужем, и мой муж тоже занимается триатлоном. Мы вместе делали полный Ironman в Барселоне, поэтому триатлон у нас – это семейное хобби. 

– Чем занимаешься в свободное от триатлона время? Есть ли какая-то страсть, которая ну никак не связана с триатлоном? 

Раньше я на этот вопрос могла бы ответить с лёгкостью: я очень много писала. Но последние полгода-год написание статей и чего бы то ни было ушло на второй план. Мне кажется, это немного опасно, потому что спорт забирает кровь из моего мозга.

Я очень люблю читать книги, но и читать меньше стала. Я сейчас это осознаю. Понимаю, что по чуть-чуть нужно к этому возвращаться.

Также я люблю фотографию. С детства у меня был фотоаппарат, папа фотографировал всегда очень много. Я люблю всё, что связано с маркетингом и пиаром. 

– Ты работала координатором, журналистом в крупном издании, редактором известных журналов о моде, и вот сейчас триатлон захватил всю твою жизнь. Это то, чего ты хотела, или поиски продолжаются? 

Я не считаю, что спорт лично в моей жизни должен занимать ведущее место, так что поиски продолжаются. Я люблю всё-таки что-то интеллектуальное и творческое.

Подкаст № 22. Александра Воскресенская:

– Что в ушах у Александры Воскресенской? Под что лучше тренироваться, а под что выходить на официальные старты? 

Я абсолютно не меломан. Если вы увидите мой плейлист, мне, наверное, даже стыдно станет. Нашла для себя новую группу, Die Antwoord, она достаточно странная. Я музыку включаю только тогда, когда бегаю на беговой дорожке, потому что мне скучно, мне нужен ритм. На улице чаще бегаю без музыки. На велосипеде и плавании – без. Раньше у меня ещё был плейлист с русской попсой. 

– Чем занимаешь время в процессе длительных переездов/перелётов? Кино, книги? 

Это, конечно, ужасно, но это сериалы. Я всегда смотрю сериалы в перелётах. Также я всегда беру с собой книгу, но, к сожалению, не всегда её достаю. Сейчас читаю «Авиатор» Водолазкина, а ещё мне подруга подарила книгу с названием «Сверхъестественный разум» про научный подход к восприятию пределов нашего сознания. 

– В заключении традиционный спринт – 5 вопросов, которые предполагают быстрые ответы.

Америка или Испания? 

Пока однозначно Испания. 

– 3 человека, необязательно из мира спорта, которые тебя вдохновляют, с кого можно брать пример.

Не могу сказать. Меня вдохновляют сильные люди, сильнее меня. Мне интересно тянуться за реальными людьми. Я никогда не ставлю перед собой картинку каких-то актёров или суперспортсменов. Я реалист и не понимаю, как меня может вдохновлять Усей Болт, к примеру. Меня больше будут вдохновлять партнёры по команде, которые делают всё быстрее и лучше меня. 

– Стартовый спурт или финишный рывок? 

Финишный рывок. Я очень себя люблю и всегда жалею. Меня тренер иногда ругает даже после соревнований, поскольку я часто не дорабатываю. Но зато на финише я всегда могу ускориться. 

– Если не триатлон, то что? 

Наверное, пилатес. Мне кажется, это красиво, это может быть и тяжело, и легко. 

– Если бы была возможность модернизировать тело, то чтобы ты улучшила или добавила?

Я бы что-нибудь к мозгу своему прикрутила. Когда работает голова, она может решить все проблемы, все задачи. С головой бы поработала!