Главная Бег Попасть на Кону и уйти в ультра: отец пятерых детей Антон Самохвалов...

Попасть на Кону и уйти в ультра: отец пятерых детей Антон Самохвалов о том, как быть триатлетом и сохранить семью

Отважный ультрамарафонец, амбициозный триатлет, заботливый отец пятерых детей – Антон Самохвалов стремится к максимуму во всех сферах жизни. В интервью с Антоном Екатерине Преображенской удалось выяснить, как ему удаётся сохранить тонкий баланс между спортом и семьёй и что думает по поводу его увлечения жена Юля.

Попасть на Кону и уйти в ультры: отец пятерых детей Антон Самохвалов о том, как быть триатлетом и сохранить семью

Первый раз я увидела Антона Самохвалова в далёком 2008-м году на своем институтском выпускном: его жена Юля училась со мной на одном курсе. К тому моменту у них было двое детей – не самая типичная ситуация для студентов. Наверное, потому я его и запомнила.

И ещё в голове отложилось, что от молодого папы просто на расстоянии веет энергией. Как выяснилось, он тогда не бегал, а вот я уже год как топтала тредмилл. Зато сейчас за спиной Антона Comrades, Эльтон, дважды чемпионат мира по триатлону в Коне, личник на марафоне в 2:33, 108 км Моцарт и венцом всего – легендарный стомильник Leadville. А в этом году он готовится на UTMB.

Ещё у них с Юлей 5 детей, и семья уже более пяти лет живёт в Испании. У такого «суперчеловека» обычно хочется поинтересоваться, сколько у него часов в сутках. Но другой вопрос меня интересовал ещё больше: как Юля относится к увлечениям мужа и не является ли спорт камнем преткновения в их семье.

Поэтому, поговорив с Антоном, я позвонила Юле и послушала её рассказ. Но обо всём по порядку.

 Антон, твои результаты очень впечатляют. Расскажи про спорт в детстве, наверняка он был.

Антон: Да, я рос активным ребёнком. Занимался, кажется, всем на свете. Наверное, это был такой способ родителей «пристроить» меня после школы, но спасибо им за это. Мне нравилось. Правда, легкоатлетической спортшколы не было, были беговые лыжи, теннис, бассейн, настольный теннис, бадминтон.

Сейчас вспоминаю, что изначально был стайером: 100-метровки в школе проигрывал, а вот 1500 м прибегал первым. Правда, в 14 лет всё бросил.

– Что первое появилось в жизни – семья или бег?

Антон: В 19 лет я переехал из Ярославля в Москву и стал снова играть в бадминтон. Но бегать начал, когда родился третий ребёнок. Так что это всё происходило на глазах у Юли. В 2013 г. с февраля готовился и пробежал Московский марафон за 3:25, а через месяц – Мельбурн за 3:04. Надо же было отобраться на Бостон (смеётся).

– И почти сразу триатлон?

Антон: Да, мне друг рассказал про Дика Хойта (многократный марафонец и Ironman, он проходил дистанцию, толкая перед собой коляску со своим сыном-инвалидом – прим.ред.). Я впечатлился и начал готовиться к «половинке» Ironman. Через три месяца сделал её в Таиланде и занял третье место в своей категории.

Тренировочные планы к марафону и полумарафону. Скачайте и начните подготовку сегодня.

– Подготовка к триатлону занимает много времени. Как Юля это восприняла?

Антон: Поначалу были противоречия. До этого я много работал, а как только удалось разгрузить этот элемент – начал тренироваться. Я, конечно, максимально вовлекал детей в процесс: брал старших девчонок на сборы, они участвовали в Ironman kids на Коне. Но всё равно на этой почве были конфликты.

Я решил делать полный Ironman, участвовал в Коне-2015, также занял второе место в возрастной группе в Малайзии. И, конечно, пошел all-in в подготовке к Коне-2017. А это 25 часов тренировок в неделю.

В феврале 2017 у сына Захара обнаружили диабет. Я тогда спросил Юлю, стоит ли бросить подготовку к ЧМ. Но она видела, как много я уже вложил в это, и сказала, что надо довести этот процесс до конца.

– Но после Коны 2017 ты бросил триатлон…

Антон: Да, Кона меня «перемолола». Я знаю, что могу попасть на «тумбочку» среди любителей. Ironman в Австрии я сделал за 8:47, заняв второе место в своей категории. И был уверен в успехе на Коне.

А на велоэтапе получил штраф за драфтинг. Формально я был виноват. Я к тому моменту обогнал около 1000 человек, и на повороте какой-то бедолага встал передо мной. Я не успел оттормозиться, а тут, как назло, судья. Но это спорт, и к организаторам нет претензий.

Ну а дальше был выбор: выкладываться на велике, жертвуя беговым этапом, или дальше идти по плану. Я пошел ва-банк, но в итоге занял 11-е место. Меня это психологически раздавило. Не только я, но и вся моя семья, особенно Юля, столько вложили в этот старт, а я, по сути, проиграл. Понял, что нельзя столько ставить на один день.

Попасть на Кону и уйти в ультры: отец пятерых детей Антон Самохвалов о том, как быть триатлетом и сохранить семью

– И тогда появились ультры?

Антон: На самом деле, я ещё в 2016 году пробежал марафон в Дубае и потом выиграл в мае Эльтон (104 км), но там почти не было конкуренции. И в августе попал на Leadville.

– Первый Leadville ты не добежал. Что случилось?

Антон: Это была высота. После первого перевала я просто был никакой, уже не отдавал себе отчёта в том, что я делаю. На медицинском пункте просто сорвал с себя браслет, хотя маршал предупредил меня, что это завершит гонку. Но мне было уже всё равно.

– А ты тогда готовился в горах?

Антон: Сделал пару высотных сборов, но совершенно не «по-научному». Мне банально не хватало опыта и знаний, что будет происходить на такой дистанции и высоте. У меня просто началась паника: не мог дышать, сковало таз. Своим сходом был очень разочарован, но решил вернуться.

– И после Коны ты так и сделал.

Антон: Да, в 2019 пробежал Моцарт в Австрии и поехал на Leadville снова. Для меня это было дело принципа.

Я очень конкурентен по природе. Каждый старт для меня – битва

– Но подготовка к ультрам тоже затратна по времени…

Антон: Это не сравнить с триатлоном. На велике 2 часа – это ничто, а для бега это полноценная тренировка. Семья выдохнула, я стал делать тренировки по дороге на работу, например. Это уже не так ощутимо, как триатлон. И поддержка стала более заметной, мы нашли баланс.

– На стартах Юля всегда с тобой. Если судить по твоему Инстаграму, ты собираешь на забегах целую тусовку и устраиваешь трансляцию в сторис.

Антон: Для меня это вообще очень важно – я очень люблю весёлую компанию и движуху на старте. А для Юли и друзей это даже ещё интереснее, чем для меня: пока я страдаю на трассе, они могут посмотреть все окрестности, отслеживая моё перемещение.

– В 2019 Leadville всё же покорился тебе. Ты один из немногих русских, финишировавших на этом легендарном стомильнике.

Антон: Я был готов. До этого поставил личник на марафоне в Роттердаме, хорошо пробежал Моцарт. Вышел на старт – и первые 120 км всё было отлично: радовался знакомым дорожкам, тому, что смог преодолеть ту отметку, на которой сошёл прошлый раз.

Жесть наступила после 120 км и перевала в 4200 м. Живот, по сути, отказал, меня рвало, я вёл себя, как ребенок, просился сойти. Меня на этом участке пейсила Нина Зарина, большое ей спасибо. По сути, она меня дотащила на морально-волевых. В итоге я финишировал десятым, но гештальт закрыт.

Юля вспоминает, как сказала Нине Зариной, что ещё раз она на Leadville не поедет, поэтому Антону надо по-любому финишировать. Юле нравится путешествовать по забегам с Антоном, но она не скрывает, что его тренировки не раз были яблоком раздора в их отношениях. В целом же, Юля далека от образа классической жены в традиционном понимании этого слова, так что даже со стороны понятно, что у Самохваловых явно не сценарий «муж занимается собой, а жена – детьми и домом».

Юля: Конечно, в самом начале было сложно. Триатлон до сих пор вспоминаю с содроганием. Во-первых, Антон очень сильно вкладывался в него психологически, а во-вторых, это отнимало кучу времени. Но в то же время мне нравилось ездить на старты, ведь из-за них зачастую можно побывать в неожиданных локациях, да и в самой поездке видишь не самые традиционные места. Когда муж перешёл на бег, стало легче.

– Но триатлон был длительным периодом. Пятеро детей, переезд в Испанию, постоянные тренировки Антона – как тебя хватало на всё? Не хотелось потребовать, чтобы муж бросил это занятие? Понятно, когда человек так зарабатывает на жизнь, но вкладывать столько сил, будучи любителем…

Юля: Это вопрос уважения интересов каждого в семье, личной свободы. Мне что-то не нравилось, часто не хватало внимания, но нам удавалось договариваться. Надо сказать, Антон прислушивался ко мне и не ставил ультиматумов. Я знала, как важны для него соревнования, и просто не могла вставлять палки в колёса.

Но не могу не отметить: с уходом из триатлона всё изменилось и гармонизировалось. Последние несколько лет эта тема перестала быть конфликтной.

– Расскажи про сами старты. Что ты делаешь на них, как поддерживаешь мужа? Что они значат лично для тебя? Наверняка это особенное чувство, когда супруг претендует на победу.

Юля: Антон любит собрать целую тусовку. Я катаюсь вдоль трека с нашими друзьями, встречаю его на пунктах питания. Иногда даже приходилось поднажать на него, ведь в ультрах психология – это самое важное.

Правда, перед каждым стартом мы традиционно ругаемся, видимо, даёт о себе знать общее нервное напряжение. Но это какие-то незначительные бытовые ситуации.

На первом Leadville я по-настоящему за него испугалась – ему тогда было действительно очень плохо.

Мне самой не так важно, какое место займёт Антон. Если бы он был посредственным участником, я бы тоже поддерживала его. Но в то же время я знаю, какое значение имеет для него «тумбочка», а мне важно то, что это важно ему, и поэтому я болею за мужа. К тому же, это удобно: одно дело ждать на марафоне два с половиной часа, другое – четыре.

Ещё перед стартом мне приходится терпеть долгие разговоры про стратегию на трассе, питание и прочие нюансы. Со стороны это неимоверно скучно, но я уже знаю, что эти несколько часов надо просто пережить (смеётся).

Попасть на Кону и уйти в ультры: отец пятерых детей Антон Самохвалов о том, как быть триатлетом и сохранить семью

– А как это – быть женой супермена? Самой не хочется бегать?

Юля: У меня очень высокая планка. Я марафон не бегала, но варюсь в этом котле, перечитала кучу книг, знаю всю теорию, и 42 км за 4 часа я уже не воспринимаю. Наверное, иначе и не может быть, когда рядом такой пример. В итоге в бег не тянет. Меня жутко раздражает, когда меня спрашивают: «Что ты не бегаешь с Антоном?». Ну как мне с ним бегать, с его-то скоростями и объёмами?

Конечно, в своём режиме я могу иногда побегать, но иные виды спорта меня привлекают больше. Например, я прохожу курс тренера по пилатесу. Антон, кстати, это тоже уважает и не тянет меня за собой в бег. Поэтому у нас получается гармонизировать отношения.

– Дети бегают?

Юля: Почти нет. И причина всё в том же – за папой не угнаться. И мы их не принуждаем. Но этим летом много ходили по горам в походы.

В этом году Антон планирует бежать UTMB – 170-километровый маршрут вокруг Монблана, а также посоревноваться за призы на Моцарт.

– В Испании удобно тренироваться, из-за этого выбрали это место?

Антон: Юля хотела переехать, тут живут её родители. Мы решили попробовать – и так и закрепились тут. Хотя не воспринимаем это как финальную точку, попробуем пожить и в других странах. А возможность тут бегать по горам – хороший бонус для меня.

Мы даём друг другу свободу быть самими собой и принимаем выбор друг друга

– Антон, ты основал свой местный DieHard?

Антон: Очень хочется сделать нечто подобное, но тут в округе много мелких деревушек, людей мало, да и тех, кто есть, невозможно собрать тренироваться в одно время. Есть пара приятелей, с кем мы совпадаем по темпу, но энтузиазма у испанцев моё предложение пока не вызывает. Так что по беговой компании скучаю.

– Какое у тебя видение дальнейшего спортивного развития?

Антон: Мне важны результаты. Моя подготовка сейчас вполне гармоничная, удалось найти баланс, который всем нравится. И хотя я и не профи, мне хочется показывать результаты и выигрывать в своей категории. Посмотрим, что будет в Альпах.

Желаем Антону удачи, лёгких ног и быстрых километров!

Читайте далее: Ультрамарафон: дистанции, рекорды, особенности подготовки