Главная Бег Герой Comrades-2022 Александра Морозова: как победить в легендарном ультрамарафоне, когда тебя не...

Герой Comrades-2022 Александра Морозова: как победить в легендарном ультрамарафоне, когда тебя не допускают на старт

4127

Одна из главных беговых новостей прошедшего лета пришла под самый его занавес из Южно-Африканской республики. 28 августа Александра Морозова победила в легендарном 90-километровом шоссейном ультрамарафоне Comrades по трассе «вниз», связывающей Питермарицбург и Дурбан, с результатом 6:17:48.

Победа получилась поистине исторической. В последний раз россияне выигрывали Comrades Marathon почти 10 лет назад, в 2013 году. Более того, долгожданная победа далась Александре непросто: прежде чем выйти на старт ультрамарафона, нужно было отсудить себе это право в суде в ЮАР. За день до старта юридической команде нашей спортсменки удалось отстоять её права, и Александра Морозова получила стартовый номер в элитном кластере. А всего за неделю до Comrades она выиграла марафон в Нижнем Новгороде. 

Мы взяли небольшое интервью у Александры, в котором узнали, каково побеждать в легендарном старте, когда вокруг очень много «но» против твоего участия и твоей победы.

Александра Морозова Комрадс 2022
фото: Gallo Images

— Александра, поздравляю с победой! Готова ли была к тому, что в ЮАР будут сложности с допуском к старту? В прошлые годы были похожие проблемы с допуском. Какие аргументы убедили суд допустить тебя в элитный кластер? Как удалось психологически выстоять и выйти на гонку с «чистой головой»?

— Да, в принципе мы предполагали, что у меня будут проблемы с выходом на старт Comrades Marathon. Именно поэтому мы с тренером (тренер Александры — Олег Харитонов; прим. ред) приняли решение, что я буду стартовать в Нижнем Новгороде на «Марафоне 800». Не хотелось упускать возможность стартовать в Нижнем, чтобы подготовка не прошла даром. Поэтому на Comrades Марафон ехали с уверенностью 50/50. В прошлые годы проблемы были по причине отстранения нашей федерации лёгкой атлетики от соревнований под эгидой World Athletics. В 2022 году проблема возникла из-за спецоперации. Хотя организаторы Comrades Marathon изначально включили меня в списки элиты, за три дня до старта World Athletics прислала письмо организаторам с рекомендацией не допускать на старт российских и белорусских спортсменов, претендующих на призовые места.

К счастью, в Дурбане у меня уже был адвокат Mark Leathers и его команда Mc Naught & Co. Он был в курсе всей ситуации плюс он хорошо владеет спортивной темой. Аргументы были следующими:

  • во-первых, мне уже пришло подтверждение, что я участвую в гонке,
  • во-вторых, я не состою в российской федерации лёгкой атлетики,
  • в-третьих, Comrades Marathon не относится к сертифицированным стартам World Athletics наподобие стартов Бриллиантовой лиги, не имеет лейбл, как многие марафоны,
  • в-четвёртых, это всё-таки не решение, не директива World Athletics, а только рекомендация.

Суд принял во внимание эти аргументы и допустил меня до старта в элитном кластере.

Психологически я это спокойно восприняла. Во-первых, я была готова к этому. Во-вторых, я была знакома с адвокатом Марком, который однажды мне сильно помог. Я доверяла ему и была уверена в его компетентности, в том, что он справится.

К тому же я такой человек: мне чем хуже, тем дальше лучше. Поэтому я не думаю, что здесь как-то психологически на мне отразилась вся эта ситуация. Скорее, наоборот, я больше физически это чувствовала. Очень много времени провели на ногах в ожидании, получении номеров. В номер вернулись только под вечер в часа четыре-пять, в то время как вставать на старт нужно было в час ночи. Плюс у нас получился близкий ко времени старта перелёт и  меньше, чем за неделю до этого был марафон в Нижнем. Поэтому я чувствовала себя уставшей больше физически, нежели психологически.

— Старт в Нижнем Новгороде был холодным расчётом или в нём была доля авантюры? Можешь его назвать своего рода подводкой к Comrades Marathon?

— Если быть честным, старт в Нижнем Новгороде сложно назвать подготовкой к Comrades Marathon. Потому что если целенаправленно готовиться к Comrades, мы с тренером так бы не сделали (стартовать на марафоне за неделю до Comrades – прим. ред). и никому не рекомендовали бы делать. Но мы не хотели упускать шанс, во-первых, заработать призовые в Новгороде, во-вторых, реализовать форму.

Поэтому задача была пробежать максимально легко и занять максимально высокое место. Вторую задачу удалось выполнить (на «Марафоне-800» Александра заняла первое место — прим. ред), а вот результат 2:42 я не могу назвать лёгким результатом. Но, в принципе, за неделю функционально я успела восстановиться. А вот ноги были, конечно, уставшие, что чувствовалось на дистанции Comrades Marathon.

Так что да, это можно назвать холодным расчётом! (улыбается).

Скачайте тренировочные программы к марафону и полумарафону и начните подготовку уже сегодня!

— На Comrades ты постепенно обгоняла соперниц и незадолго до финиша вышла в лидеры. С какими мыслями ты обгоняла и бежала последние десять километров?

— Одну из соперниц я хорошо знала, мы с ней провели много гонок. И когда она стала убегать со старта, я понимала, что это слишком высокий темп, и пробежать всю дистанцию с таким темпом практически нереально. По крайней мере тем спортсменам, которые вышли на старт в этот день. Поэтому её я спокойно отпустила. Но оказалось, что впереди меня была ещё одна девушка, которая дебютировала на Comrades Marathon. И о том, что я бегу третьей узнала только по ходу дистанции. Я не видела, как дебютантка убежала со старта. При этом я понимала, что я бегу на предельной скорости, может, даже бежала с завышением. И одновременно я понимала, что отставание от лидеров растёт. Поэтому я надеялась на последние 30-20 км.

Вторую девушку (Адель Брудрык — прим. ред.) я догнала за 20 км до финиша, а через километр догнала первую (Доминику Стелмаш — прим. ред). Я лидировала последние 19 км.

Я очень волновалась за ноги. Поскольку направление забега было «вниз», передняя часть бедра очень сильно забивается. Наступает момент, когда эту мышечную боль ты не можешь контролировать. То есть функционально ты хорошо себя чувствуешь, но твои мышцы уже не поддаются тебе. Была небольшая судорога на правой ноге: эта нога немного беспокоила меня после марафона. Поэтому моя задача была добежать с любым темпом, сохраняя отрыв, который я создала. Но по факту он даже немного увеличился, хотя на последних 10-ти километрах у меня сильно упала скорость.

Полной уверенности в победе у меня не было, потому что на дистанции была также победительница Comrades 2018 года Энн Эшворт (6:10:03 — её результат в 2018 году — прим. ред.). Я не знала, что она сошла по ходу дистанции, мне никто не передавал эту информацию. Поэтому я очень часто оглядывалась в конце гонки. Я допускала, что может найтись тот, кто лучше себя чувствует и сможет меня догнать. Но когда я бежала по Дурбану, по его широким проспектам, где всё вдаль просматривается, я поняла, что на горизонте нет девушек. Плюс мне кто-то на трассе говорил, что я точно первая, и могу не волноваться.

Последние 10 км дистанции я думала только о том, чтобы поскорее это всё закончилось. Такие были мысли и эмоции на дистанции. Было очень тяжело терпеть сильную физическую болью. Конечно, радость победы на Comrades Marathon сложно осознать сразу. Только сейчас, спустя некоторое время это улеглось в голове. Но тем не менее, на финише эмоции, конечно, сами собой нахлынули.

— Твой финиш подарил нам яркие эмоции. Что ты чувствовала после того, как порвала заветную ленточку Comrades Marathon?

— После финиша, наверное, это было видно на трансляции, я заплакала. Это, конечно, было от совокупного эмоционального напряжения. Неделя перед Comrades получилась очень сложной. С одной стороны, был старт в Нижнем Новгороде, с другой стороны, я собиралась бежать Comrades на результат. И мы с тренером думали, просчитывали, как поступить, чтобы не ошибиться. От этого было напряжение.

Потом вся эта история с судом, запретами на участие. Всё это время держалась, сдерживала свои эмоции. И когда я разорвала финишную ленту и поняла, что всё наконец закончилось — это получило такой эмоциональный выход. Хотя при этом я человек не эмоциональный и далеко не всегда на финише могу так выразить свои эмоции. Здесь же, на Comrades, получилось всё естественно и не наигранно. Почувствовала ощущение от законченной работы и цели, которой ты достиг. Я очень долго мечтала о победе на Comrades. Это сложно выразить словами.

Александра Морозова Comrades 2022
Фото: личный архив Александры Морозовой

– Ты ехала на Comrades за победой?

— Изначально, когда мы с тренером оценивали мои шансы на Comrades, мы рассматривали максимум второе место. В списках элиты была Герда Штейн, победительница 2019 года и рекордсменка трассы «вверх» (5:58:53). Она — профессиональная спортсменка высокого уровня, на голову выше всех остальных, кто приехал на Comrades, включая меня. Поэтому бороться с ней было бы практически нереально. Оставалось только надеяться на какие-то форс-мажорные обстоятельства, которые бы исключили её участие в старте.

За две недели до старта объявили списки элиты, и Герды там не оказалось. Она отказалась от участия в Comrades в пользу Нью-Йоркского марафона. И тут мы поняли, что все остальные спортсменки моего уровня. И что это мой шанс выиграть Comrades. Герда – моя ровесница, и ждать, что она закончит выступать, вряд ли стоит, а соревноваться с ней очень тяжело.

Мы поняли, что это мой шанс выиграть Comrades, и от этого стало ещё сложнее принимать решение по поводу Нижнего Новгорода, по поводу тактики на забегах. Поэтому, конечно, исходя из этих данных я ехала на Comrades за победой.

Но когда со старта девчонки убежали от меня, а на 21-м километре они «везли» мне уже пять минут, моя уверенность в победе поубавилась. Но, как говорится, надежда умирает последней.

Тем и интересен ультрамарафон, что всё решается на последних километрах. Можно пробежать целый день и всё преимущество потерять в самом конце гонки.

— В последний раз Comrades из россиян «брала» Елена Нургалиева в 2013-м. Есть понимание, что ты вписала себя в историю Comrades?

— Мне, конечно, сложно выражаться такими словами, как «вписала себя в историю». Но вся эта ситуация с Comrades действительно получила огромный отклик. Видимо, ещё на фоне того, что сейчас россияне практически не выступают за границей. В основном это какие-то единичные случаи. А Comrades — достаточно крупный старт. И вся эта история со сложностями, чтобы просто выйти на старт, получила большой резонанс даже в ЮАР. Здесь все пишут: «её не допустили, а она выиграла». Хотя бы поэтому, наверное, можно сказать, что я вписала себя в историю: мне удалось выиграть несмотря на все сложности с участием россиян. Как бонус: моё имя теперь будет на кубке победителей среди других чемпионов.

— Вернёшься в Южную Африку? И какой планируешь следующий старт, если такие планы сейчас есть?

— Да, конечно, хочется вернуться в Южную Африку. Я чётко осознаю, что, возможно, там таких же ярких побед у меня уже не будет, но тем не менее, пока для меня этот старт в приоритете. По разным причинам. В основном потому, что это шоссейный старт, а я люблю бег по асфальту и люблю ультрамарафоны. Таких гонок в мире практически нет. Или их очень мало, по крайней мере такого масштаба. Поэтому обязательно планирую вернуться.

Следующий старт по плану — Московский марафон. Правда, я ещё даже не приступала к пробежкам, но думаю, что успею более менее восстановиться. Конечно, бег на этом марафоне, скорее всего, будет не на результат. Просто хочется принять участие в масштабном беговом мероприятии в России, составить компанию спортсменам и самой насладиться этой беговой атмосферой.

Читайте далее: 10 самых быстрых в мире ультрамарафонцев 

Больше интересного о беге и триатлоне читайте в нашем Telegram-канале

Больше интересного о беге и триатлоне читайте в нашем Telegram-канале