Елена Седова, чемпионка России по бегу на 10 км, о жизни и тренировках профессионального бегуна

Елена Седова, чемпионка России по бегу на 10 км, о жизни и тренировках профессионального бегуна

"Марафонец" в Telegram, добавляйтесь!

Чемпионка России на дистанции 10 000 м Елена Седова на “десятке” в рамках Московского марафона-2018 буквально вырвала победу из рук конкуренток прямо перед финишной чертой и в третий раз подряд подтвердила свое первенство на этой трассе. О том, чего ей это стоило, а также о своей беговой подготовке и “небеговой” жизни Елена рассказала в интервью Екатерине Преображенской.

– Расскажи о забеге на 10 км на Московском марафоне – было тяжело? Погода сыграла свою роль? 

Погода была не очень – но она для всех одинаковая. Для меня же с самого начала было непросто: два предыдущих года я побеждала, и, конечно, ко мне было особое внимание на конференции и перед стартом – это психологически навешивает обязательства. Да и конкуренция в этом году была сильная: девчонок пять готовы были показать мощный результат. 

Мне изначально бежалось не очень хорошо, может, потому что волновалась. Но я держала темп, мы бежали в группе. Где-то за километр я отстала метров на 20 и уже подумала, что победе не быть. Оставалось 600 метров – и я сказала себе, что тут нужно пробовать ускориться, ведь уже финишная прямая. На этот момент Света Симакова уже убежала от Иры Сергеевой, а я начала доставать их. Обогнала Иру, бегу вторая, остается метров 400 – и тут я понимаю, что нагоняю Свету. Когда видишь глазами, что ты “съедаешь” человека, – это придает какие-то дополнительные силы. 

Я включила все свои внутренние резервы, и метров за 150 до финиша обогнала Свету – но отрабатывала до самой ленты, так как не знала, отстала Света или нет. Для меня это была тяжелая и очень эмоциональная победа, у меня были пробеги в августе и сентябре, и уже накопилась усталость. Но такой финиш дает непередаваемые эмоции!

– А сколько восстанавливаешься после таких стартов?

– Когда на максимум, то до полного восстановления дней десять. Несколько дней бегаю легкие кроссы, а на пятый – уже работы, ускорения. Мы с папой методом проб и экспериментов подобрали для меня оптимальную систему тренировок.

Тренером Елены с самого детства был ее отец Сергей Седов. Чтобы тренировать дочь, он специально устроился работать в спортивную школу – и до сих пор занимается подготовкой Елены.
Тренером Елены с самого детства был ее отец Сергей Седов. Чтобы тренировать дочь, он специально устроился работать в спортивную школу – и до сих пор занимается подготовкой Елены.

– Учить или тренировать собственного ребенка бывает непросто. Почему папа решил тренировать тебя сам, и какую роль это сыграло?

– Я из спортивной семьи, мама и папа у меня мастера спорта международного класса, но на меня никто не давил и не принуждал силой. Когда мне было 12, родители спросили, хочу ли я заниматься чем-то, и я выбрала бег. Тогда папа и взялся за меня. Но он никогда не прессинговал, наоборот, хотел избежать ошибки, которую тренеры допускают с многими юными легкоатлетами, когда слишком выматывают их в юности – из-за чего ребята “перегорают”. Может быть, поэтому я и не показывала особых результатов до старших классов. 

Профессионалы бегут, не замечая ничего вокруг. Любители могут улыбаться, хлопать, взаимодействовать со зрителями. Это меня очень вдохновляет и радует, я восхищаюсь ими.

– Как образ жизни такой спортивной семьи отличался от обычных семей?

– Конечно, круг общения состоял в основном из спортсменов. Но никогда не было такого, чтобы родители принуждали тренироваться или, например, смотреть Олимпиаду. Конечно, интересы почти все были спортивные, но это не значит, что разговоры были только про спорт.

– До старших классов у тебя не было серьезных побед. Когда и почему все поменялось? 

Во-первых, папа специально берег меня для более взрослого возраста – за это ему большое спасибо. Наверное, именно поэтому я до сих пор в спорте. Ну и после школы я сильно похудела, стандартная гормональная история для девочек. Плюс, после поступления в университет у меня появилась возможность тренироваться два раза в день – и через год работы я отобралась на первенство Европы по кроссу.

Правда, учиться Елена пошла вовсе не в физкультурный институт, ее первая специальность - инженер-экономист топливно-энергетической отрасли.
Правда, учиться Елена пошла вовсе не в физкультурный институт, ее первая специальность – инженер-экономист топливно-энергетической отрасли.

– Тренировки тогда резко поменялись?

– На первом курсе я начала три раза в неделю по утрам бегать зарядки, на втором курсе уже практически всегда тренировалась по два раза в день. На сборы первый раз я поехала в 2008 году в Киргизию. Папа не поехал, но у меня все равно план тренировок был свой: что-то делала с группой, что-то сама. Наверное, в итоге я тренировалась меньше всех. Эффект занятий на высоте не заставил себя ждать, и я действительно побежала быстрее. 

– Получается, папа тренировал тебя по своей авторской системе? 

– Мы с ним многое перепробовали. Начинали с классических трех работ в неделю, но потом поняли, что мне это слишком много. Добавляли зарядки, ОФП, ставили полный день отдыха или убирали отдых вовсе. Словом, подбирали то, что подходит именно мне. 

– А сейчас как тренируешься? По пульсу?

– Сейчас используем лактометр. Это происходит так: пробегаешь отрезок – и надо взять анализ не более, чем через одну минуту; тыкают тебе в палец, аппарат показывает уровень лактата – и на этот показатель ориентируемся. Если он выше, чем требуется, то уже не бегу быстрее или даже снижаю нагрузку. Пульсометр у меня тоже есть, конечно: я зарегистрирована в программе от сборной, и папа и несколько человек из сборной видят мои показатели на тренировках и могут анализировать их. 

– На какие показатели лактата ориентируетесь? Классические 4 ммоль?

– Мы год только потратили на то, чтобы определить эти значения для меня. Конечно, они близки к средним – например, при работе по 1000 м нужно, чтобы лактат был ближе к 4, хотя и 5 для меня нормально, а по 400 м – в районе 8. Но эти величины очень индивидуальны: могу пробежать темповую, а лактат будет 2,5.

– Ты тоже тренируешь?

– Да, я не стремлюсь делать себе рекламу, поэтому веду всего несколько человек. Даю им советы, объясняю, тоже смотрю пульс. Любители часто думают, что чем больше и быстрее будешь бегать – тем лучше; приходится разубеждать их в этом.

Мы с папой методом проб и экспериментов подобрали для меня оптимальную систему тренировок.

– Бег – вид спорта, где один старт собирает и профессионалов, и любителей. Как вообще профессионалы относятся к любителям? 

– Я наблюдаю за любительским движением, и это очень приятно, что люди получают удовольствие от бега. Профессионалы ведь бегут изо всех сил, не замечая ничего вокруг, терпя и полностью концентрируясь на процессе. А любители могут улыбаться, хлопать, смотреть вокруг, взаимодействовать со зрителями. Это меня очень вдохновляет и радует, я восхищаюсь ими.

– Среди любителей есть и те, что бегает, соревнуясь с самим собой, и тоже на трассе “страдает”…

– Таких меньшинство, и они молодцы, заслуживают огромного уважения. Но тут надо помнить, что нужно рассчитывать свои силы, нельзя надрывать себя – такое нередко бывает как раз среди любителей… Лучше немного недобегать, чем перебегать.

В 2016 году Елена неожиданно выступила на полной марафонской дистанции и даже попала в призы, заняв пятое место среди женщин.
В 2016 году Елена неожиданно выступила на полной марафонской дистанции и даже попала в призы, заняв пятое место среди женщин.

– Что касается расчета своих сил – расскажи о той истории с марафоном “Белые ночи”: почему ты тогда решила его бежать и не боялась ли надорваться? Как папа вообще это разрешил?

– Это было очень спонтанно. Был олимпийский год, я выполнила все нормативы – но нас не допустили на Олимпиаду. Меня даже не включили в олимпийскую сборную, так как я не стояла на пуле допинг-контроля, поэтому мне сразу сказали, что у меня шансов нет. И было чувство опустошения – я открыла календарь и выбрала ближайший старт после чемпионата на десятку. Это оказались “Белые ночи”. Тем более, Питер – родной город моей мамы; она прилетела меня поддержать.

Я настраивалась так, что у меня нет никаких обязательств, и, если что, я сойду. Я никак специально не готовилась, последнюю длительную вообще бегала в конце мая – километров 20. Но папа меня отпустил, даже поддержал меня. В итоге не готов оказался мой желудок – я раньше никогда не питалась на дистанции; на 38-м км свело желудок, и я остановилась. Но прямо перед этим проехала скорая, и я поняла, что мне придётся добираться до финиша самой – и добежать надо будет быстрее.

Последние 3 км я бежала 18 минут. Но в итоге даже в призовые места попала, какие-то деньги заработала.

– Если итоговое время на дистанции было 2:50, то какой же темп был до остановки?

– Я бежала не так быстро, первая половинка была за 1:20. Кстати после марафона у меня ноги побаливали немного, но не было никаких “отходняков”. Наверное, потому что последние 10 км бежала как заминку. Уже через три дня я продолжила тренировки.

– А не появилось желание еще марафоны побегать?

– Конечно же, хочется. Но у нас на марафонской дистанции достаточно сильная конкуренция, а бежать марафон и не зарабатывать этим – я не хочу. Наверное, пока не время – я себя берегу.

– Вообще бег – твой основной доход?

– Да, это моя профессия, которая приносит деньги. Сейчас за пробеги ставят хорошие призовые, например, на Московском или Новосибирском марафонах. Раньше было с этим сложнее, но года три назад это стало меняться.

– В заграничных стартах ты участвовала? Чем они отличаются?

– Если знаешь язык, то бегать за границей вполне комфортно. Я ездила в Европу с 2009 года – тогда организация пробегов там была на порядок лучше, чем в России. Только сейчас крупные старты у нас вышли на этот уровень. То же самое можно сказать и про поддержку болельщиков.

В сильно модных пробегах за границей я не участвовала, а в небольших – да. Приезжала на полтора-два месяца и бегала подряд много стартов в разных городах. Можно неплохо заработать.

– Как вообще организован этот процесс?

– Меня позвал побегать менеджер, он связался с моим папой. Мы сами снимали дом на пятерых, сами готовили, билеты тоже были за свой счет. Самый большой пробег я выиграла в Шербурге – приз был 1100 евро.

– Просто в удовольствие ты участвуешь в забегах? Или статус профессионального спортсмена не позволяет?

– Пару лет назад под Новый год в Новосибирске был старт в карнавальных костюмах и валенках, я в нем участвовала и бежала очень медленно.

– А если все же в кроссовках?

– Только если рядом с кем-то из друзей пробежать кусочек дистанции в качестве поддержки. А чтобы можно было тренировку совместить со стартом – такого последнее время не бывает.

Чтобы прогрессировать, нужно терпеть – без страдания прогресса не будет.

– Говоря о тренировках, как организован твой режим? Сколько дней отдыха? Какие объемы бегаешь? 

– Уже лет семь как мы перестали вообще использовать дни отдыха, так как после них мне тяжелее собраться. 8-12 км потрусить – мне так легче. Совсем без бега только те дни, когда, например, перелеты, и я вообще не успеваю. У меня не такие большие объемы – 160 км в неделю на загрузке, а так 145-150 км – и это при отсутствии дня полного отдыха.

– А силовые делаешь? 

– Мы с папой всегда делали много беговых упражнений и ОФП. Два раза в неделю силовая – но с небольшими весами: штанга + блинчики 5-10 кг.

– Как психология влияет на результат?

– Очень сильно. Неправильно настроишься – и старт провален. Можно, например, начать “стартовать с вечера” – ситуация, когда не можешь уснуть накануне забега. Можно тактически перебрать: быстро начать, и тогда к финишу ничего не сможешь сделать. Можно так распереживаться, что весь адреналин уйдет еще на разминке и на дистанцию его не хватит. Или соперница так посмотрит, что покажется, что она готова гораздо лучше тебя.

– Как ты с этим справляешься? 

– Мне лично зацикливаться нельзя – если я слишком много думаю о старте раньше времени, то энергия расходуется.

Елена Седова, чемпионка России по бегу на 10 км, о жизни и тренировках профессионального бегуна

– Когда дома тренируешься, какой распорядок дня?

– Например, в августе я дома активно готовлюсь к полумарафону им. Раевича. Спать ложусь до 12; в 8-8:30 встаю, завтракаю и сразу на первую тренировку. Поспать днем дома редко получается, но я стараюсь по возможности это делать. В обеденное время обычно какие-то дела и встречи, а потом уже вечерняя тренировка, часто она бывает смещена по времени.

Но графика я все равно стараюсь придерживаться. Конечно, дома устаешь больше, так как многое отвлекает, но совмещать с тренировками все же реально. Правда, иногда приходится отказываться от какого-то варианта времяпрепровождения, если он совсем не вписывается в тренировочный процесс.

У нас на марафонской дистанции достаточно сильная конкуренция, а бежать марафон и не зарабатывать этим – я не хочу.

– Где грань разумного страдания на тренировках?

– Чтобы прогрессировать, нужно терпеть – без страдания прогресса не будет. Но это не нужно делать все время. Лично я, если чувствую, что достигла предела усталости, тогда немного сокращаю вечернюю тренировку или не делаю растяжку после. Причем часто усталость именно психологическая – нервная система может не успевать переваривать такую нагрузку.

Кстати, это очень актуально для любителей, ведь у них есть еще и основная работа, семья, другие дела. А вот микротравмы терпеть вообще не нужно: если есть даже несильная боль, лучше заняться этой проблемой сразу – чтобы потом не приходилось лечиться и прерывать тренировки.

– Свою семью собираешься заводить? 

– Семья для меня имеет огромное значение. И я очень рада, что рядом есть человек, который полностью разделяет мои взгляды и стремления в сфере спорта и семейных ценностей. Поддержка близкого человека – это огромнейшая часть успеха.

– Какие планы и цели на ближайшее время?

– Чемпионат мира среди армейских клубов (я выступаю за ЦСКА), а потом – надежда на Олимпиаду.

фото: Московский марафон и из личного архива Елены Седовой