Главная Бег Биатлонисты сборной России о беговых тренировках, кроссовках и мотивации

Биатлонисты сборной России о беговых тренировках, кроссовках и мотивации

6602

Закончилось межсезонье у лыжников и биатлонистов – самое время готовиться к стартам, настраиваться на победы. Сегодня с нами члены сборной России по биатлону – Карим Халили, Александр Логинов и Ирина Казакевич. Поговорим о беговых тренировках, мотивации, спортивном беспределе и узнаем требования к кроссовкам.

Биатлонисты сборной России о беговых тренировках, кроссовках и мотивации

— Что вас больше всего мотивирует в период межсезонья? Тренер использует «кнут» или «пряник», чтобы не отлынивали?

Карим: Мотивация заключается в том, чтобы выйти на старт и стать лучшим. Никогда такого не было, чтобы меня приходилось подгонять и заставлять идти на тренировку. Чаще бывает наоборот, и тренеру приходится меня останавливать. Например, просит иногда заменить уличную тренировку в плохую погоду, не ходить под дождь.

Ирина: На самом деле у меня не было и нет проблем с мотивацией. Нет такого, чтобы заставлять себя. Порой на отдыхе ловишь себя на мысли, что чего-то не хватает… Ага, надо позаниматься! Но в целом постоянно что-то из физической нагрузки присутствует: тот же фитнес, йога, пилатес. Есть разнообразие, так что проблем с мотивацией не возникает. 

Но тренер иногда использует «кнут», когда не понимаешь с первого раза (смеётся), это он может! Присказки у него ещё есть, вроде стонешь уже на занятиях, а он: «Легко в столовой и дома на кровати» (смеётся). 

Александр: Наш спорт – это очень короткое мгновенье, и с каждым годом остаётся всё меньше времени для того, чтобы выступать и показывать достойные результаты.

Любой профессиональный спортсмен чётко понимает, для чего тренируется, и было бы странно, если ему вдруг понадобились бы кнут и пряник. Даже если кому-то хочется немного подольше поспать, то потом придётся побольше поработать.

— А у вас есть своя фраза, которая помогает «дожать» на тренировке или на дистанции?

Ирина: Обычно каким-то мысленным усилием себя заставляешь. Вспоминаешь, например, тренировки, где умирала просто, где было даже сложнее, чем сейчас на гонке. Говоришь себе: «Терпи, терпи до конца», – и это двигает вперёд. Бывает, садишься на спуске, выдыхаешь и выпускаешь какие-то эмоции… не буду говорить, как именно (смеётся).

Тренировочные планы к марафону и полумарафону. Скачайте и начните подготовку сегодня.

Карим: Надо подумать. Но мне кажется, здесь чаще мотивируют слова тренера на трассе. Когда борьба плотная, то на последних километрах слова могут подбодрить. Тренер крикнет, что ты проигрываешь секунду, это может завести – особенно если прозвучит достаточно громко и не очень цензурно (улыбается).

Александр: Это как во сне. Приснился сон – ещё помнишь, что было во сне, через пару часов уже практически всё забыл, а к вечеру уже и не вспомнишь. Вот у меня так и в гонке: прибегаешь, ещё есть воспоминания, а на следующий день уже и не помнишь.

— Как думаете, профессиональный спортсмен может творить беспредел, в хорошем смысле слова? Вот, скажем, Бьёрндален – беспредельщик, нельзя в 40 лет такие вещи делать, как он! Или всё-таки нет?

Александр: Ну да, это точно спортивный беспредел. Но мне почему-то кажется, что я не буду готов к такому беспределу – выступать до последнего. 

Карим: В принципе можно это назвать по-разному, беспредел или сумасшествие, но думаю, что профессиональный спортсмен должен быть именно таким.

Ирина: Если говорить в этом ключе – может, почему бы и нет.

— Есть какие-то пределы в биатлоне? Если сравнить с марафоном, то сейчас цель выбежать из двух часов достигнута – Элиуд Кипчоге это сделал в прошлом году, пусть и неофициально. Что-то похожее есть в вашем виде спорта?

Ирина: Каждый спортсмен, мне кажется, стремится к лучшему результату. Кроме того, это олимпийские медали, медали чемпионата мира и Большой хрустальный глобус.

Спортсмены, у которых есть медали Игр или чемпионата мира, естественно, стремятся к Большому хрустальному глобусу – это почётно. Особенно эта награда желанна, если на протяжении долгого времени его забирает один и тот же спортсмен – был Уле-Эйнар Бьёрндален, недавно был Мартен Фуркад, а сейчас Йоханнес Бё. 

У женщин немного попроще в этом плане: не было такого, чтобы на протяжении многих сезонов одна из гонщиц постоянно забирала трофей. Доротея Вирер, может быть? Сейчас интересно посмотреть, кто ей составит конкуренцию. Нет постоянного сильного лидера у женщин. Не каждый, конечно, может взять Кубок мира, но претенденток на него больше, чем у мужчин.

Александр: Даже не знаю, как сравнить биатлон с бегом в этом плане. Бьёрндален на протяжении нескольких лет показывал класс, увеличивал число побед, потом это делал Фуркад, а сейчас Йоханнес Бё. В нашем спорте всё-таки не временны́е рекорды, а титульные и количественные.

Карим: У нас таких временны́х рекордов нет, часто влияет погода и снег, от чего зависит скольжение, влияет рельеф трассы, потому что гонки в разных местах. Даже в одном месте может не получиться одно и то же время. Так что рекордов по времени нет.

Винтовки регламентированы по весу – легче 3,5 кг нельзя. Раньше было время, когда гнались за скорострельностью, но потом поняли, что качество стрельбы в приоритете, и сейчас единицы, кто стреляет быстрее среднего – обычно большинство лёжа тратит 30 секунд и стоя 24 секунды.

Биатлонисты сборной России о беговых тренировках, кроссовках и мотивации

— Раз мы о беспределе говорим: вы всё делаете по правилам во время подготовки или можете где-то что-то нарушить? 

Карим: В плане режима? Нет, я стараюсь не нарушать. В профессиональном спорте всё складывается из мелочей, и если ты хочешь выигрывать, нужно учитывать все мелочи, и дисциплина – не исключение.

Ирина: Бывает, что я нарушаю правила, не знаю, как другие. В плане тренировок нет: в дождь иногда лень, конечно, но всё равно заставляешь себя и выходишь отрабатывать. 

А так говорят, что все спортсмены должны соблюдать режим питания, придерживаться здоровой пищи. Но моя слабость – чипсы (смеётся), тут я могу нарушить режим, особенно когда приезжаю домой. Ещё бывает, что поздно засыпаешь из-за книги или фильма, иногда из-за общения с друзьями.

Александр: Стараюсь режим не нарушать. Ира с чипсами, конечно, – дикий беспредельщик! Я стараюсь чаще быть на связи с семьёй, иногда, бывает, разговариваем допоздна, и выспаться не удаётся. Качественного сна может не хватить.

Если считать чипсы беспределом, я тоже иногда могу себе их позволить и фастфуд. Нормально к этому отношусь, главное – не перед тренировкой или тем более гонкой.

— Можете честно сказать, знаете ли вы свой предел? 

Александр: Я думал об этом, пытаясь понять, когда хватит. Наверное, когда придёт понимание, что ты уже не можешь выжать максимум, не способен выкладываться в 65-70% гонок, вот тогда хватит. 

Карим: Нет, на данный момент я не чувствую в себе какого-то предела. Наоборот, у меня цель – найти свой предел, понять, где он. Но пока мысль такая: предела нет, и можно развиваться и стремиться к новому уровню, ставить новые задачи и постоянно поднимать планки, узнавать для себя, существует ли какой-то личный предел.

Ирина: Предела нет. И нет предела совершенству (смеётся).

— Вы азартны? Помогает ли азарт за пределами дистанции?

Ирина: Наверное, да, я скорее азартная. Есть чувство соперничества, могу с кем-то поспорить. Иногда меня азарт подстёгивает и на тренировках.

Карим: Да, я азартный. Но в повседневной жизни я не такой, как на трассе.

Александр: Нет, я вообще не азартный человек.

— Боитесь ли поражений? 

Александр: Я бы не сказал, что боюсь. Я умею проигрывать. Должно быть осознание того, что иногда такое бывает и так надо. Это не врождённое, но приобретённое умение, ведь не бывает так, что в жизни только одни победы.

Хотя у меня есть много знакомых, в том числе и старше меня, которые до сих пор не научились проигрывать. Видимо, даже со временем такому не могут научиться.

Ирина: Прямо страха нет. Я как-то не задумывалась. Даже если это происходит, нужно выносить какую-то пользу из проигрыша.

Карим: Нет, через это проходят все, даже великие спортсмены. В спорте без этого никуда, потому что это даёт толчок к развитию.

— Было такое, когда что-то казалось сложным, а потом вы такой – раз! – и добились? 

Карим: Первая мысль – это когда только начинал заниматься лыжами и смотрел биатлон, думал, как же тяжело пробиться в сборную! Это казалось просто нереальным, а сейчас я уже сам член сборной страны.

Ирина: Раньше сложно было представить, что можно попасть в сборную, потому что в ней были какие-то нереальные люди. Боги, а не люди. Вилухина, Ахатова, Зайцева.

Сейчас, кажется, попроще: команда омолаживается, костяк только формируется. И вроде ничего особенного не произошло, но раз – и ты в сборной.

Александр: Примеров, наверное, много должно быть. Помню, в детстве смотрел на старшего брата и его друзей, которые на турнике делали подъём с переворотом. А я ещё маленький был, и у меня, естественно, ничего не получалось.

И вот дядя сделал мне турник во дворе, и я три месяца учился делать подъём с переворотом, а к концу каникул делал уже 50 повторений. Но первый месяц я даже просто подтянуться не мог (смеётся).

— Вернёмся к межсезонью и подготовке. У вас очень много бега в тренировочном плане. Что проще выбрать – кроссовки или лыжные ботинки?

Карим: Лыжные ботинки, безусловно.

Александр: Лыжные ботинки чисто из-за того, что выбора меньше, а вот у кроссовок слишком много брендов, моделей, технологий и так далее. 

Ирина: Проще выбрать ботинки, конечно, там просто нет такого выбора моделей, нет разных вариантов жёсткости, мягкости. Ботинки попробовал – если подошли, то в них и выступаешь. А кроссовки – это постоянно что-то новое, дизайн, подошвы разные.

— Насколько серьёзно вы подходите к вопросу выбора беговой экипировки и кроссовок? Чего ждёте от беговой обуви в первую очередь?

Ирина: На самом деле кроссовки ­– это твои ноги, они тебя кормят. Обувь должна быть очень комфортная, даже в повседневной жизни. И для отдельных тренировок своя модель, своя пара для зала, стадиона, асфальта, кроссов. Для меня очень важен комфорт и чтобы ноги не уставали.

Александр: Дело в том, что я много бегаю и использую довольно много кроссовок. Поэтому долговечность важна, но не для меня, так скажем, хотя я стараюсь очень бережно относиться к беговой обуви. Но было бы обидно, если после 5-7 тренировок кроссовки бы приходили в негодность.

Кроме того, от кроссовок я жду лёгкости, хорошей анатомии для стопы (речь про колодку – прим. редактора) и компактности, хотя у меня 45-й размер ноги, поэтому сложно говорить про компактные размеры.

Карим: Кроссовки должны быть мягкими и не очень объёмными, чтобы они не выглядели, как галоши. Есть такие кроссы, которые надеваешь первый раз и понимаешь – твои, словно уже ходил в них не один год, с первого шага влюбляешься. Я ценю в беговой обуви комфорт.

— На дизайн при выборе кроссовок обращаете внимание? Предпочитаете нейтральные или яркие расцветки?

Карим: Обращаю внимание не на дизайн, а именно на цвета. Я предпочитаю яркие краски.

Александр: Абсолютно без разницы, могу позволить себе любые цвета. Вот, кстати, у женских моделей цветовая гамма обычно бывает намного интереснее, чем у мужских.

Ирина: У меня в основном неброские цвета, но есть и яркого цвета модели. Были у меня, например, салатовые кроссовки. А так я люблю светленькие расцветки – голубые или белые.

Биатлонисты сборной России о беговых тренировках, кроссовках и мотивации

— Как вам кроссовки 361°? Какая у вас модель? Какая любимая?

Карим: Всё, что я рассказал чуть раньше, как раз и относится к 361°. Это первый бренд, у которого ни в одной из моделей я не испытывал дискомфорта, а я попробовал уже больше пяти моделей.

Моя любимая модель – Taroko 2. Эти трейловые кроссовки отличаются лёгкостью, комфортом и устойчивостью. Я попробовал и понял – действительно крутые кроссовки, которые полюбились с первого шага.

Карим Халили выбирает для бездорожья кроссовки 361° Taroko 2.

Ирина: Очень сложно по названиям (смеётся). Моя любимая пара 361°– это марафонки, я в них хожу и в зал, и на стрельбище, и на стадион. Люблю лёгкие и компактные кроссовки.

Ещё в одной паре ходила в походы, в горы. Есть ещё пара для кроссов и разминки. Кстати, очень понравились Сашины полумарафонки.

Ирина Казакевич предпочитает максимально лёгкие кроссовки 361° Feisu.

Александр: По названиям моделей не ориентируюсь, но это касается вообще всех брендов. Могу по цвету описать. Вообще 361° – интересные кроссовки, и из всех моих пар больше всего понравились полумарафонки.

Ну а ещё видел марафонки Иры Казакевич – очень компактные, ничего лишнего, это классно. Очень понравились, жаль размеры у нас разные! (смеётся)

Александр Логинов использует кроссовки 361° Pacer для темповых работ.

С биатлонистами сборной общался Владимир Болотин, Run&Roll.