Тренировочные планы подготовки к марафону и полумарафону

Здравствуйте! Это подкаст «Марафонец». Меня зовут Костя Фомин, и сегодня у нас очень крутой гость. Если честно, я до сих пор не смог разобраться, как такая хрупкая, миниатюрная и безумно улыбчивая девушка смогла пробежать за сутки 247 км! Тут либо фокус, либо чудо. Ну или 3-й вариант – попробуем с этим разобраться все вместе. Итак, в гостях у меня сегодня рекордсменка России в беге на 24 часа Ирина Масанова.

Ирина, здравствуй. Очень приятно встретиться с тобой, пусть и не лично, но лично тебя поймать будет, наверное, достаточно проблемно. Насколько я знаю, ты только-только вернулась из Берлина, где Элиуд Кипчоге установил новый мировой рекорд в марафонском беге. А как у тебя прошел этот забег?

Здравствуй, Кость. Забег прошёл замечательно, на эмоциях, было отличное настроение. Наверное, это даже был лучший марафон в моей жизни

Какое время ты показала?

3:17. При том, что я пробежала 43 км, потому что приходилось очень много маневрировать. Для меня это личник. Я вообще марафоны обычно не бегаю, так что подобный результат был для меня настоящим открытием, что я могу так быстро бегать.

Как тебе в целом Берлинский марафон, как организация?

Фантастическое событие! Настоящий праздник, не соревновательный, конечно, я говорю как человек, стартовавший из толпы. Но всё было сделано идеально, у меня даже мысли нет на что-то жаловаться. Это понятно, организаторы годами оттачивали такое мастерство проведения мероприятия, где каждая деталь продумана просто от и до. Хотелось бы, чтобы и у нас были такие же старты.

Всё для организации массовых спортивных мероприятий

А у нас сейчас есть хотя бы что-то близкое к Берлинскому марафону?

Поеду на Московский, посмотрим, сравним (смеётся).

А почему так получилось? Ты не планировала его бежать?

Да, не планировала. В плане организации не всё мне там нравится. Я уже бежала два года назад – так себе было. Хотя не могу сейчас точно сказать, что было не так. Не знаю, возможно, это только моё личное отношение, мне хотелось большего, а я этого не получила. Но вот сейчас поеду, посмотрю, будет, о чём поговорить. Мне вообще больше нравится питерский марафон – он более организованный, более душевный, что ли.

Тренировочные планы подготовки к марафону и полумарафону

На марафоне что играет для тебя более важную роль: организация или атмосфера?

Важно и то, и другое. Если атмосфера супер – можно закрыть глаза на какие-то косяки организации. А если организация отлажена идеально, то это уже само по себе создаёт нужную атмосферу. В прошлом году я бежала марафон в Мюнхене, там была невероятная, почти сказочная атмосфера, возможно, какие-то недочёты и случались, но общее ощущение в целом очень позитивное.

Так получилось, что у меня оба заграничных старта – на немецкой земле. И пока я просто в восторге от Германии (смеётся).

Но, может быть, у них просто само беговое сообщество немножко иное, нежели у нас –  в плане людей, которые собрались на этом старте, и поэтому такая атмосфера создается. А организаторы только эту атмосферу подпитывают.

Я не знаю. Мне кажется, у нас в России не хватает опыта с организацией таких мероприятий. Но беговое движение всё равно растёт, развивается, атмосфера всегда позитивная, и, надеюсь, скоро мы увидим улучшения по части организации, повышение общего уровня забегов. А пока имеем то, что имеем.

А вообще я хотел поговорить с тобой не про это. А про суточный забег «Самоопределение», где ты уже поставила рекорд, пробежав 247 км за 24 часа. Я, конечно же, поздравляю тебя с победой! И хочу спросить – как так-то? Ты же всего 4 года занимаешься! Да и такая цифра – это новый рекорд для России. Как же это произошло?

Я сама себе этот вопрос задаю до сих пор. Не знаю, честно (смеётся). Как я понимаю, самое главное – это не заморачиваться на результате, не гнать себя с самого старта. То есть, конечно, можно думать и о забеге, и о возможной победе, но не надо слишком сильно себя накручивать. Лишние мысли мешают. Так что я с самого начала не думала ни о чём, особенно о рекорде (смеётся). Но, конечно, под конец уже пришлось работать, потому что там уже стало понятно, что вот он рекорд и нужно добежать во что бы то ни стало. А главную роль как раз сыграло то, что я с самого начала не упиралась, не ставила себе жёстких рамок.

Подкаст № 20. Ирина Масанова, чемпионка России по суточному бегу:

А ты до этого каким-нибудь видом спорта занималась?

В пятом классе я год занималась каратэ. И это довольно сильно повлияло на развитие меня, как человека. До этого я была маленькая, забитая девочка. И так получилось, что на соревнованиях соперница ударила мне ногой по лицу и разбила в кровь губу. Судьи хотели остановить бой, но в этот момент во мне что-то переключилось, и я закричала: «Нет! Продолжаем!» (смеётся). Тогда я и почувствовала в себе эти бойцовские качества, которые не позволяют сдаваться, ведут до конца, — и они до сих пор со мной, идут через всю жизнь. Сейчас, например, я в беге ни за что не сдаюсь, что бы там ни случилось, иду до самого конца.

Вот ты и дошла до конца. Скажи, пожалуйста, а какой километр в этом забеге был для тебя самый тяжёлый? Где, на каком этапе ты почувствовала, что уже всё?

Это было за полтора часа до финиша. Я очень устала и психологически, и физически, что уж там. У меня всё болело, ноги не поднимались, голова не соображала. Я понимала, что уже побила свой прошлогодний рекорд – и как бы куда ещё стремиться-то, к чему? Столько времени бежать в темпе… Уже и мышцы дают о себе знать, и сухожилия, и связки. И вот, честно скажу, если бы мне не попались в тот момент доблестные мужчины (смеётся), если бы они меня не поддержали, если бы я за них не уцепилась, как за спасительную соломинку – наверняка не смогла бы так много пробежать.

Сначала меня подхватил Егор Желтышев. Какое-то время мы с ним поболтали. Потом появился Андрей Тиханович. С ним мы уже бежали и болтали до самого финиша. Я его попросила отвлекать меня разговорами, чтобы не думать, сколько там ещё километров впереди, — просто бежишь, ножки переставляешь потихонечку, разговариваешь, вроде и не так тяжело.

Так что, пожалуй, этот момент и был тем самым переломным. Дальше уже бежалось более-менее. Правда, начались проблемы с дыхалкой, не хватало воздуха. Мне говорили, чтобы я расслабилась, опустила руки, подышала – а руки так сводило, что я просто не могла их опустить, бежала и бежала в одной позе. Конечно, были мысли, чтобы остановиться, ведь прошлогодний рекорд уже побит, но воля к победе не давала покоя (смеётся). Так что в конце пришлось даже ускориться, чтобы пробежать именно 247 км.

А что было сложнее: физическая или моральная составляющая? Мне кажется, этот забег был вдвойне тяжёлым – челночным. Так что далось сложнее всего?

На самом деле, это трудно сказать. Скорее, даже сам забег был не так сложен, как моральные терзания после него. Конечно, суточный бег очень опустошает, но пока ты бежишь – ты об этом не думаешь. Да, ты знаешь, что у тебя впереди ещё много километров, что постоянно этот разворот неприятный на одну и ту же ногу, и она потом отзывается болью, но в целом это просто обычное соревнование. Долгое и нудное, 24 часа, но всё-таки. Ведь ты и десятку можешь бежать и думать, что там ещё 8 км впереди, например. Здесь в какой-то момент нужно просто отключить голову. Ну или включить, когда нужно ускориться, оторваться от соперника и сделать себе запас в километраже, — тут важно стратегическое мышление.

А вот на следующий день или даже через неделю уже очень сильно накрывает. Я, например, не понимаю до сих пор, как я могла показать такой результат, почему так получилось, у меня же артроз, у меня же нога больная, я не должна была справиться. Вот муж всё-таки верит в меня больше, чем я сама в себя. 

Ты проводишь какие-то специальные тренировки? Бегаешь челноком туда-сюда на стадионе?

Да, я сейчас много бегаю на стадионе, наматываю круги, тренирую выносливость. То есть, грубо говоря, я спокойно могу бежать 5-6 часов по кругу. Конечно, гораздо проще было бы организовать тренировку на местности, убежать куда-нибудь в соседний населённый пункт, посмотреть достопримечательности по дороге, — но я себя готовлю к тому, что придётся долгое время бежать по стадиону. Поэтому тренировки у меня вот такие, по шесть часов в одну сторону на круге 400 м. Я хочу сама себе доказать, что я могу это сделать, что это нормально, что когда я побегу на соревнованиях, у меня не будет ощущения усталости и задолбанности этими бесконечными кругами.

И потом – я довольно спокойно к этому отношусь, потому что в принципе люблю монотонную работу. Мне, например, нравится вязать. А ещё я немного творческий человек, всё время о чём-нибудь размышляю, что-то придумываю. Конечно, большая часть мыслей там на бегу и остаётся (смеётся), я не успеваю их записывать, но всё равно это очень помогает на дистанции – разгружает, отключает голову, ты уже не думаешь о том, что ты устал или сколько километров ещё впереди, ты просто бежишь и наслаждаешься процессом.

Подкаст № 20. Ирина Масанова, чемпионка России по суточному бегу:

Я знаю, что у каждого, кто занимается суточным бегом, есть команда поддержки на дистанции. Расскажи о своей команде. Кто в ней был, чем помогали?

Тут так интересно получилось, что когда я бежала сутки первый раз, мне во всём помогал муж. А так как он знает меня очень хорошо, то и работа у нас была очень слаженная. В этот раз я не собиралась ставить никаких рекордов, поэтому мужа с собой не взяла. Мне помогала девочка из бегового клуба RRUNS, очень самоотверженная девочка, выручала не только меня, но и других бегунов, и также всю ночь с нами не спала и очень устала.

Поддержка на дистанции крайне важна. У меня был список, на каком круге и что именно мне надо подать. И вот она мне подавала всё, что было нужно, в тот момент, когда это было нужно. Если собираешься показать серьёзный результат, без такой помощи не обойтись. Бывало и такое, что у меня по расписанию каша, и мне её подносят, а я такая: «Нафиг кашу, дай банан!» И моя помощница без слов подавала мне банан, не возмущалась и не уговаривала, просто делала то, о чём я просила.

Если бы я была одна, я бы много времени потеряла на то, чтобы самой что-то найти, взять, приготовить. Конечно, когда идёшь на рекорд, нужна команда. В следующий раз я возьму с собой хотя бы двух человек, чтобы они могли сменять друг друга и отдыхать. Потому что и физически, и психологически это очень тяжело – целые сутки быть на ногах, подавать бегуну еду, поддерживать его.

Мне всегда было интересно, сколько люди теряют килограмм за время суточного забега. Вот ты, например, сколько потеряла?

В прошлом году около 5 кг. А в этом я даже не взвешивалась. Я довольно сильно похудела после Эльтона, ну и решила не переживать по этому поводу – есть всё, что хочется, жить в своё удовольствие (смеётся). Поэтому я даже не знаю, сколько я весила до суточника и сколько после. Но, конечно, потеря килограммов заметна, это и кости начинают кое-где торчать, и кожа обвисает в разных местах (смеётся).

А до этого у тебя был какой-нибудь пробный забег на 24 часа?

Их всего два было: в прошлом году чемпионат России и в этом году. А все остальные соревнования – самые обычные. Тот же Эльтон, те же GRUT’овские сотки. Перед первыми сутками я не бегала больше 12 часов.

Получается, пробежала 12 и подумала – а почему бы и 24 не сделать?

Ой, 24 часа – это была прямо моя мечта. Когда я пробежала свой первый полумарафон (это было в ноябре 2014), у меня в блоге появилась запись, что я надеюсь, когда-нибудь сделать суточник. В моём тогдашнем понимании это было так: ты с утра встал, побежал, потом в середине дня перекусил, побежал дальше, потом отдохнул, ещё раз поел, ну и на завтра куда-нибудь добежал (смеётся).

И вот эта мечта меня не отпускала-не отпускала, и я всё-таки решила попробовать. Зарегистрировалась сразу на чемпионат России. Интересно было посмотреть, что из этого выйдет.

А как проходила твоя подготовка к суточнику в этом году? Я, например, знаю, что чемпион прошлого года Юрий Галкин тренируется даже ночью. Мы с ним в одном районе живём, я как-то еду ночью, смотрю – а он бегает. Потом в Страву зашёл, увидел, что он за эту ночь набегал 60 км. А ты выполняешь какие-то специальные тренировки?

В прошлом году перед сутками я зарегистрировалась на кубок России на 100 км, который проходил в Крылатском. Он был ночной, начинался в 10 вечера, и я тогда подумала, что это будет отличной подготовкой. А в этом году таких забегов не было. Хотя вот тот же Эльтон начинался тоже ночью. И по правде говоря, это был для меня главный старт сезона, я больше ничего не собиралась бежать на результат. И до последнего вообще не была уверена, стоит ли мне бежать сутки. Мне казалось, что я недостаточно хорошо подготовлена, что в этом году я гораздо больше халтурила по сравнению с прошлым, что вот же тут ещё и GRUT близко, и я ещё не полностью восстановлюсь. Словом, сомневалась до последних дней и только за две недели до старта решила, что уже точно еду. Ни на какой рекорд не рассчитывала, думала пробежать километров 200-210 и всё.

А какой у тебя вообще годовой объем? Я слышал, что за июль ты набегала около 1000 км, это правда?

Примерно 1100. В прошлом году у меня объём был 8300. В этом – уже больше 6000, хотя я, честно говоря, не отслеживаю точно.

Ну, у тебя ещё есть время обогнать себя прошлогоднюю.

Да (смеётся). Хотя я и обещала так много больше не бегать.

Кому обещала?

Мужу, себе, беговому сообществу. У меня в этом году челлендж: в 2018-м пробежать 2018 км. В прошлом году было так же, только я пробежала в 4 раза больше, чем надо (смеётся). И потом уже решила поменьше себя напрягать. Этот год начался тяжело, была травма колена, я не бегала три недели. И думала, что это даже хорошо – я ведь хотела бегать поменьше. А потом в феврале попала на сборы в Кисловодск – и понеслось.

А что ты делала три недели, пока болело колено?

У меня обычный тренировочный день – это два-три часа. Бегать я не могла, поэтому ходила на эллипсоиде то же самое время. У меня болела боковая связка колена, а тут она вообще не напрягалась. Это, конечно, не беговая нагрузка, но хоть какая-то. Плюс ещё три раза в неделю посещала бассейн.

То есть ты, помимо бега, еще занимаешься оздоровительным плаванием?

Я это называю скорее восстановлением. Плавать я особо не умею, во всяком случае, быстро плавать. Так, сочинским брассом (сочинский брасс – стиль плавания неподготовленных триатлетов – прим.ред.). Но в принципе по нормам ГТО, которые я специально смотрела, золотой значок я делаю.

Значит, ещё немножко, и ты сможешь пойти в ультратриатлон?

Может быть. Вообще-то у меня есть старенький велосипед, и я думаю, что после 40 можно попробовать триатлон. Но не сейчас, я ещё не всё сделала в беге.

Подкаст № 20. Ирина Масанова, чемпионка России по суточному бегу:

Но ты уже сделала очень много! Предыдущий рекорд суточника держался целых 20 лет! И вот, пожалуйста. Слушай, а как ты вообще пришла в суточный бег?

Да вот так и пришла. Просто стало интересно, что там. А чем длиннее дистанция, тем более уверенной я себя чувствую. На коротких стартах я не умею выкладываться, физиологии не хватает или что. Вот последний марафон я пробежала за 3:17, для меня это очень быстро. Я весь последний год так быстро не бегала, у меня и тренировок-то таких скоростных не бывает. А на длинных дистанциях чувствую себя очень хорошо. Там уже народ и устаёт, и отваливается, а я всё ещё бегу, полна сил, отлично себя чувствую. Есть у меня какой-то внутренний моторчик, резерв, который позволяет бежать очень долго. И если посмотреть статистику этого суточника, у меня там скорость особо не падала. Не многие марафонцы так смогут.

Сейчас для меня сутки – это оптимальный старт. Я пробежала половинку, потом марафон, потом сотку и поняла, что могу и дальше, могу больше. И вот пока 24 часа для меня идеальны. Многодневные гонки я не рассматриваю, просто не понимаю, зачем мне это надо. А в суточном беге ещё есть, куда стремиться. Например, мировой рекорд не побит (смеётся).

А в чём интерес для тебя в суточном беге?

Попробовать свои силы, доказать себе, что я могу, проверить свой организм. Оказалось, что могу, а в этом году – даже что очень хорошо могу (смеётся). Более того, после финиша у меня ещё даже остались силы, я где-то километр прошагала. То есть, думаю, мне можно было всыпать ремня на дистанции, чтобы я бежала быстрее и ещё выше подняла планку рекорда (смеётся).

Конечно, я ещё не всё сделала. Хочется отобраться на мировой чемпионат или на Европу и вот там выложиться полностью, побить рекорд или хотя бы приблизиться к нему.

Насколько я знаю, чтобы отобраться в сборную, надо за сутки пробежать 210 км, а ты показала результат 247 км. Это вполне себе международный уровень! Как думаешь, ВФЛА почешется, чтобы вывести тебя на международные старты?

Сложный вопрос. Это, скорее, касается политики.

Ну почему. Вот взять того же самого Ринаса. Он долго писал, просил, и его допустили к международным стартам. Может, и тебе помогут.

Может быть, я не знаю, но пока я об этом не думаю. Да, мне бы хотелось, чтобы они почесались, чтобы дело сдвинулось с мёртвой точки. Но вот я сейчас не вижу от нашего минспорта никаких особых плюшек или бонусов. Например, мне бы хотелось, как члену сборной, чтобы мне оплатили дорогу до старта или минимальное проживание. Потому что если не мне, то кому? А они говорят: «Девушка, вы кто вообще? Мы вас не знаем». Так что пока всё тихо и глухо. Надеюсь только, что установление нового рекорда хоть как-то подтолкнёт наше минспорта и ВФЛА на путь заявления о себе во всём мире. Я не конкретно про себя сейчас говорю, я про нашу страну. Нам это нужно, у нас есть люди, который могут показать прекрасный результат – а мы сидим в России и никуда не можем вылезти.

Знаешь, когда тебе, побившей 20-летний рекорд, говорят «Девушка, вы кто?», возникает ощущение, что эти люди находятся не там, где должны находиться.

Они говорят всегда одно и то же – что это не олимпийская дисциплина.

И что теперь? Давайте не будем развивать неолимпийские виды спорта?

Получается, что так.

Это какой-то ужас. Хорошо, давай оставим этот вопрос на их совести. А меня вот ещё что интересует: у тебя есть тренер?

В заявке на кубок России я написала, что есть. А председатель комиссии у меня тогда спросил, что это я такое имела в виду, у меня же нет никакого тренера. А я его написала, чтобы получать какие-то бонусы, чтобы мне хоть кто-то что-то начал выплачивать, чтобы не говорили «девушка, вы кто?». Так что у нас с ним такой негласный договор… Это вообще можно говорить или нет? (смеётся)

У нас можно говорить всё, что угодно. Главное, чтобы тебе самой не было потом больно или обидно. Так что ты подумай, прежде чем что-то сказать, если посчитаешь это нужным. Но если что – я это потом вырежу.

У нас сейчас так: если вы хотите получить звание, если хотите разряд, если ждёте каких-то плюшек типа оплаты расходов на дорогу, — у вас должен быть официальный тренер. Планы я пишу себе сама и тренируюсь тоже сама по себе. Но мне во многом помогает Георгий Владимирович Горошанский. Это что касается обследований в физдиспансере, коммуникаций с администрацией, также он мне даёт советы по восстановлению. То есть, скажем так, он мой наставник. И хотя тренируюсь я сама, у меня есть человек, который за мной присматривает.

Я надеюсь, что наше сотрудничество взаимоблагоприятное. Потому что и ему выгодно воспитывать спортсмена высокого уровня, и мне можно решать через него все бумажные вопросы. Да и опять же, у Гольшанского есть ребята уровня МСМК, и когда ты говоришь: «Я тренируюсь у него» — это придаёт словам определённый вес и значительность. 

Не знаю, можно ли назвать его моим тренером. Скорее, менеджером. Но так как должности менеджера у нас нет, то давай назовём его тренером.

Кстати, я знаю, что и ты занимаешься тренерской деятельностью. Скажи, ты готовишь исключительно к длинным забегам?

На самом деле я только начинаю этим заниматься, у меня пока немного учеников. Есть и совсем новички, есть и те, кто готовится к ультре, в начале октября появятся ещё несколько человек. Я получила образование тренера, но опыта мне ещё не хватает.

То есть, обратиться к тебе может абсолютно любой? А я могу у тебя тренироваться? Сколько это будет стоить, какой план мне будет нужен?

Ученики у меня из разных городов России, так что обучение проводится онлайн. Я всё время в сети, всё время на связи, стараюсь максимально быстро отвечать на вопросы и давать рекомендации, если в них возникла надобность. Потому что считаю, что если я взялась кем-то руководить, кого-то вести к цели, то я должна всегда быть на подхвате, оперативно отвечать и разруливать проблемы. Не хочется, чтобы люди переживали, нервничали и часами ждали ответа.

Отсюда вытекает вопрос: всё-таки в России можно жить и зарабатывать бегом, или ты ещё где-то работаешь?

Я не работаю, у меня работает муж, он же и является моим спонсором. И когда я где-то побеждаю, я всегда говорю ему, что если бы не его поддержка, я бы ничего этого не добилась. Даже на Эльтон бы выехать не смогла. Так что сейчас могу сказать, что бег не приносит такого дохода, какой мне бы хотелось, в нашей стране проблематично жить только бегом – даже для спортсменов такого уровня, как я.

Один из последних вопросов. От чего ты бежишь? Один из участников подкаста сказал, что от инфаркта. А ты?

Бегать я начала от того, что устала сидеть дома. Мне нужно было куда-то выйти, мне нужно было чем-то занять голову, освободиться от бытовых проблем, от детей, которые меня замучили, от работы (я ещё в то время работала). А потом я поняла, что я бегу не от чего-то, а к чему-то. Что у меня есть цель, и я хочу её достичь, и ради неё я пойду на улицу в -30, в дождь и град.

Конечно, утром выходного дня я просыпаюсь и не хочу тренироваться. У меня тут любимый муж рядом, хочется просто валяться до обеда и ничего не делать. Но я напоминаю себе, что если буду валяться – то никогда не стану тем, кем хочу стать. Встаю и иду на тренировку.

Этот рекорд, эти 247 км просто выбили меня из колеи (смеётся). Предыдущее достижение Елены Реут 242 км – висело у меня в голове, и я думала, что когда-нибудь я его обязательно побью. Но до этого планировалось ещё несколько лет. А вот теперь есть рекорд 247 – и его побить сложнее, чем 242.

Я работаю над собой, над своим телом. Я хочу сделать то, чего до меня не делал ещё никто, хочу в чём-то быть совершенством. Наверное, это звучит эгоистично и нескромно, но мне бы хотелось стать чемпионом мира.

Многие, наверное, не знают, какой сейчас мировой рекорд? И кому он принадлежит?

Патриция Березновская, польская спортсменка, в прошлом году установила мировой рекорд в суточном беге. Она показала результат почти 260 км. Очень высокая планка, конечно. Но Патриции 42 года, а мне всего 34, у меня ещё всё впереди (смеётся).

Я желаю тебе удачи. Я желаю, чтобы ты побила мировой рекорд и чтобы ВФЛА наконец-то зашевелилась и вывела нас на мировой уровень.

Спасибо.

Ирин, у нас есть традиция – мы не отпускаем своих гостей, пока они не пройдут суперспринт. Это серия из 5 вопросов, на которые ты можешь отвечать, как угодно. Готова?

Да.

Суточный бег или дистанция покороче?

Суточник.

Беговые кроссовки или туфли на каблуке?

Кроссовки (смеётся).

Каким видом спорта ты могла бы заменить бег?

Вело.

Бороться до конца, финишировать с плохим временем – или поберечь себя до следующего старта?

Бороться до конца.

Ну и последний вопрос. Человек, который тебя вдохновляет?

Ой, их много. Это как минимум Скотт Джурек и Патриция Березновская. А главное – Элиуд Кипчоге. Им невозможно не восхищаться, он творит что-то невозможное!

Такое же невозможное, как и ты в суточном беге для женщин. Ирин, мы аудиоподкаст, и мы завершаем программу любимой песней нашего героя. Расскажи, какая у тебя любимая песня и почему ты выбрала именно её.

Тоже сложный вопрос. Особо любимых песен у меня нет, но могу назвать ту, что когда-то мотивировала меня на бег. Когда я вышла на свою первую пробежку, звучала эта песня – Алекс Клэр «Too Close». И с тех пор всё время, когда я её слышу, я думаю про бег.

Спасибо тебе большое за этот созвон. Было очень интересно и познавательно. Для меня суточный бег – это что-то запредельное и нереальное. А вот такие результаты, как у тебя, даже в мире показывают единицы. Я просто восхищён!

Спасибо (улыбается).

В общем, это не фокусы и не чудо, это упорные, монотонные и регулярные тренировки привели Ирину к чемпионству и рекорду России в суточном беге. Невероятно и, конечно же, очень-очень круто. А у нас на подходе следующий эпизод подкаста. Будь к нам ближе, подписывайся на подкаст «Марафонец» на Sound Cloud и iTunes подкаст. А также не забудь оформить бесплатную подписку на журнал. Это был Костя Фомин. Адьёс!

Читайте по теме: