Главная Соревнования Отчеты Живые горы: отчёт об ультрамарафоне Salomon Wild Trail

Живые горы: отчёт об ультрамарафоне Salomon Wild Trail

1939

Наш читатель Георгий Иванов стал участником ультрамарафона Salomon Wild Trail, который прошёл в середине сентября на Красной Поляне, и рассказал о своих впечатлениях и размышлениях об этом старте.

wild-trail-otchet

Пройдя ультрамарафон в Калужской области, я понял, что длительный бег – определённо моё. Это больше, чем работа тела. Это “добровольное жертвоприношение”, испытание, проверка себя. По ходу преодоления дистанции соперники превращаются в приятелей, друзей, а затем и в сострадальцев. На ультра всё это обострено до предела, а после финиша нет проигравших и победивших, наверное, поэтому сейчас бег и обретает популярность. Но мне хочется рассказать о большем, чем борьба и самопреодоление.

"Марафонец" есть и в Телеграм. Присоединяйтесь!

С возрастом, вопреки желанию сохранить, мы лишь теряем возможность видеть и мыслить трезво, обрастая различными фильтрами восприятия. С годами всё реже приходит ощущение открытости миру и людям. Так много в словах “не тянуть груз”, “забыть прошлое”. Мы проходим испытания, выносим из этого урок, но зачем же в памяти сохраняются исходные события?

Как правило, человек может значительно больше, чем думает о себе. Но нельзя сравнивать себя с кем-то. Ты ведёшь бой с собой. Когда ты пытаешься сравнить себя с кем-то, то жизнь обязательно преподаст тебе урок. Ты должен становится лучше, чем был сам, а не лучше, чем кто-то.

Я нашёл в своём беговом хобби инструмент, позволяющий мыслить и видеть трезво. Как врачу мне стали понятны механизмы, что запускаются в нашем теле, когда мы бежим. Вопреки былым теориям, нервные клетки восстанавливаются, а многие болезни отступают. И если не говорить долго, то главнейший механизм – трата энергии. Как из учебника – можно заполнить лишь пустой сосуд.

В данном разрезе, в контексте психологии, бег позволяет потратить энергию, дабы перестать поддерживать фильтры восприятия. Как признаются многие ульрамарафонцы, на дистанции ты переживаешь смерть и заново рождаешься.

Давайте сконцентрируемся на самом ультратрейле, а всё вышесказанное пусть будет небольшим вступлением, и излитые мысли пусть зародят больше вопросов и сомнений, чем дадут ответы и готовые решения. Когда-нибудь мы с вами вернемся к затронутой тематике.

фото: Никита Царёв/ vk.com/salomonwildtrail
фото: Никита Царёв/ vk.com/salomonwildtrail

Это был мой отпуск, и я решил провести его в Сочи, где я ни разу не был, а заодно и попробовать себя в формате горных ультратрейлов. До забега я проводил тренировки с отработкой подъёмов и спусков, уделял большое внимание длительному бегу на низком пульсе, а в качестве адаптационной тренировки прошёл 40-45 км по пересечённой местности со спусками, подъёмами и ограничением в питании, гидратации. А затем отдыхал 14 дней, что очень хорошо сказалось на самочувствии во время ультратрейла.

Я произвёл расчёт питания и подготовил экипировку, за что выражаю огромную благодарность супруге Ольге Ивановой и родителям, Виктории и Вадиму Беньковским. Морально меня поддерживали мой духовный гуру Эдуард Прокофьев и единомышленники Татьяна Шархун и Антон Терновой.

Ты должен становится лучше, чем был сам, а не лучше, чем кто-то

Курорт “Роза Хутор” поразил меня своей красотой. Отправившись в путешествие на автомобиле, мне было приятно смотреть на приближающиеся из-за горизонта горы, верхушки которых местами были покрыты снегом, а некоторые находились в облаках, больше похожих на дымку. Горы – настоящие, живые, неизведанные мной, по которым предстояло бежать, идти, карабкаться и что-то обрести. Предвкушение захватывало дух и вызывало трепет в пересмешку с животным страхом где-то внутри.

Организаторы забега отработали все моменты на высшем уровне. Участие в сертифицированном ITRAзабеге обходится дороже, чем обычно, но окупается сторицей при возникновении форс-мажорных обстоятельств. Организаторы предлагали различные варианты участия – от 3 км до ультра 124 км.

К сожалению, варианты с дистанциями были специфические: в индивидуальном зачёте – 27 км и ультра 124 км, что не так интересно, ведь многие хотели попробовать себя на дистанции в промежутке 50-80 км. Также был вариант участия в эстафете, где каждому участнику был предложен свой отрезок в 45, 50 или 27 км.

Мне не удалось найти команду и пришлось стартовать на ультрамарафоне. Я понимал, что, возможно, сойду, ведь тяжесть этого испытания – все 6 звёзд ITRA!

После паста-пати (как же без любимой углеводной загрузки!) и тщательной проверки снаряжения я вышел в зону старта, где познакомился с Николаем, который так же отважился на 124 км. Пока находился в ожидании старта, я стал невольным свидетелем инструктажа волонтёров, участвовавшим в осмотре снаряжения на дистанцию, и был удивлён профессионализму подхода к своей работе. Приятно, когда понимаешь, что даже в мелочах каждый из сопровождающих нас от старта до финиша делает своё дело с полной отдачей и ответственным отношением.

salomon-wild-trail-otchet

Стартовав, мы стали преодолевать дистанцию. Бежалось легко. С учётом неполной акклиматизации (всего 6 дней на высоте 1100 метров над уровнем моря) я чувствовал запас сил. Правильная раскладка питания позволила пройти так называемую “стену” относительно просто. В сравнении с первым ультрамарафоном, этот давался мне легко, и я стал бежать уверенно, пытаясь снимать интересные моменты на камеру. Вот тут и начались события, говорящие о том, что, даже чувствуя силу, расслабляться нельзя.

После первого крутого, но не затяжного подъёма в горку я решил вновь достать камеру и снять красивый участок ночной трассы, но у меня не получалось. Начался спуск, и я отвлёкся, повернул голову, пытаясь понять, что мешает в кармане, и тут же зацепился ногой и упал.

Пока падал, успел немного поджать руки и ноги. В итоге отделался, как мне показалось, лёгким испугом. Меня тут же подхватил товарищ, справился, всё ли у меня в порядке, и, особо не разглядывая себя, я продолжил. Забежал, а затем и спустился с горы Ачишхо.

тяжесть этого испытания – все 6 звёзд ITRA!

На дистанции оказалось, что моя подготовка несколько сильнее, чем у товарища. Я пытался подбадривать его, окликая по имени. И как только я допускал в голове мысль, что я сильнее и могу бежать быстрее – тут же немного запинался или спотыкался. Мне как будто кто-то таким образом давал понять, что я должен преодолевать себя, а не испытывать чувство гордости. Как только я понял это, ситуация поменялась: бег стал ровным и практически безошибочным.

Я стал убегать вперёд, оставшись в одиночестве. Оказавшись на вершине, я понял, что потерял свою экшен-камеру, но отпустил эту мысль, думая, что это может быть платой за что-то… и практически сразу получил подтверждение своим мыслям.

Один из камней курумника недалеко от обрыва потерял подо мной равновесие, и я поехал вниз, сумев зацепится лишь ладонью. Склон крутой, и мне было уже практически невмоготу, как кто-то схватил меня за руку и вытянул, помогая встать. Оглянувшись, я никого не увидел, хотя явно чувствовал то, что произошло.

Можно искать различные объяснения произошедшему – от мистики и утверждения, что горы живые, до свойств психики. Таким образом маскировать скрытые возможности и резервы нашего организма. Я ещё сам не до конца разобрался в этом вопросе, да и не разберусь скорее всего. Ведь находясь в гипоксии, гиповолемии, гипогликемии и под воздействием сильного стресса, мало ли что и как я мог истолковать. Но этот случай навсегда врезался в мою память, и я понял, что горы “приняли” меня.

Оказавшись внизу, в конце первой петли я осмотрел себя и оказалось, что небольшой разрыв одежды таил под собой длинную и глубокую рану, дном которой являлось продольно рассечённое сухожилие надколенника. Естественно, продолжать с такой травмой было бы глупо, но я не расстраивался. Силы как физические, так и психические были, ну а нашедшаяся на следующий день на трассе потерянная камера лишь дала мне понять, что я сделал правильные выводы по тем “знакам”, какими со мной говорила природа и горы.

горы приняли меня

Снявшись с дистанции, я оказался DNF на ультрамарафоне, но благодаря сертифицированной трассе, я не получил DNF на самом забеге, а заработал медаль за эстафету, за первую петлю (ITRA 3 звезды), оказавшись при этом 28-м из 98 участников (46 ultra и 48 relay), что для моей второй в жизни ультра и первой в жизни горной ультра я считаю хорошим показателем.

И в конце я хочу обратить внимание на уникальное отношение участников друг к другу. По дороге неизвестный тебе человек становится как никогда близок. Но мы все разные, и запас сил также разный, и в итоге, бегая в одиночку, понимаешь, что меняющиеся попутчики напоминают тебе персонажей, что, как калейдоскоп, появлялись вокруг главного героя фильма “Форрест Гамп”. Каждый, преодолевающий ультра, чувствует это. Это незабываемо и уникально.