Стельки Natch
Стельки Natch

Это снова мы. Привет всем любителям спорта! Мы – это Костя Фомин и 6й эпизод подкаста «Марафонец». Сразу скажу – он станет для меня очень непростым, а всё потому, что я приготовил огромное количество вопросов. Хотя точно знаю, что задать их все просто не успею. Надеюсь, что будет вторая часть подкаста именно с этим гостем. Этот лид записан ещё до встречи с ним, и если я не успею задать вопрос, задайте его вы (где-нибудь в соцсетях): ответил ли ему на открытое письмо остеопат Луи из Франции, который посоветовал русской бегунье Татьяне неправильные кроссовки для естественного бега. Надеюсь, что вы знаете эту прикольную историю.

Кстати, термин «естественный бег» принадлежит нашему сегодняшнему гостю. А ещё он – МСМК по лёгкой атлетике, экс-рекордсмен России в марафонском беге, действующий рекордсмен марафона Comrades, участник Олимпийских Игр и тренер по бегу. Это всё Леонид Швецов.

Подписаться на подкаст «Марафонец» в SoundCloud и iTunes

Леонид, здравствуйте. Доброго вам утра! Очень рад нашей встрече.

Доброе утро, Константин. Я тоже рад поделиться всем, чем смогу.

В Москве сейчас 9.00. Большинство людей ещё в пути на работу, кто-то спит. Во сколько вы просыпаетесь и начинаете свой день?

Примерно в 5.30. А если совсем поздно лёг (где-то после 23.00), то переставляю будильник на 6 утра. Это время – пока не проснулись дети – я использую для того, чтобы решить какие-то неотложные дела: задачи с дистанционными учениками, это если я что-то обещал, а с вечера не сделал, либо просто что-то запустить в работу (статьи, к примеру). Позаниматься лёгкой зарядкой. Сегодня у супруги день рождения, и мы с утра вышли на тридцать минут погулять в темноте с собакой.

Здорово! Тогда от всего проекта «Марафонец» поздравьте Вашу жену с днём рождения, пожелайте ей всего самого хорошего и здоровья!

Всё для организации массовых спортивных мероприятий

Спасибо.

А во сколько тогда заканчивается Ваш день?

Стараюсь, чтобы в 22.00 уже выключался свет. Потому что, как я говорю ученикам и вообще всем, кто меня слушает, самый лучший сон – это сон между десятью часами вечера и двумя часами ночи. И если на фронте говорят, что год – за два или за три, то вот этот период как раз даёт час за два. То есть, семь часов с десяти до пяти – это совсем не то же самое, что семь часов с полуночи до 7.00.

Как Вы относитесь к дневному сну?

Тренировочные планы подготовки к марафону и полумарафону

Раньше считалось, что он для взрослых неэффективен. Сейчас различные практики, в первую очередь западный корпоративный мир, показали, что кратковременные периоды сна, 30-40 минут, так называемый cat nap (кошачий сон), очень помогает улучшить продуктивность. Особенно это хорошо для тех, кто, как и я, работает из дома. В корпоративном мире одной из первых такую особенность ввела компания Microsoft. У них есть специальные релаксационные комнаты, где стоят шезлонги с откидными спинками, — человек может прийти туда и отдохнуть. Впрочем, до Microsoft это уже начинали использовать японцы. Очень неординарный народ, почти что другая планета. Прошу прощения за такое лирическое отступление.

Я считаю, что если у человека напряжённая умственная деятельность, то таким образом можно хорошо поднять продуктивность во второй половине дня. Кстати говоря, профессиональные спортсмены, находясь на сборах, тоже практикуют этот дневной сон, причём некоторые могут залечь на пару часов. Я считаю, что это уже перебор. Когда я сам был профессиональным спортсменом, я днём укладывался с книгой – и если меня клонило в сон, я убирал книгу и засыпал.

quotes-2

Cамый лучший сон – это сон между десятью часами вечера и двумя часами ночи. Cемь часов с десяти до пяти – это совсем не то же самое, что семь часов с полуночи до 7.00.

quotes-2

Я читал в одном интервью, что Вы рекомендуете при подготовке к марафону один, а лучше два дня отдыха от бега. А у Вас есть такие дни, когда Вы отдыхаете от работы? То есть, не занимаетесь тренировками, посвящаете всё время семье, или походу по магазинам, или чему-то такому?

Походы по магазинам могут быть в любой день, если что-то нужно – то мы едем вечером после работы. А что касается лично моего времени – некоторое время назад, буквально год, я работал хоть по нескольку часов, но каждый день. Сейчас такого нет. Я говорю себе: «В воскресенье я не работаю совсем». Все дети дома, не учатся, — и мы идём в кино, потому что с утра в кинотеатрах меньше народу и билеты дешевле. Летом можно на Волгу поехать или к бабушке на дачу.

Подкаст № 6. Леонид Швецов: "Я проповедник правильного бега"

Вы сейчас бегаете или полностью ушли в тренерскую работу?

Если появляется возможность, я бегу. Пусть даже 30-40 минут. Несмотря на то, что я такой проповедник правильного бега, со мной тоже случаются казусы. Вот сейчас немного заболело колено, — и даже если оно позволяет бежать, я рискую усугубить ситуацию, поэтому в такие моменты лучше не тренироваться. А в целом у меня получается бегать 3-4 раза в неделю. Если тренироваться не для соревнований, не для профессиональных или любительских стартов, а для себя, то раз шесть в неделю можно, главное, чтобы не слишком долго.

Если же человек готовится к забегу – например, хочет улучшить результат или просто у него первый марафон, — тогда тренировки должны быть более структурированные, и день или два дня отдыха как раз позволяют переварить существенную нагрузку (а она у каждого человека своя) и получить желаемый результат на старте. Задача тренировочного процесса – не загрузить себя до умопомрачения, а потом торжественно выложить это в своём аккаунте, — а получить наилучший эффект.

Когда я работаю с людьми индивидуально и чувствую, что человек загрузился, я могу изменить тренировку на восстановительную вместо тяжёлой или даже дать день отдыха. И когда люди тренируются у нас по групповой программе, где план один на всех, а мы отвечаем на вопросы, — если человек пишет, что с ним сегодня что-то не так и лучше бы пропустить тренировку, я отвечаю, что да, целесообразнее будет снизить интенсивность тренировки или просто отдохнуть. Также бывают ситуации, когда тренировка пропускается не по причине состояния здоровья, а из-за работы. Командировки какие-то однодневные или поздно закончился рабочий день. Некоторые люди – максималисты, они стараются за следующие дни наверстать упущенное. В этом случае спокойный аэробный бег в первой-второй пульсовой зоне ещё допустим, а вот впихивать серьёзную интенсивную тренировку уже не надо. Тренировочный процесс – это всё равно что маятник: нагрузка – восстановление – нагрузка – восстановление. А если у вас будет нагрузка – нагрузка – нагрузка, очень легко получить перетренированность, а это совсем не то, ради чего человек занимается.

Моя тренировка – это 30-40 минут. Если вижу какой-то подъём, могу остановиться и побегать кругом этого участка. Вообще бег по холмам очень полезен для сердечно-сосудистой системы и для опорно-двигательного аппарата. Главное, чтобы не переусердствовать. Я люблю беговые упражнения как отдельные элементы техники бега, они либо развивают те мышцы, которые выполняют движения, либо отдельные двигательные навыки.

В том году я участвовал в двух забегах – один трейловый в сентябре и марафон в Венеции в конце октября. Даже когда я к ним готовился, я не особо напрягался, мне просто нравилось бежать. И я убеждаю в этом всех – занимайтесь бегом ради возможности бежать.

quotes-2

Если человек готовится к забегу – например, хочет улучшить результат или просто у него первый марафон, — тогда тренировки должны быть более структурированные, и день или два дня отдыха как раз позволяют переварить существенную нагрузку и получить желаемый результат на старте. Задача тренировочного процесса – не загрузить себя до умопомрачения, а потом торжественно выложить это в своём аккаунте, — а получить наилучший эффект.  

quotes-2

Леонид, а в какой момент Вы поняли, что пора закругляться с профессиональной беговой карьерой?

Достигнув возраста 38-39 лет, когда большинство спортсменов, бегающих длинные дистанции, заканчивают, я всё равно думал, что ещё лет несколько я побегаю. И для тех, кто не знает, скажу, что именно в этом возрасте я дважды бежал ультрамарафон Comrades, побеждал с большим отрывом и с оптимизмом смотрел в будущее. Когда мне исполнилось 40, я приехал на очередной Comrades с целью победить – и не только не выиграл, заняв второе место, мне ещё очень тяжело дался этот забег, особенно последние 15 километров. Опять заболело прооперированное колено. Я почувствовал груз своего возраста. Добежал до финиша, сел, развязал шнурки кроссовок и подумал, что это всё.

И эта мысль крутилась у меня в голове во время полёта домой, все 10 часов – короткие перелёты от Йоханнесбурга до Франкфурта, потом в Россию, до Саратова. В общем, когда я добрался до дома, я уже принял решение. Три года спустя был ещё такой неожиданный для меня всплеск – мой бывший агент уговорил меня ещё раз стартовать на Comrades, я провёл полугодовую тренировку с примерно половиной того объёма, который был для меня привычен ранее. И занял пятое место. Возраст 40 лет (2009г.) я считаю окончанием своей профессиональной беговой карьеры.

Подкаст № 6. Леонид Швецов: "Я проповедник правильного бега"

Всё остальное – это любительские старты, которыми я, кстати, наслаждаюсь не меньше. Было очень приятно сделать трейловый забег в Саратовской области – очень красивые места на побережье Волги, холмы, буераки… Трасса была 38 км, я бежал со своим учеником, — и мы закрыли дистанцию за 6 часов, потому что много шли. Но я просто тащился от процесса, мне нравится спокойный бег, как раньше нравилось выкладываться. Смотрю сейчас разные ролики на YouTube – те старты, о которых я знал из книжек, Олимпийские забеги 60-70х годов, то, что раньше было недоступно, — смотрю, и такой: «Наверное, я мог сделать что-то ещё» (смеётся).

Но Вы и так много сделали на самом деле. Если вспомнить 1997 год – Вы на марафоне установили национальный рекорд России, который продержался 10 лет: 2 часа 9 минут 16 секунд. И отсюда вопрос: Леонид, что Вы почувствовали, когда Ваш ученик Алексей Соколов побил этот рекорд, закрыв дистанцию за 2:09:07?

Когда Алексей показал это время и потом прилетел к себе домой, в Питер, он позвонил мне – и его одной из первых фраз была: «Ты, наверное, на меня злишься, да?» А я сказал, что вовсе я не злюсь, у меня даже мысли такой не появлялось. Да, было лёгкое сожаление – но всё-таки мой рекорд простоял 10,5 лет. А ведь все рекорды рано или поздно бьются, — и я горд, что это сделал именно мой ученик, тот, кого я сам тренировал. Более того, я добавил, что зол сам на себя: с того 1997 года у меня два раза была возможность улучшить свой результат. Но в первый раз не сложились обстоятельства, был сильный ветер, да и «зайцы» бежали очень быстро (на 2:07). И у меня был выбор: либо я сбавлю, побегу в своём темпе и буду бороться с ветром – либо я побегу в группе, но более быстро. Я выбрал второй вариант – и поплатился за это в конце. 2:10. Не реализовал ту форму, в которой был.

quotes-2

Тренировочный процесс – это всё равно что маятник: нагрузка – восстановление – нагрузка – восстановление. А если у вас будет нагрузка – нагрузка – нагрузка, очень легко получить перетренированность, а это совсем не то, ради чего человек занимается.  

quotes-2

А второй случай был совсем анекдотичный. Мне пришлось забегать в кусты по известному делу – и я финишировал за 2:09:32. Не хватило всего 16 секунд до своего рекорда. Вот то, что вызывало у меня сожаление. А когда Лёша пробежал 2:09:07, многие бегуны подумали, что в Дублине быстрая трасса и поехали туда за высокими результатами. Да я сам бежал эту трассу в 2008 году – совсем она не лёгкая, очень холмистая. И если бы Лёша бежал по действительно быстрой трассе (Берлин, Франкфурт), он бы финишировал минимум на пол-минуты быстрее. Но в спорте сослагательное наклонение неприменимо – поэтому как пробежал, так и пробежал. Он молодец.

Другой мой ученик, Дмитрий Сафронов, завоевал бронзовую медаль на Чемпионате Европы в Барселоне. Пробежал за 2:38. Мог бы улучшить свой результат, но мы бегаем марафон всего 2-3 раза в год – ему немножко не повезло, зато он оставил свой след в виде бронзовой медали.

Как Вы относитесь к фразе Искандера Ядгарова, что 2:20 для мужчины на марафоне – это детский результат? И столь слабый норматив не достоин звания Мастера спорта.

Я могу привести такой пример. Мой первый марафон пришёлся на 1991 год – это был последний чемпионат СССР. В СССР выезжали только на Чемпионат мира, или Чемпионат Европы, или Олимпийские игры. На остальные мероприятия могли ехать только приближенные к руководству страны спортсмены. Поэтому все-все-все марафонцы выступали весной на Чемпионате СССР, а осенью на Кубке СССР. В одном из таких стартов я пробежал за 2:19:47 и занял 44е место. То есть, вот столько людей в этот день пробежали по нормативу Мастера спорта в СССР. В тот год был установлен рекорд страны, он принадлежал Якову Толстикову – 2:17 на Лондонском марафоне. Он выиграл этот марафон.

quotes-2

Я убеждаю в этом всех – занимайтесь бегом ради возможности бежать.  

quotes-2

Когда Советский Союз распался, некоторое время нормативом МС было 2:22. И один успешный тренер из Ульяновска сказал такую фразу: «Сделайте уж 2:30, тогда и я пробегу». А ему тогда уже за 60 было. Впрочем, 2:20 – это, пожалуй, более лёгкий результат, чем 14 мин. на «пятёрке». Но для любителей это всё равно очень высоко.

Подкаст № 6. Леонид Швецов: "Я проповедник правильного бега"

Но ведь Искандер как раз относится к любителям.

Я с ним лично не знаком, но могу сказать такую вещь, что американские бегуны 70х годов были такие же любители, японцы тоже что-то там работают по три часа в день. Не хочу за спиной у человека голословно говорить, но до меня доходят сведения, что и Искандер примерно так же работает. Он большой молодец, что достиг таких результатов, у него, видимо, очень хорошие природные данные, я вовсе не призываю его бросить работу и тренироваться – но отзываться столь неблагозвучно о тех, кто посвящает этому делу большую часть своей жизни, я бы не стал.

Когда в 90е годы я перешёл на марафон, стал тренироваться, ездить на сборы, в то время очень многие ребята не работали, посвящая себя чисто тренировкам и получая какую-то стипендию или зарплату за свою деятельность. Они бежали чуть из 2:20, старались, не всегда грамотно тренировались – перерабатывали и т.д. Это не вина их тренера, а вина групповой тренировки. Я в принципе против групповой тренировки. Когда 2-3 человека – ещё нормально, и то если они примерно равны по физической форме. Но 5 или 10 – уже нет. Сегодня один себя лучше чувствует, завтра другой, и в итоге все перерабатывают.

quotes-2

Смотрю сейчас разные ролики на YouTube – те старты, о которых я знал из книжек, Олимпийские забеги 60-70х годов, то, что раньше было недоступно, — смотрю, и такой: «Наверное, я мог сделать что-то ещё».   

quotes-2

Когда некоторые жалуются, что им не с кем бегать, я говорю, что я практически всю жизнь бегал один. Иногда, конечно, с кем-то, иногда без никого, но такого, чтобы всё-всё-всё изо дня в день делать с кем-то – такого не было.

Возвращаясь к вопросу о нормативе. Ну, можно сделать 2:18, хотя это очень высокий результат. Вот почему после распада СССР нормативы МС оставили прежними, хотя уровень результатов в мире вырос? Потому что подняли «международников». Страна разделилась, многие сильные бегуны отпали. Украинцы всегда хорошо бегали, в Прибалтике было несколько человек, белорусы опять же… Все мы стали отдельными народами, как ни прискорбно, конкуренция упала. Сейчас мы в изоляции – политической и спортивной – и фактически все сильные спортсмены должны быть на Чемпионате страны. И всё равно результаты низкие. Имею в виду их плотность. Со временем 2:20 можно быть в восьмёрке или в пятёрке.

Я разговаривал с директором Волгоградского марафона, ему городские власти дали добро на прокладку комфортной трассы, и он надеется, что ребята покажут, на что они способны.

Желаю успеха Искандеру в его начинаниях и обещаниях. Сейчас такая тенденция есть – заявить на весь мир о своих планах, пообещать то-то и то-то, а если не смог – ну, как в том анекдоте про лошадь: «Ну не смогла я!» И что, что не смог? Самое главное – пообещал, заявил о себе, что он великий, хоть пока им и не стал.

А как вообще в 2018м году в России будут обстоять дела с лёгкой атлетикой, как Вы считаете?

Лет 5-6 назад наш саратовский манеж с круговой дорожкой представлял из себя жалкое зрелище. Я приводил дочку на тренировки и видел, что занимается от силы одна пятая от тех, кто тренировался в моё время. У нас даже разделяли тренировки по времени для старших и младших. А тут были все подряд, — и очень мало. Сейчас, по крайней мере, по Саратову очень выросло и количество занимающихся детей, и уровень их результатов. Чемпионат области среди юношей в забеге на 3000 м выиграл парень-триатлет. Но всё равно это хорошо. Я надеюсь, то же самое происходит и в стране.

quotes-2

В спорте сослагательное наклонение неприменимо – поэтому как пробежал, так и пробежал.  

quotes-2

Конечно, большую отрицательную роль играет дисквалификация федерации лёгкой атлетики. Потому что тот молодёжный резерв (18-23 года) не видит перед собой перспектив. А перспективы помимо спорта должны быть ещё и коммерческими. Это нормально, это часть нашей жизни. А теперь мы этого лишены, и неизвестно, когда получим обратно. Конечно, это обескураживает. В таком возрасте люди стоят на перепутье: им надо решить – либо они посвящают свою молодость спорту с возможностью чего-то достигнуть, либо они уходят и занимаются чем-то другим. Потому что сейчас очень высокий темп жизни – и потеря двух-трёх лет в любой из областей может быть критичной.

К сожалению, это зависит не от ребят. Они и рады стараться, но сами ни на что повлиять не могут. Я знаю нескольких людей в руководстве, которые пытаются исправить ситуацию, но им выкручивают руки те, кто за рубежом. Я всё-таки надеюсь, что лёд тронется, да он и уже трогается. Вот с Зимней Олимпиадой мы получили ещё одну оплеуху.

Вы дважды входили в состав Олимпийской сборной России…

Трижды. Из-за разногласий с тренером я был лишён возможности участия в Олимпиаде в Сиднее, причём произошло это за два дня до отъезда. Это было сделано очень вероломно, в телефонном разговоре. Он буквально позвонил мне и сказал: «Ты не едешь!» Может быть, если бы наш областной министр спорта срочно сел на самолёт и привёз в Москву конверт с деньгами, тогда я бы поехал. Но что случилось, то случилось. И я очень рад, что 4 года спустя, после серьёзной травмы и операции на колене, я смог выполнить нормативы и занять лидирующую позицию в своей стране. Пусть не вошёл в восьмёрку сильнейших на самой Олимпиаде, но достиг серьёзных результатов в таком возрасте, когда многие уже не попадают на ОИ в принципе.

А Вы в составе Олимпийской сборной России сталкивались с допингом?

Тут надо понимать, что если кто-то это и делал, то делал секретно. Вспомните случай с Ю.Степановой, когда подруги откровенничали в раздевалке. Тут должна быть очень высокая степень доверия, потому что человек фактически признаётся в нарушении закона.

quotes-2

Конечно, большую отрицательную роль играет дисквалификация федерации лёгкой атлетики. Потому что тот молодёжный резерв (18-23 года) не видит перед собой перспектив. А перспективы помимо спорта должны быть ещё и коммерческими. Это нормально, это часть нашей жизни. А теперь мы этого лишены, и неизвестно, когда получим обратно. Конечно, это обескураживает.  

quotes-2

Я жил в Америке 5,5 лет и был географически изолирован от многих спортсменов. Сразу скажу, что такого я не видел. И про наших могу сказать, что если кто-то у кого за спиной говорит: «Да он там принимает» — нет, он не принимает. Не знаете человека – не говорите. Понятное дело, кого поймали – того поймали, и отрицать, говорить, что ничего не было – глупо. Это вина не российского спорта, а советского, что ещё с 70х годов пошло. Сейчас идёт полемика в разных сферах деятельности насчёт того, надо ли ехать на Олимпиаду под нейтральным флагом или не надо. Да конечно, надо! Спортсмен – он сам у себя и сам за себя, даже в командном виде спорта. А ещё нужно, чтобы мир увидел красивую борьбу. Конечно, круто, когда поднимается флаг, и мы слышим гимн, — но и без этого мы знаем, что на пьедестале наши спортсмены. Весь мир знает. Надо ехать и доказывать, что мы можем.

Когда я уже уехал из Америки, были обвинения в мой адрес, что я ввозил запрещённые препараты, снабжал кого-то. Из этого раздули большую историю, она 2-3 недели покружилась в умах людей, о ней поговорили – а потом она лопнула, как мыльный пузырь, потому что была надуманна. Журналист, который писал статью об этом на целый разворот журнала, просто отрабатывал свои деньги. Он перед этим позвонил мне, мы пообщались по скайпу больше двух часов, он задавал много вопросов, я не прятался, отвечал на все, приводил примеры, объясняющие мою позицию. Он всё выслушал, покивал, а написал всё равно по-своему. Что-то вроде «Леонид всё отрицает».

Я не так давно говорил с одним очень сильным ультрамарафонцем (и по совместительству тренером). Он сказал, что вести дистанционные тренировки не может и не хочет, потому что считает их малоэффективными. Для того, чтобы вести свой тренерский процесс, нужно видеть, что делает твой подопечный и как он это делает. А как дела с этим обстоят у Вас?

Я могу подтвердить слова этого человека. Правильнее всего тренировать человека, если вы с ним рядом находитесь. Одна из причин, почему я больше не работаю с профессионалами… Один у меня остался, но с ним мы будем тренироваться до тех пор, пока он не закончит свою спортивную карьеру. Это Хенрик Шост, поляк. Других не беру, хотя обращений было много. Потому что своего подопечного надо видеть. Когда мы говорим о любителях, то имеем в виду, что на дворе уже XXI век, а это значит, что можно общаться с человеком бесплатно и безлимитно, а также получать объективную информацию с различных устройств (пульсометров с датчиками высоты, скорости, пульса и других показателей). А, и ещё видео. Есть же специальные приложения для анализа видео техники бега. Конечно, невозможно на 100% компенсировать физическое присутствие тренера. Для тех, кто живёт в Москве, у меня есть замечательный человек, мой друг и ученик, — я отправляю их к нему. Начинаются тренировки, позже он сообщает мне, где какие слабые места есть, и я корректирую акценты тренировочных заданий.

Сейчас складывается такая ситуация, что и «верхи» хотят, и «низы» не против. Думаем об открытии филиалов нашей Школы бега в российских городах. Будем предоставлять свои методические наработки и в плане тренировочного процесса, и с точки зрения взаимодействия с занимающимися спортсменами.

Желаю Вам удачи! А вообще как вы планируете беговые цели со своими учениками? Они говорят о своих пожеланиях, и Вы составляете план или даёте какие-то рекомендации: когда бежать, что бежать и для чего бежать.

В первую очередь я ориентируюсь на пожелания спортсмена. Чего он хочет? Чаще всего это конкретный старт. На втором месте – какой-то определённый результат. И во втором случае я помогаю выбрать забег. Мы учитываем трассу, климат и интерес самого спортсмена. У меня есть ученик, который хочет квалифицироваться на Бостонский марафон. Он очень сильный спортсмен – сделал несколько немыслимых ультрамарафонов под моим руководством, закрыл дистанцию Ironman. А теперь выбрал норматив на Бостон. И мы с ним подобрали малоизвестный марафон в Малаге. Он пробежал там в декабре, выполнил этот норматив.

quotes-2

Сейчас идёт полемика в разных сферах деятельности насчёт того, надо ли ехать на Олимпиаду под нейтральным флагом или не надо. Да конечно, надо! Спортсмен – он сам у себя и сам за себя, даже в командном виде спорта. А ещё нужно, чтобы мир увидел красивую борьбу. Конечно, круто, когда поднимается флаг, и мы слышим гимн, — но и без этого мы знаем, что на пьедестале наши спортсмены. Весь мир знает. Надо ехать и доказывать, что мы можем.  

quotes-2

И есть случаи, когда у человека слишком завышены ожидания от себя. В таком случае я стараюсь опустить его на землю и говорю, что для выполнения такой цели потребуется больше времени, чем вы сейчас рассчитываете. «Вы не можете» я никогда не говорю. Я говорю: «Вы сможете, но не прямо сейчас. Сейчас, с нынешней формой, велик риск подорвать здоровье». А если человеку очень – прямо кровь из носу – надо сейчас, я рекомендую работать без меня.

С чего нужно начинать бегуну-любителю? Например, пришёл он в бег в 2018м году – и вот какие три момента он должен учесть, чтобы построить свой беговой график на весь год?

Во-первых, ему необходимо сделать оценку функционального состояния, провериться у врачей или сделать лабораторные исследования. В больших городах сейчас есть такая возможность. Если нет – тогда просто функциональные пробы, чтобы выяснить, насколько возможно погрузиться в любительский спорт. То есть, не с целью поддержать здоровье или похудеть, а с какими-то спортивными намётками. Например, пробежать марафон без времени. Обследование у врачей очень важно. У окулиста…

А почему?

Спорт – если мы говорим не об оздоровительном беге – это всё-таки напряжённая деятельность. На самом деле, всего 0,5% людей выслушивают от окулиста, что им лучше бы сократить беговые нагрузки, но всё-таки это есть. Самое главное – это сердце. Обязательно сделайте ЭКГ в состоянии покоя и в состоянии нагрузки на сердце – таким образом выявится потенциальная опасность, если она есть. И, разумеется, чем больше возраст, тем тщательнее нужно оценивать риски. Вот и всё.

Второе – это постановка целей. Цели должны быть одновременно реалистичные и амбициозные. Амбициозные – чтобы было куда стремиться. Конечно, можно и с температурой 38 пробежать марафон, чтобы потом получить комментарии вроде «Круто, молодец» либо (в том числе и я бы так сказал): «Очень зря!» Марафон с температурой – это не очень умно. Надеюсь всё-таки, что здравомыслящих людей станет больше.

Подкаст № 6. Леонид Швецов: "Я проповедник правильного бега"

Леонид, Вы являетесь одним из самых ярых продвиженцев бестравматической техники бега в России, некоторые называют это «естественным бегом». Скажите, всем ли он может подойти или есть какие-то нюансы?

Здесь самое главное – это стаж. Если человек бегает года три и не слишком часто травмируется, его можно перепрограммировать (смеётся). Но это займёт много времени, и человек просто может не захотеть посвящать целый год изменению техники бега.

Во-вторых, не факт, что это пойдёт на пользу. Связочно-суставной аппарат за несколько лет уже адаптировался под такую технику. Если нет травм, требующих хирургического вмешательства, то нет и смысла что-то менять. Одна из причин травматизма бегунов – отсутствие баланса и координации, то есть, когда человек устаёт, его слабые места начинают проявлять себя в виде нестабильных движений, когда идёт максимальная нагрузка на опорно-двигательный аппарат. Всё должно быть стабильно. Если идут боковые колебания, незаметные непрофессиональному глазу, — то это всегда напряжение, воспаление, микро-нарывы. Если у человека не получается добиться такой техники, которую я пропагандирую, то и пусть. Но если он укрепил себя, укрепил возможность удерживаться на опоре в момент максимальной нагрузки, то это уже большой шаг вперёд.

Кстати, бег на месте – это идеальный вариант естественного бега. Бегая на месте, человек никогда не поставит ногу с пятки. Нет, он может, конечно, это сделать, но это будет очень неудобно и очень неестественно. Сейчас призыв ко всем: когда выйдете на тренировку, попробуйте побежать на месте, а потом из этого положения переместите свой центр тяжести вперёд, не наклоняя плечи, — и вы побежите гораздо более естественно.

Если же человек ещё только начинает бегать, и у него нет этих «порочных» нервно-мышечных связей, то разумнее будет сразу делать себе хорошую технику бега. Она всё равно не будет универсальной для всех – у нас у всех разная длина ног и другие критерии индивидуальности, — но говорить о том, что бежать с пятки безопасно для любого бегуна – это, по меньшей мере, недальновидно.

Как возник термин «естественный бег». Может быть, он существовал и раньше, я его не встречал. Он появился, когда я переводил книгу Дэнни Эбшира «Natural running». У слова natural есть ещё значение «природный», но природный бег звучит как-то странно. И мы с издателем остановились на термине «естественный бег».

То есть, термин принадлежит Вам? Вы его ввели в русское беговое сообщество?

Думаю, что я. Потому что раньше я его не слышал. Но что значит «естественный бег»? Когда мне задают такой вопрос, я отвечаю: «Какое состояние у человека самое естественное? Это в костюме Адама и Евы». Человечество зародилось в тёплом климатическом поясе, где одежда особо была не нужна. В Европе человек надевал на себя шкуры убитых животных и ноги также защищал кожей. Но обуви в строгом смысле слова очень долго не было. Несколько сотен тысяч лет. Предки современной обуви появились меньше двух тысяч лет назад. Даже в древней Греции и Древнем Риме солдаты были обуты в нехитрые сандалии – подошва и тесёмочки. То есть, когда человек бегал, его ногу ничего не защищало. Можно сказать, что он бежал босиком, хотя и был обут. Именно под такую технику бега сформировалась наша анатомия, которая обеспечивает бестравматичность бега. Большую часть своего эволюционного процесса человек бежал – загонял мамонта, или ловил птицу, или удирал от кого-то. И тот, кто травмировался – не выживал и не оставлял потомства. Это закон природы. Это не я придумал и не Чарльз Дарвин. Скорее всего, Господь Бог под названием Природа.

quotes-2

Одна из причин травматизма бегунов – отсутствие баланса и координации, то есть, когда человек устаёт, его слабые места начинают проявлять себя в виде нестабильных движений, когда идёт максимальная нагрузка на опорно-двигательный аппарат. Всё должно быть стабильно. 

quotes-2

Вот давайте сейчас соберём 100 человек, выйдем босиком и пробежим привычную для всех дистанцию – десяточку. Скорее всего, мы сразу же перестанем размашисто шагать и начнём ставить ноги более аккуратно. И бежать с носка мы уже не будем. Самое главное – это приземление по отношению к центру тяжести. А как там человек будет ставить ногу – всей стопой или только передней частью – там уже проприоцепция подскажет. Я не говорю о том, что сейчас всем надо сбросить кроссовки и бегать босиком. Тот, кто живёт в городе, он вырастает в кроссовках. Но технику можно начинать с того, что развивать свою силу, координацию и некоторые двигательные навыки, которые суммарно составят индивидуальную технику бега. Но она должна выглядеть вот так: высокий ритм шагов (170-180 в минуту), приземление, близкое к центру тяжести, и прямолинейное положение корпуса. Не надо наклоняться плечами вперёд. Именно это – техника, сила, стабильность, координация – должно предшествовать увеличению километража.

Ну и последний вопрос, который волнует лично меня. У Вас есть YouTube канал «Школа бега Леонида Швецова». Почему видео выходят не так часто, как хотелось бы? Последнее было три, что ли, месяца назад.

(смеётся) На самом деле мы делаем много видео, у меня даже свой личный канал есть. Но банально не хватает времени. Если уж снимать, то хочется снимать хорошо, а мы не всегда можем это сделать. Я даже замутил себе Instagram аккаунт, где можно делать короткие видео, но у меня пока не получается. Я знаю, что многие инстаграм-блогеры становятся популярными, фотографируя себя в разных позах. Но я считаю, что если человек на тебя подписался – ему нужно давать полезную информацию, а не только котиков.

Будем ждать новых видео.

Да, пожалуйста. Рад быть полезным.

quotes-2

Бег на месте – это идеальный вариант естественного бега. Бегая на месте, человек никогда не поставит ногу с пятки. Нет, он может, конечно, это сделать, но это будет очень неудобно и очень неестественно. Сейчас призыв ко всем: когда выйдете на тренировку, попробуйте побежать на месте, а потом из этого положения переместите свой центр тяжести вперёд, не наклоняя плечи, — и вы побежите гораздо более естественно. 

quotes-2

И, наконец, наш супер-спринт, ставший уже традиционным. Серия из пяти вопросов, на которые можно отвечать как угодно или вовсе не отвечать, если вопрос не понравится. Готовы?

Да.

Если не бег, то какой бы вид спорта Вы выбрали?

Наверное, какое-нибудь единоборство.

Жизнь в Америке или в России?

Понятное дело, что в России. Я же вернулся сюда из Америки.

Подольше поработать или выйти на пробежку?

Пробежка, конечно.

Что Вы сейчас читаете?

Максим Чернов, про нетворкинг. Точное название книги не помню.

Человек, который Вас вдохновляет?

Ли Саксби. Это англичанин, которого я считаю своим учителем не только в технике бега, но и в гораздо более широком смысле. Вот он меня вдохновляет.

Леонид, мы аудио-подкаст, поэтому давайте закончим его Вашей любимой песней. Что это за песня, и почему она стала любимой?

Наверное, у большинства людей много любимых песен, но мне приходит в голову одна – это Queen «We are the champions». Я хорошо владею английским языком и знаю текст этой песни – и он подходит любому успешному и амбициозному человеку в любой деятельности, не только спортивной. Голос Фредди Меркьюри можно сравнить, кто его слышал, с голосами лучших оперных певцов мира. Текст, содержание и сама музыка очень вдохновляющие. Я проигрывал эту песню в голове, когда завершал длительную, тяжёлую тренировку. Необязательно быть чемпионом мира, но повторение себе этих слов очень-очень поддерживает боевой дух.

quotes-2

Говорить о том, что бежать с пятки безопасно для любого бегуна – это, по меньшей мере, недальновидно.

quotes-2

Леонид, огромное спасибо за этот увлекательный и познавательный разговор. Вы дали возможность взглянуть на многие вопросы под другим углом. Надеюсь, что мы с Вами ещё когда-нибудь поговорим о беге – и не только о беге.

Спасибо и вам.

И всё-таки как жаль, что время не позволило задать все интересующие меня вопросы. Ну а кто будет в следующем выпуске? Может быть, ты? Если ты готовишься к какому-нибудь интересному челленджу или совсем недавно прошёл его, пиши нам, поболтаем без проблем.

Ну а чтобы не пропустить новые выпуски, подписывайся на подкаст «Марафонец» на SoundCloud и iTunes подкаст. А также обязательно оформи бесплатную подписку на наш журналСпасибо, что ты был с нами!

фото: Сергей Запорожец

2d4qpfl0upi
Тренировочные планы
Ярославский полумарафон
Ярославский полумарафон