Если посмотреть на не прозрачную бутылку с изотоником, вы увидите только бутылку, про содержание вы можете только догадываться. Точно так же дела обстоят и с любым мероприятием. Большинство участников видят только то, что на поверхности. Они и не думали, что доставить к старту биотуалеты — это может стать проблемой побольше, чем поиск самой трассы. Они не знают, что саму трассу организаторы размечали всю ночь перед стартом только потому, что ГАИ подумали, что так будет лучше. Они не предполагают, как сложно найти тех, кто может сделать классный и качественный мерч для финишеров. Участники и не обязаны этого знать, но это неотъемлемая и очень интересная часть самого мероприятия! И сегодня у нас в гостях человек, который знает оборотную сторону любого старта не понаслышке. Это организатор таких сумасшедших гонок как Golden Ring Ultra Trail и Mad Fox Ultra — Михаил Долгий!

Подписаться на подкаст «Марафонец» в SoundCloud и iTunes

Здравствуйте, любители спорта! Меня всё так же зовут Костя Фомин. Уверен, что вас тоже кто-нибудь куда-нибудь зовёт, — а вы не ходите, оставайтесь с нами, потому что сегодня для меня особенный выпуск! Раньше я никогда не общался с организаторами соревнований. Сегодня в гостях у нас организатор таких безбашенных гонок как Golden Ring Ultra Trail и Mad Fox Ultra – Михаил Долгий.

Миша, здравствуй. Спасибо тебе огромное за найденное для нас время и желание поделиться тем, что осталось после огромной проделанной работы. Я про Mad Fox Ultra.

Привет, дорогие друзья. С вами опять Михаил Долгий, и добро пожаловать на наше интервью.

Если кто не знает, 10 декабря состоялся первый российский ультратрейл Mad Fox Ultra, где Миша выступал организатором. Ну, для начала скажу, что у этого забега нереально крутое лого, и потом – вокруг Mad Fox Ultra столько разговоров, что даже непричастным хочется попробовать себя в этой гонке. Спасибо тебе за всё это, за внимательность к деталям. И хочется узнать, как всё прошло в целом.

Я недавно подвёл итоги для участников, чтобы они посмотрели и послушали, как всё выглядело. На мой взгляд, весьма спорная история – тут, в связи с массовостью мероприятия, приходится выслушивать не только восторженные отклики (их большинство, около 99% положительных отзывов от участников), но и некоторую критику, что тоже естественно. Есть моменты, которые остались неучтёнными, и мы об этом сообщили. Что-то произошло не по нашей вине, но мы должны были подстраиваться под текущие обстоятельства. Не все нас слышат, к сожалению. Написал вот тут один молодой человек… Знаете, даже если скажешь всю правду, всё равно будет какой-то негатив, будут говорить: если выпала в поле грязь – значит, Миша виноват.

Мы наше Положение отправляли в информационной рассылке. У нас есть статистика, что ссылку нажали 20% участников. То есть, на К30 вышли люди, которые попросили тренеров их зарегистрировать. Потом ещё разметку просили, хотя мы бы и сами её сделали. А теперь пишут, что это произошло только благодаря им. Но оставим это. Мы никогда не влезаем на чужое информационное пространство, не пытаемся кому-то что-то доказать. Со стороны виднее – и люди видят, и потом идут и на GRUT (Golden Ring Ultra Trail – прим.ред.), и на Mad Fox.

Всё для организации массовых спортивных мероприятий

Миш, а какие сложности были при организации этого старта?  

Логистические. Нужно было всё продумать. Команда у нас небольшая, но она растёт с каждым стартом.

А сколько у вас сейчас человек в штате?

Сейчас 15. Для нас это, конечно, большой прорыв. В 2015 году было всего 2. Потом стало 4. В 2017 сначала было 6, мне приходилось брать подрядчиков – и хороших, и не очень, но всё происходит методом проб и ошибок. Сегодня такие глобальные старты никто не делает.

Ну да, это факт. А как обстояло дело с онлайн-отслеживанием? Я слышал, вы хотели запустить такую функцию на этом старте.

Это работало, и я не слышал, чтобы были нарекания. Те, кто были на старте, подходили, спрашивали – мы им моментально рассказывали, показывали.

Подкаст № 3. Михаил Долгий

Фото: Спорт-Марафон

А почему именно Ростов?

Мы старались выбирать интересные моменты, в том числе и поддерживать Россию с точки зрения имиджа. Проект должен был быть в транспортной доступности от Москвы. Вот Суздаль и Ростов – они в хорошей доступности. Это формат, скажем так, Run and Travel – в Ростове фестиваль зимнего трейлраннинга, а в Суздале – летнего. Мы стараемся делать старты, которые до нас не делал никто и никогда. Естественно, критика будет, это нормально, мы же не… как это сказать…nobody’s perfect (англ. никто не идеален – прим.ред.). Я ещё не видел ни одного идеального человека, молчу уж про безукоризненную организацию. Чтобы прийти к такой организации, нужно много лет опыта, нужна бессменная команда, горящая одной идеей. Я ещё не видел ни одного старта в России, который прошёл бы идеально.

Но сам факт, что все слоты на гонку были раскуплены задолго до забега, говорит о том, что вашей организации доверяют. Тут не поспоришь. Как говорится, haters gonna hate (англ. пусть ненавистники ненавидят – прим.ред.). И люди идут и принимают участие. А почему вы не увеличили лимит участников, например, на Mad Fox Ultra?

Для меня увеличение лимита изначально было под запретом. Зимний трейл опаснее летнего. Это и мороз, и даже когда нет мороза, оттепель, человек может поскользнуться, подвернуть ногу, — то есть, более высокий риск для здоровья. При желании мы могли бы придать массовости. Сейчас уже есть некоторые выводы и даты, и Mad Fox 2 мы обязательно реализуем.

Говорят, что именно ваша команда открыла для любителей мир трейлраннинга. Собрала вокруг себя такой плотный костяк, который теперь регулярно приезжает на ваши забеги. Давай поговорим о хейтерах. Как ты к ним относишься? Они, по-твоему, должны продолжать хейтить и делать тебя лучше или это просто пустые разговоры ни о чём и в никуда?

Трудно сказать. Кстати, написать всё можно без купюр. Я воспитан иначе. Не хочу сказать, что я такой сильный и так далее. Проблемы есть, и они есть везде, не только в спорте – и в жизни тоже, полоса белая, полоса чёрная. Я не обращаю внимания на такие моменты. Я обращаю его на конкретную критику. Например, человек написал нам на фейсбуке личное сообщение – у него то-то и то-то. И если мы реально виноваты – ну какой смысл сваливать вину на кого-то другого? Мы не прячемся за спинами несуществующих людей, которые нас подвели. Если действительно наша вина, мы так и скажем: «Да, это мы, извините». Если виноваты не мы, тогда мы говорим, что было так-то и так-то, стечение обстоятельств, где-то нас не проинформировали, где-то ещё что-то.

Мы первый раз организовывали трансфер с отеля до места старта, нас не предупредили, что автобусы должны идти колонной. Например, на афинском марафоне стояла колонна автобусов, и по мере заполняемости они уходили. При трансфере в Суздаль из Москвы мы отправляли автобусы так же по заполняемости. А тут пришли люди, стоит три автобуса, семь ещё должны подъехать, — и полиция говорит: «Нет! Отправления автобусов по заполняемости не будет. Только все вместе и только с полицией». И что мы могли сделать? Люди просидели 50 минут в первых трёх автобусах.

Подкаст № 3. Михаил Долгий

Фото: Спорт-Марафон

И в чём проблема-то?

Мы оказались виноваты, что нас не предупредили, что автобусы будут отправляться колонной. И ещё. Я думаю, что самый большой просчёт именно с нашей стороны – это гардероб. Нам не нужно было устраивать «переодевалку» на старте/финише. Нужно было сделать трансфер от финиша до отеля. Конечно, то, что происходило, — для меня это ужас. Реальный косяк. Что касается изменений дистанции, скажу так: у нас изначально в Положении был официальный трек К70 (71,4 км) и К30 (34,3 км). Резервный трек висел 69,5 км на К70 и 36,5 на К30. То есть, зайди да посмотри. К30 – это не 30 километров и К70 – это не 70 километров. Это названия дистанции. Мы не хотели пускать людей по озеру. Но за последние годы озеро хорошо замерзало, в 2016 году 10 декабря лёд был 40 см.

А в этом году?

А в этом году только 20. Мы написали в Положении, что за 5 дней до мероприятия имеем право изменить трек. Друзья, если вы оплатили, значит, вы согласились. Мы сказали, что будет сложно, даже гиперсложно. Трек создавался ради сложности. Тут риск был везде – с погодой, в первую очередь. Вы согласились, подписались на это дело. А потом, когда уже всё закончилось, — организатор вдруг виноват.

Дальше. За день до мероприятия мы размечаем трассу. Часть команды на снегоходе идёт со стороны финиша, другая (я и мои ребята) идёт со стороны старта. Делали всё ночью, потому что днём там и охотники ходят, они могут сорвать разметку. И вот на 22-м километре, в самом глухом месте (я как чувствовал) у нас отваливается руль и остаётся у меня в руках. И вот мы втроём несём снегоход на руках до ближайшего населённого пункта, — это 7 часов и 10 км по темноте. Температура минус 10 градусов. Мы его несём, а вокруг нас бегают волки. Я говорю: «Двигатель не выключайте, пусть шумит». Потому что у нас с собой только мачете. Кстати, если кто нашёл там, — я свой потерял, — буду рад, если вернёте.

В семь утра мы приходим в отель. Администратор говорит: «Ребята, ДПС запрещает старт по трассе». С одной стороны это хорошо – мы не рискуем людьми. С другой – вынуждены в срочном порядке перестраивать трек, последний кусок на 12 км. Он был сделан к окончанию брифинга. Ради безопасности участников мы имеем право изменить трек даже перед самым стартом, предварительно уведомив об этом на брифинге. Как раз это мы и сделали. Но не озвучили, какая будет дистанция, потому что предполагали, что выйдет примерно так же, как и было изначально. Это наш косяк. По правилам мы правы, а с точки зрения человечности, конечно… Но мы никак не могли предположить, что на тридцатке будет 39. То есть, вместо 36,5 все думают, что будет 30 (дистанция же называется К30), а теперь ещё на нас валят, что мы сделали сорокет. Но это же не так. Три километра для ультрамарафонца – это… знаете, бешеной лисе пять миль не крюк. Я понимаю, там ехало много новичков. Но читать-то надо, куда ты едешь. Мы требовали экипировку, воду, изотоник, питание, спасодеяло, чтобы с собой всё было. Это же зима, холод.  Надо понимать, что мы не просто так всё это требуем, не просто так говорим, что будет сложно. Теперь мы виноваты.

quotes-3

«На 22-м километре, в самом глухом месте у нас отваливается руль и остаётся у меня в руках. И вот мы втроём несём снегоход на руках до ближайшего населённого пункта, — это 7 часов и 10 км по темноте. Температура минус 10 градусов. Мы его несём, а вокруг нас бегают волки. Я говорю: «Двигатель не выключайте, пусть шумит». Потому что у нас с собой только мачете».

quotes-3

Там есть ещё один такой момент. Мы, к сожалению, поступили очень демократично, не прописав дисквалификацию за мусор и т.д. В следующий раз мы это изменим. Там были люди, которые служили в армии, участвовали в боевых действиях, — потом какую-то ерунду начали писать, переходить на личности, — причём некоторые хорошо представляют, что значит организовать крупное, массовое мероприятие с нуля.

Подкаст № 3. Михаил Долгий

Фото: Спорт-Марафон

Мне кажется, такие люди вообще не должны ничего говорить про организацию, раз они знают, что это такое.

Я и говорю – корпоративной этики нет. Я настаиваю на ней. Мы ни о ком плохо не говорим. Меня спрашивают: «Вы рекомендуете Эльбрус, Алтай, другие забеги?» Конечно! Я рекомендую абсолютно любой забег и не говорю, что организаторы там такие-сякие, не веду кулуарных разговоров, — зачем мне это надо? Давайте так. Гипотетический забег где-нибудь на Севере – и кто-то напишет мне, что ему нравится там. Я скажу: «Здорово! Рад за тебя». А мне нравится Трансвулкания. Нравится Arctic Hero Ultra – такой, с риском для жизни. Мне нравятся забеги в Шотландии, где можно лететь 700 метров и убиться насмерть. Нравится Вьетнам, где тебя могут покусать. Вот такой экстрим.

Я бежал сейчас в Сахаре – 100 км заявленная дистанция. Заплатил большие деньги (большие по сравнению с GRUTом). Это ты прилетаешь в Тунис, там пересаживаешься на какой-то древний самолёт и летишь дальше, тебя встречают на джипах, заселяют в отель, всё красиво. А потом перед самым стартом тебе дают другую карту. То есть, сначала была одна карта от старта до финиша, ровно 100 км. А потом, за неделю до забега, прошли дожди, и озеро стало даже не по колено, там можно было с головой уйти. Ребята приняли решение там не стартовать, а сделать просто два круга. Но никого не предупредили. В итоге, когда я уже бежал, я понял, что там не 100, а 106 км. Я ничего не сказал, только спросил у организатора, — кстати, классный парень, такой же повёрнутый, как и я, на всём этом, в глазах огонь, — спросил его на втором круге: «Слушай, а круг-то сколько?» Он говорит: «53 км. Ну так получилось». И я ему: «Ну ладно». И погнал.

И вот Mad Fox. Ростов на отшибе, его объезжают, он недооценён. Там даже отелей на всех не хватило. Но там красиво, там живут обалденные люди. Стоишь на этом озере – такая тишина и белизна! И мне захотелось помочь городу. Это Mad Fox, это бешеные лисы. Записаться на такую дистанцию и пробежать её может только сумасшедший человек. Я не говорю, что мы прям супер-идеальные, все делают ошибки, но я не пытаюсь себя оправдать. Просто надо быть мудрее, терпимее. И наверное, только зрелые люди, — зрелые не возрастом, а разумом, — они понимают, они видят со стороны, ЧТО было сделано. Этого не делал никто. Знаете, что один человек написал? «Такой забег я могу в парке сделать».

Мне кажется, можно оставить это без комментариев. Тут любой поймёт, что это чушь.

Ну как может человек такое сказать? Хорошо, сделай. Только не говори, а сделай. С таким же количеством людей, с такой же инфраструктурой, с такими же возможностями, недопониманием со стороны партнёров. Знаете, что было интересно? Мы бегали полтора часа, и нам должны были привезти туалеты и поставить их на финише. И их нет. Мы звоним – люди не отвечают. В итоге мы их находим сами за триста метров, за поворотом, перенести уже нельзя – полиция всё перекрыла. Люди спрашивали, где туалеты, — а мы: «Ребят, ну вот так…». Наш косяк, да, тоже наш.

Подкаст № 3. Михаил Долгий

Фото: Спорт-Марафон

Миш, а вот состав участников GRUT и Mad Fox Ultra отличается? Или это одни и те же люди?

Было много людей. Часть, конечно, не приехала ввиду нежелания рисковать зимой, я прекрасно понимаю таких атлетов. Но новых людей просто огромное количество! И после этого старта на GRUT сейчас такой рывок в регистрации, мы, скорее всего, её закроем уже до Нового года, очень мало мест осталось. И вот был GRUT, там много проблем, я весь извёлся, — и тут на Mad Fox 400 человек за два дня. Конечно, я очень благодарен людям, — я ожидал оттока, а они хотят ещё! Они видят, что мы создаём праздник, дарим эмоции. Больше никто их не дарит. На забегах перед стартом минута тишины – ну как так? У нас адреналин, общение, тусовка. Пусть кто-то называет нас раздолбаями – это приятно слышать.

quotes-3

«Это Mad Fox, это бешеные лисы. Записаться на такую дистанцию и пробежать её может только сумасшедший человек».

quotes-3

Знаете, я бежал Mountain Daly Fifty Miles в Штатах, общался с организаторами. Они все в драных кроссовках, с дредами, и у них отношение ко всему знаете, какое? Take it easy (англ. относитесь к этому спокойнее – прим.ред.). Они очень спокойно всё воспринимали, понимали, что никто не идеален. Вот их тоже можно назвать раздолбаями, хотя они очень хорошо всё сработали. Там разметка цветами, кругами. Если ты не понимаешь по-английски или не пообщался с организаторами, — всё, ты пропал. Убежал не на тот круг – тебя дисквалифицировали. Тут нужно общаться – это мне очень понравилось в Америке, такое комьюнити трейлраннинговое. Они живут этим бегом, делают несколько проектов, я хочу ещё раз к ним приехать, они такие же, как я. Я бежал во Вьетнаме – и словил два солнечных удара. Лежал в воде и бежал дальше. А тут вроде бежал час и уже всё, конец света. Но я к этому проще отношусь.

Слушай, Миш, а вот эти забеги – GRUT, и Mad Fox Ultra, и другие – они все на английском. Это чтобы быть международным брендом?

Я не считаю себя всецело гражданином России, я гражданин мира. А в мире международным языком является английский. Я стараюсь привлечь на забеги не только российских трейлраннеров, но ставлю перед собой и другую цель – чтобы в Россию приезжали иностранные атлеты. И не 2-3 человека. Всё, что дальше Москвы – им это непонятно, страшно. Для них тот же Суздаль – это о-о-о. У меня была задача – чтобы иностранные бегуны не боялись приезжать в Россию на старты. Со столичными марафонами всё понятно: вышел из самолёта, прыгнул в такси, на месте получил номер – и беги. С трейлраннингом немного по-другому. Тут надо думать, выстраивать логистику – поэтому в российскую глубинку на трейлы из других стран никто не едет. И даже из тех, кто здесь живёт – хоть страна и обжита тобой, ты тут работаешь, постоянно находишься, — но кто знает, что там за МКАДом?

quotes-3

«Я очень благодарен людям, — я ожидал оттока, а они хотят ещё! Пусть кто-то называет нас раздолбаями – это приятно слышать».

quotes-3

Я хочу привозить как можно больше иностранцев. Мне интересно заявлять страну именно с этой позиции. Хочется показать, как тут красиво, что не надо бояться, показать, какое тут отношение к людям, что русские – добрые, открытые, благожелательные люди. А не ядерное оружие. Мне хочется стимулировать беговой туризм. Кто-то рассуждает со спортивной позиции, — пожалуйста, друзья, бегайте, где хотите, ради Бога. А нам важны эмоции, я хочу делать эмоционально-спортивное мероприятие. Которое не забывается, которое такое сложное, и о нём можно будет вспоминать и с кем-то говорить: «А ты представля-аешь? Там такая же-есть!» И обратите внимание, сколько появляется копий нас. Понимают, что рынок пока не занят, и вместо того, чтобы придумать что-то своё, они пытаются делать копию. О чём это говорит? О том, что копируют лучших.

Миш, ну ты, наверное, в курсе, что случилось с трейлраннингом в России 7 декабря? Состоялось заседание комиссии Министерства спорта РФ по признанию видов спорта. И новыми дисциплинами лёгкой атлетики, которые будут включены во всероссийский реестр, стали трейл и ходьба на 50 км у женщин. Тебя можно с этим поздравить или лучше воздержаться?

Ребята молодцы, что добились этого.

Но при этом не будет ли теперь вам, как организаторам, сложнее?

Скажу так: мы абсолютно независимый проект. Если ребята хотят таким образом продвигать трейлраннинг – это хорошо. Но потерять линкор, авианосец, таким образом – это было не совсем прагматично. Мне вообще непонятны некоторые моменты, которые там были и до сих пор продолжаются, — зачем всё это? Живите своей жизнью, если вы не считаете нас достойными вас. Ради Бога. А у нас своя цель, мы продвигаем трейлраннинг в России и в мире более продуктивно. Ребята делают это с административной точки зрения, — и я рад, что они это делают, когда-то это должно было случиться, они молодцы. Но мы особо не переживаем по этому поводу, потому что, если у людей есть воспитание, уважение, такт, то всё будет в порядке. А если этого не произойдёт, и нас закроют, — то кто этого больше потеряет? Страна, люди, которым нравится наш проект. В 2018 году GRUT будет под 3,5 тысячи, то есть, ещё больше.

quotes-3

«Я хочу привозить как можно больше иностранцев. Мне интересно заявлять страну именно с этой позиции. Хочется показать, как тут красиво, что не надо бояться, показать, какое тут отношение к людям, что русские – добрые, открытые, благожелательные люди. А не ядерное оружие. Мне хочется стимулировать беговой туризм».

quotes-3

Мы проведём большую работу, команда увеличена, и я гарантирую, что глобальных косяков точно не будет. Конечно, сугубо индивидуальные проблемы возможны, но мы растём, набираемся опыта. Многие этого не понимают, — что мы тоже, как и остальные люди, бегуны, мы тоже ультрамарафонцы, мы – это вы! Я себя не считаю организатором, я называю себя свободным бегуном, бегаю сам по себе. Не люблю бегать в команде или ходить в беговые клубы. Я эдакий волк-одиночка.

Подкаст № 3. Михаил Долгий

Как в целом обстоят дела с трейлраннингом в России? Чего не хватает?

Спонсоров. Забеги маленькие, и никому не интересно в них вкладываться, потому что не будет стоящего фидбека. Почему у меня сразу была цель сделать крупный проект? Такие проекты всегда более интересны партнёрам. Своими проектами мы даём новых участников и другим стартам. Люди писали, что приняли решение заниматься трейлраннингом после GRUT-2015. Когда мы собрали 82 стартующих на 100 км, у меня люди, которые давно бегают, спрашивали: «Ты где их взял?!» На второй год было уже 250, ещё через год – 420. Сейчас мы перевалили и эту цифру, у нас уже 446 участников.

Как тебе кажется, любительскому спорту в России уделяется достаточное внимание? Или вот как сказал министр спорта РФ Мутко: «Я представляю эту ситуацию как выезд на перекрёсток: направо – спорт высших достижений, налево – массовый спорт. Я включаю левый поворотник, но поворачиваю в сторону высших достижений». Вот так вот у нас в России обстоят дела. Как ты думаешь, сколько нужно любительскому спорту внимания со стороны государства?

При текущем положении дел будущее есть, но я не знаю, насколько быстро это произойдёт.

Например, Mad Fox недавний. Администрация Ростова Великого сразу пошла навстречу?

Моментально. Просто нужно понимать, что говорить и как говорить. Мы пришли и сказали – мы вам сделаем это, это и это. Они рты открыли. У них проводится другой забег – и он пользы городу никакой не приносит, одни расходы. Мы сразу разложили карты и сказали, что к чему. И наш забег принёс пользы очень много.

То есть, в следующем году они уже гарантированно пойдут навстречу?

Конечно. Проблема-то в том, что ни у нас не было опыта организации зимнего ультратрейла, ни у них. Глава администрации ходил на финише и говорил: «Я в шоке! Столько народу, у нас везде пробки! Господи, Ростов поднимается с колен». Вот что он говорил. Поэтому надо что-то делать, а не квакать.

Миш, ну ты же понимаешь, такие люди не переведутся. И будут говорить: «Ой, мне не понравилось, я считаю, нужно было сделать по-другому».

Я вот что забыл сказать. Не хочу никого обидеть, но вот эта вот черта у людей – «ой, это было не то, ой, то было не так» — вы у наших предков, которые войну выиграли, спросите, что то, а что не то! Это, знаете, похоже на «Мы просидели в самолёте 20 минут, пока нам не дали…» — ну какой ужас! Раньше люди 30 лет шли с одного берега на другой, и приходили уже совсем другие люди. Мы призываем к стойкости, мы делаем проекты для мужественных, сильных людей, морально устойчивых. Либо для тех, кто хочет стать таким человеком. И мы никогда не переводим стрелки, нас интересует то, что есть у нас.

quotes-3

«Глава администрации ходил на финише и говорил: «Я в шоке! Столько народу, у нас везде пробки! Господи, Ростов поднимается с колен». Вот что он говорил. Поэтому надо что-то делать, а не квакать».

quotes-3

Подкаст № 3. Михаил Долгий

Фото: Татьяна Мордвинова

Миш, у нас для тебя подготовлен супер-спринт из пяти вопросов. Ты готов?

Да.

Сойти и поберечь себя до следующего старта или добежать с плохим временем?

Я всегда финиширую. Никогда не схожу.

Если не бег, то какой спорт ты бы выбрал?

О, интересно. Это сёрфинг!

На что тебе не хватает смелости?

Не знаю, трудно сказать. Давай так: что мне интересно, а что нет. Например, я не боюсь прыгнуть с парашютом, но пока неинтересно. Не могу пока ответить, честно. Меня вот расстраивает, что дети растут быстро, а родители стареют.

Что ты сейчас читаешь?

У меня очень мало времени. К сожалению, я прочёл мало книг за последние месяцы. Раньше любил всякие там фентези, сейчас мне больше нравится философская литература. А вообще моя настольная книга – Илон Маск, мне он интересен. Маленькая книжка «Никогда не сдавайся». Когда мне бывает сложно, как и многим из вас, друзья, я смотрю на эту книгу и понимаю, что человек прошёл с ТАКОГО и достиг ТАКОГО – и он не расстраивался, не боялся, двигался вперёд. Его многие осуждали и говорили, что ничего не получится, у него были ошибки…

Вроде бы у него и сейчас не слишком хорошо обстоят дела с продажей автомобилей.

Да нет, я бы не сказал. Его компания ещё не вышла из убытка, но у него лично – всё нормально.

И вопрос, который вытекает из предыдущего. Человек, который тебя вдохновляет?

У меня стратегия – создай себя сам. Никто же не святой, все делают ошибки, и это нормально. Но нужно иметь достаточно мудрости, чтобы это понимать. В этом мире всё достаточно неоднозначно, и называть кого-то кем-то – это так мимолётно.

quotes-3

«Мы призываем к стойкости, мы делаем проекты для мужественных, сильных людей, морально устойчивых. Либо для тех, кто хочет стать таким человеком».

quotes-3

Мы – аудиоподкаст, поэтому давай закончим его твоей любимой песней. Что это за песня, и почему она стала любимой?

Я меломан, мне нравятся разные песни. Конкретно любимой нет, каждая под настроение.

А вот под сегодняшнее настроение?

Сейчас скажу. Imagine dragons – Whatever it takes. Это сегодня. Вчера была – Are you gonna go my way Ленни Кравиц. У нас гимн GRUTа – AC/DC Thunderstruck. А гимн Mad Fox — Are you gonna go my way.

Круто. Тогда этой песней и закончим.

Давайте!

Здорово, что мы с тобой созвонились, это было очень интересно. Спасибо за беседу, после неё мне трейлраннинг кажется таким близким и душевным, хотя я сам никогда не бегал трейл. Обещаю, что в следующем году хотя бы в одном вашем старте я приму участие. Пусть 10 км, но пробегу, чтобы прочувствовать это лично.

Самое главное – пробежать можно где угодно. Но вот с таким размахом, с таким русским гостеприимством, — нет пока нигде, кроме GRUTа.

Спасибо тебе большое, что делаешь такие крутые старты. Я обязательно буду.

До встречи, друзья. Я рад вас всех видеть, вы это знаете. Пишите, звоните, спрашивайте.

Это был Михаил Долгий, и я Костя Фомин. Ну а кто будет в следующем выпуске? Скоро узнаем. Чтобы не пропустить, подписывайтесь на подкаст «Марафонец» на SoundCloud и iTunes подкаст. И конечно же, на наш журнал – www.marathonec.ru. Спасибо, что были с нами!