Подготовка к марафону и полумарафону. Тренировочные планы!
Подготовка к марафону. Тренировочные планы!

Ну здравствуйте, друзья! Вот вам 18-й эпизод подкаста «Марафонец». Меня зовут Костя Фомин, и в том, что выпусков не было так долго, только моя вина. Слишком долго я ждал, пока некоторые призёры XXVII Московского сверхмарафона «Сутки бегом» доберутся и до нас. Они обещали, я верил, мы даже созванивались и договаривались на конкретный день – но не получилось, они опять обещали, я опять верил, но до нас так никто и не добрался. Очень жаль. Мне кажется, это была бы интересная тема.

И тут случился Elton Volgabus Ultra-Trail 2018, в котором победил Антон Головин. Я ему написал, он тут же ответил, что только-только приехал домой, попросил день-два отдохнуть. Потом сам написал, что готов, и уже на следующий день мы созвонились. Всё чётко, по-мужски, сказал – сделал.

Итак, сегодня у меня в гостях победитель Elton Volgabus Ultra-Trail 2015 на 100 км, трёхкратный победитель GRUT 100 км, победитель Trans Ural, Маркотх, ну а теперь ещё и рекордсмен стомильника Эльтон. Это всё – Антон Головин.

Антон, здравствуй. Доброго тебе утра! Хорошо, что мы с тобой созвонились так быстро. Надеюсь, что эмоции после Elton Volgabus Ultra-Trail ещё не остыли, и тебе будет, что рассказать нам сегодня.

Здравствуйте. Конечно, ещё не остыли. Накатывают снова и снова.

Сразу хочется поздравить тебя с победой на дистанции 100 миль и с новым рекордом трассы. Это реально очень круто и нереально очень сильно! Если кто не знает, Антон преодолел 164 км на 1 час 42 минуты быстрее ближайшего преследователя. То есть, за 13 часов, 12 минут и 2 секунды, так?

Да, так и есть. Спасибо за поздравления.

Как ты это сделал? Тут либо фокус, либо чудо. Или есть какой-то третий вариант?

Третий вариант – это тренировки. Всё же достижимо.

Расскажи, пожалуйста, как для тебя прошёл Эльтон в этом году?

Я был на Эльтоне уже в третий раз. В 2015 году получилось победить на 100 км. В прошлом году, к сожалению, сошёл с дистанции. А теперь учёл прошлый опыт, собрал всё воедино – и получил вот такой результат.

Что ты почувствовал, когда узнал, что идёшь на рекорд трассы? Или ты узнал об этом, когда уже закончил гонку?

Я обычно не слежу за временем. Это же трейлраннинг, тут чёткий темп не подразумевается. Всё-таки не по шоссе бежим. Один раз только после первого круга глянул на часы, чтобы узнать, в каком темпе бегу, а так в основном просто бежишь и бежишь, каждый участок проходишь по самочувствию. Времени я не знал, просто старался делать максимально возможное в данный момент.

То есть, ты закончил гонку, и тебе говорят: «Слушай, Антон, да у тебя рекорд трассы!» Что ты в этот момент почувствовал?

Ну нет, о рекорде никто не говорил (смеётся). Просто на финише овации, эмоции, фотографы…

Крики, визги, поздравления!

Да-да. И толпа людей ведёт тебя по посёлку (смеётся). Сказали только результат: 13 часов 12 минут – и всё. Потом уже друзья писали: «А второй-то когда-нибудь финиширует – нет?»

Антон, как ты думаешь, если бы в какой-то момент сильно-сильно поднажал, ты смог бы выбежать стомильник из 13 часов?

Выбежать можно, но для этого нужно корректировать тренировочный процесс. Может быть, где-то добавить нагрузки в подготовительный период. А на данный момент – вряд ли я бы такое смог, в лучшем случае сбросил бы минуты 2-3. Потому что у меня всё было максимально чётко разложено по силам, по питанию. Если бы заранее задаться такой целью и тренироваться под неё, то, конечно, можно было бы выбежать. А сейчас я даже не скажу по участкам, где бы я мог так сильно прибавить, чтобы сбросить 13 минут. И так уже бежал по максимуму. Всё-таки 13 минут – это много. Кое-где можно было отыграть минуту-две, например, пункты питания быстрее проходить, но в целом нет.

Подкаст №18. Антон Головин. Победитель Elton Volgabus Ultra-Trail 2018

фото: Надежда Черепанова

У тебя была какая-то тактика на гонку? Насколько мне известно, первый круг ты пробежал быстрее целевого темпа. Это чтобы оторваться, забраться вперёд, а там уже выходить на свою крейсерскую скорость – или это случайно получилось?

Тактика, конечно, присутствует на каждом моём забеге. Это очень важный элемент гонки, потому что нельзя просто так выходить и бежать как бежится. Задача была стартануть вместе с участниками ночного забега на 82 км. Но я быстро понял, что ребята приехали серьёзные, потому что смог продержаться за ними всего 5-6 км. Потом уже почувствовал дискомфорт. У меня ведь и рюкзак тяжелее, и сам я раза в два больше этих ребят (смеётся). В итоге на 7-м километре я отстал и дальше бежал сам по себе. Планировал первый круг сделать в темпе 4:30, а там уж от пункта питания до пункта питания. Но получилось лишь за 4:38.

А второй круг как?

Не считал пока, но примерно из 5. Или 5 с небольшим. Потому что уже тяжеловато было.

Какой у тебя был самый тяжёлый километр на этом Эльтоне?

Когда сворачиваешь со степной дороги и выбегаешь на хорошо заезженную до самого посёлка Триозёрного. Вот в эти 5-6 км я прямо очень сильно загрустил. Уже и солнце высоко, и ты такой бежишь 12 часов, и организм уже углеводы не воспринимает. Поэтому бежал на внутренних резервах, уже чувствовал, что какие-то дальние жиры в расход пошли (смеётся). Вот это был самый сложный участок дистанции, а в основном всё прошло чётко.

Были ли на трассе моменты, когда ты понимал, что соперники тебя сейчас могут сделать – или наоборот, никого рядом и близко не было?

А у меня не было никакой информации на дистанции, я не знал, как бегут соперники, и старался не акцентироваться на этом. Конечно, стартовый лист участников был достойным. Там и Ерофеев, победитель прошлого Эльтона, и Антон Самохвалов… Но задача была – сделать свою гонку максимально хорошо и быстро, не оборачиваясь на соперников.

А был ли у тебя километр, после которого уже всё? И не думается ни о чём, и бежится как-то ватно.

На этой гонке не было. Как она должна была пройти, так она и прошла. Я был полностью в сознании, всё контролировал и ни разу не захотел остановиться.

Это очень круто! Слушай, а вообще были случаи, когда ты бежал весь такой в вате уже?

Конечно! Прошлогодняя многодневка в Крыме. На четвёртый день посреди дороги была гора, и я думал – вот сейчас лягу тут и всё (смеётся). Сил вообще не было. То есть, шагом-то двигаться можно, вот как мы в городе ходим, идёшь-идёшь – а гора не кончается, тянется и тянется, там километров 8 было.

Сколько у тебя уходит времени на восстановление после такого ультрамарафона?

Вообще подобный ультрамарафон я бежал впервые, это мой первый стомильник. Обычно 80, ну вот GRUT 100, сейчас 107. По восстановлению надо смотреть в комплексе: сначала потраченные БЖУ, потом восстановление средней скорости, с какой ты бегаешь ежедневно, потом связки, суставы, мышцы, иммунитет, может быть… Недели две на это уходит. И чтобы вернуться в нормальный рабочий режим, я думаю, почти месяц нужен.

И что ты делаешь в это время? Баня, бассейн, массаж?

Сейчас я вот уже бегать начал. По 10-15 км за 4:30. Также баня. Баню я очень люблю. И вот в этом сезоне добавил массаж, нашёл себе хорошего массажиста и уже два раза сходил на процедуры. Велосипед, плавание – нет, не очень это люблю. В основном беговые тренировки.

А меня ещё всегда интересовал вопрос: сколько килограмм ты теряешь за один забег? Например, за 100 км.

Никогда не считал.

Тогда что для тебя в подобных забегах самое сложное? Физические нагрузки или, может быть, моральное давление?

Есть гонки, где страдает психология. Вроде ещё так долго бежать, а ты уже никакой. Но в основном лимитирующий фактор – это мышечные боли. Ты всегда можешь и покушать, и остановиться, но избавиться от мышечных болей сложно. Ты при каждом ударе ощущаешь либо дискомфорт, либо настоящую боль. Так у меня было на Эльтоне. За 40 км до финиша правую икру всю сковало, были сильные повреждения, вся мышца стала как комок, потом ещё и на надкостницу перешло, и она заболела. Старался отвлекаться, не думать об этом. Начнёшь думать – всё, встанешь.

Подкаст №18. Антон Головин. Победитель Elton Volgabus Ultra-Trail 2018

фото: Александр Зус

Хорошо. Что ты можешь рассказать про организацию ультрамарафона?

У Вячеслава и его команды всё супер! И стартовый городок, и ЭКСПО, и очень крутая поддержка волонтёров на дистанции. В степи бежишь всё время один, а тут на пункте питания тебя поприветствовали, поддержали, сфотографировали, дали водичку, — вот уже и силы появились дальше бежать, до следующего пункта. Потому что дорога всё время однообразная, нагрузка монотонная, и в таких условиях кого-то увидеть так здорово!

Сейчас задам самый распространённый вопрос: о чём ты думаешь, когда бежишь такое расстояние? Ты же практически всё время находишься наедине с собой.

На самом деле мысль только одна: поскорее закончить дистанцию.

Но ты же понимаешь: ты начал гонку, прошло два часа, и ты такой: «Ой, побыстрее бы закончить, всего 11 часов осталось».

В основном думаю, как попить и как покушать. Набрал с собой в дорогу всяких гелей и вот рассчитываешь их по дистанции: прошло 10 км – можно 2 геля съесть, прошло ещё 10 км – ещё два геля и попить. Вся дистанция складывается из таких вот мелких моментов.
На GRUT’е было много непохожих друг на друга участков. И по каждому ты думаешь, как его преодолеть, чтобы не травмироваться. Например, забежал в болото – надо выбираться. И ещё много разных моментов.

Какое питание ты брал с собой на эту гонку?

Обычное, спортивное. Гели, изотоники, электролиты. На втором круге была кока-кола.

У тебя есть какая-то специальная диета перед гонкой? Углеводная загрузка, например, или сначала белковая, потом углеводная.

Нет, обычное питание. Я специально не загружаюсь. Один раз попробовал, но на мне не сработало (смеётся).

Да? А почему?

Все эти загрузки-разгрузки научно не подтверждены. А мне так вообще ещё хуже только становится. Три дня голодаешь, потом не успеваешь наесться. В этом году перед стартом было два приёма спортивного питания: кофе с батончиком и жидкий коктейль и потом макароны с чаем съел и всё, готов.

Сколько у тебя ушло гелей и батончиков на всю гонку, на 164 км?

На первом круге выпил 3 литра изотоника, съел 16 гелей. Потом меньше стал есть, уже и нагрузка выше, и есть не хочется, в основном пил, холодная вода хорошо по жаре освежала. Были те же гели, смузи, тот же изотоник. Добавил только кока-колу.

И как твой желудок на это всё отреагировал?

Есть конкретная задача – надо финишировать максимально быстро! (смеётся) Нет, на самом деле проблем с желудком не было. Ты просто даёшь себе установку: вот гель, надо его есть – и ешь. Опять же, на тренировках уже привыкаешь к такому питанию.

Я к чему спрашиваю: иногда читаешь отчёты, человек пишет: «Съел три геля, и меня вывернуло». 

Не, ну я больше тридцати съел. Можно же набрать разные вкусы и их чередовать, а также переходить с густых гелей на жидкие смузи. Ну тяжело, да, так всем тяжело. Не можешь есть гели – тогда не бегай.

Антон, а как прошёл твой первый ультрамарафон?

В 2014 я закончил с лыжными гонками и начал бегать. Сначала всё совмещал: и шоссейные, и Trans Ural Антон Жиганов как раз начал проводить… Первую сотню пробежал в 2015 в мае, как раз на Эльтоне стал победителем. Там пришлось тяжко, несмотря на то, что я всё-таки выбежал сотню из 8 часов. Опыта не было, не знал, как питаться, рюкзак забил под завязку, а перед самым стартом так наелся, что на дистанцию вышел круглый и толстый (смеётся). И обувь подобрал неправильно, потом травма колена была. Но всё равно выиграл.

Подкаст №18. Антон Головин. Победитель Elton Volgabus Ultra-Trail 2018

фото: Виктор Борзых

А неправильно подобрал – это как?

На Эльтоне жёсткое покрытие. Там глина веками засыхала, жёсткая стала, как бетон. Это тебе не по траве бежать. А я надел тонкие трейловые кроссовки и, естественно, набил колено. Плюс, после лыж ещё техника не та была, которая должна была быть. Вот всё вместе и дало о себе знать.

То есть, ты начал бегать ультрамарафоны сразу с сотни?

Был Trans Ural. Мы там за 4 дня набегали 140-150 км. До этого в лыжах уже была привычка к длинным дистанциям: 30-50-70 км. То есть, нагрузка свыше двух часов уже как бы норма. А марафон я бежал 2.30. Ну и что это?

Да, действительно, марафон за 2.30, ерунда какая (смеётся). Антон, а расскажи, есть ли какие-нибудь секреты и хитрости при подготовке к ультрамарафону?

Во-первых, надо изучать свой организм. Не следовать шаблонам из интернета или советам друзей, а слушать себя. Сделал тренировку – запомнил свои ощущения, сделал длительную – тоже запомнил. И, разумеется, не бежать сразу сотню, а идти к ней постепенно. Развить сердце, капилляры, митохондрии нарастить. Если в этом году начал, сначала пробежал половинку, потом марафон, потом, года через два, сотню. Бег – это ударная нагрузка, поэтому и связки, и спину нужно заранее укрепить, чтобы всё потом в поясницу не уходило.

Есть какие-нибудь тонкости на трассе, которые нужно знать, когда ты первый раз выходишь на забег?

На такие тяжёлые гонки нужно всегда выходить с каким-то планом. Нельзя думать, что вот там я так поем, а вот там – по-другому, а потом ещё лапшу поем. Всегда нужен чёткий план питания. На этом километре я ем такие-то гели, а сюда в заброску положил то-то и то-то, что мне нравится. А потом будет пункт питания от организаторов, можно изотоник перехватить или апельсины, например.

В вопросах экипировки то же самое. Ты заранее знаешь, где ты сменишь носки или кроссовки. Выстраиваешь таким образом всю гонку, от участка до участка, и бежишь спокойно.

Ты используешь на забегах какую-нибудь компрессионную одежду?

Нет.

Ты принимал участие в Trans Ural, GRUT, Mad Fox Ultra, Эльтон и многих других гонках. Какой забег оказался для тебя самым трудным?

GRUT всегда самым тяжёлым получается. И покрытие, и погода, вечно Мише с погодой не везёт (смеётся). В 2016 году тоже тяжело было. Я боролся с рекордсменом России Василием Ларкиным. И это, знаешь, такое состояние… Вот стоит самый быстрый человек в стране – и ты рядом с ним такой, с рюкзачком, мальчик из Серова. Но я выиграл. Победил его психологически.

И прошлогодний GRUT. Я к нему подошёл не в самой оптимальной форме, и всё проходило долго и тяжело. И болота эти, и трёхметровая крапива… У меня там ещё судороги начались. Бежишь медленно, еле ноги от земли отрываешь, а впереди ещё 5 часов. В общем, вот так. Все самые тяжёлые мои гонки – это GRUT (смеётся).

Слушай, раз уж мы говорим про тяжёлые гонки. Дистанция, с которой ты сошёл, — это прошлогодний Эльтон, верно?

Да.

Ещё были такие гонки, где ты не финишировал и обещал себе, что всё, больше ни ногой?

Нет, никогда.

Мы с тобой только что говорили о том, что бегом ты начал заниматься после лыж. Это сколько лет тому назад?

В апреле 2014 я пробежал последний чемпионат России в Мончегорске (70 км) и всё. Лыжный сезон закончился, я пришёл в бег и сразу расписал себе беговой план до конца года.

А почему так? Ты же прекрасно занимался на лыжах, всё было хорошо – и вдруг бег?

У нас в Серовской области непростая обстановка была в плане лыж. Да она и сейчас есть.

Если не секрет, почему?

Там всё было бесплатно. Выдавали минимум экипировки, не устраивали сборов. А я же профессионально бегал, не любителем был. Требовали олимпийские медали – а что я мог? Тренируюсь около дома, а у меня спрашивают, почему я не олимпийский чемпион (смеётся). Говорили, чтоб сначала я выиграл медаль, а потом уже обещали что-то дать. А у меня к тому времени сын родился, надо было начинать жить как-то нормально, а то я даже домой ничего не приносил.

И ты решил пойти в бег.

Ну чем-то надо было заниматься.

Подкаст №18. Антон Головин. Победитель Elton Volgabus Ultra-Trail 2018

фото: Александр Зус

Неужели ты подумал, что в беге будет больше денег, и ты сразу начнёшь много зарабатывать?

Да нет там заработка, это всё миф. Просто хобби. И потом, когда ты двадцать лет активно занимаешь, нельзя же сразу резко бросать. У тебя сразу сердце откажет.

Это понятно. Но мне интересно, почему ты так внезапно ушёл в бег. Почему именно бег?

Бег – это свобода. Ты надел шорты, майку, вышел из подъезда – и побежал. Не надо велосипед чинить, бассейн искать, ехать на лыжную или лыжероллерную трассу. Плюс, бег всегда нравился мне сам по себе, хоть я совсем не беговой по легкоатлетическим меркам человек. Я не рассматривал его как способ заработка, просто бегал-бегал и одновременно искал другие варианты трудоустройства.

А теперь у тебя есть спонсоры, какие-то контракты?

Нет, контрактов нет. Помогают некоторые люди, например, официальный дистрибьютор GU в России – они обеспечили меня питанием на Эльтоне и в Крыму.

Слушай, это очень странно. Почему в России так происходит, как ты думаешь? Почему не поддерживают ультрамарафоны да и другие спортивные активности?

Наверное, потому, что человек, который имеет много денег, хочет какой-то отдачи – а у нас этой отдачи нет.

Но ты же прекрасно понимаешь, что невозможно вложить деньги и тут же получить отдачу в двойном размере. Такого точно никогда не будет.

Ну вот, когда у человека есть лишний миллион, он может вложить его в тебя, сделать рекламу – и ничего на этом не потерять. Но таких очень мало. Я, честно говоря, не знаю, сущность этих людей, почему они не вкладываются в спортсменов (смеётся). Я считаю так: если у нас не будет профессионального спорта – то не будет и любительского. Мы же все смотрим телевизор, переживаем за наших спортсменов. Дети маленькие тоже смотрят, мотивируются, потом идут в спортивные секции. А если этого не будет, я тогда не знаю. Вот лёгкую атлетику уже закрыли…

Но смотри: лёгкую атлетику закрыли, русские спортсмены остались в России бегать. Я недавно со Степаном Киселёвым говорил, с Реунковым. Они тоже переживают из-за сложившейся ситуации, но результаты-то вроде как растут.

Это слабое утешение. Жизнь спортсмена коротка. Это не обычная работа, которой ты можешь уделять время и силы хоть до 80 лет. Тут все готовятся к самым серьёзным соревнованиям в мире – либо Олимпиада, либо чемпионаты мира. А то, что наши ребята бегают – ну а что им ещё делать? Это их работа, им надо как-то зарабатывать. И если человек умеет только бегать, он же не пойдёт на завод гайки точить. Тем более, сейчас в шоссейном беге появились какие-то небольшие денежные вливания.

Знаешь, Реунков говорил, что победа в Волгоградском марафоне принесла ему что-то около 50 000 рублей. Какие-то смешные деньги, даже неудобно задавать вопросы об этом.

У меня тоже есть знакомые, которые поднимают эту тему. Ну вот я пробежал 100 км или 100 миль – и получил за них 30 или 50 тысяч и что? Я отвечаю так, что мы этим живём. Не всем же быть миллиардерами.

Я с тобой согласен. Можно быть миллиардером и при этом совершенно несчастным человеком.

Тут надо понимать, что человек родился для данной конкретной профессии. Я родился, чтобы быть спортсменом, как и другие ребята. Ну а если у нас в  стране такая ситуация, ну что теперь сделать? Руки сложить и на завод идти, что ли? Нет. Это же любимое дело, ты на каждый старт выходишь с радостью. Пусть иногда не получается выиграть, но ты всё равно поборолся.

Мне, если честно, очень обидно за таких ребят, как ты, как Степан, как Лёша. Потому что на вас смотришь и думаешь: «Ух ты, какие они крутые! Я тоже так смогу – или хотя бы попытаюсь!» А если вы опускаете руки, у других людей совершенно пропадает мотивация.

Нам нужно строить инфраструктуру. Посмотрите на Европу, на Америку. В каждом дворе стадион. Я где-то читал: 300 тысяч бассейнов на страну. Катков в Голландии тоже множество, несмотря на то, что всю страну можно на велосипеде объехать. Так же и здесь. Можно выиграть Берлинский марафон, получить миллион от спонсоров. Но инфраструктуры-то нет, отсюда и все страдания. В Волгограде сделали марафон два круга, и вот мы по ним бегаем. А в чём проблема сделать из точки в точку, как Major?

У нас нет нормальных стадионов, нет восстановительных центров, куда можно сходить подлечиться. Есть обычные больницы без спортивных врачей. И так в большинстве российских городов.

Надеюсь, что рано или поздно это изменится. И спонсоры будут поддерживать талантливых ребят, потому что пока ситуация очень плачевная. Но с другой стороны, вы не сдаётесь, и это очень радует. Я всегда, когда разговариваю с такими ребятами, думаю: «Ну вообще не унывают! Да, пока получается вот так, но мы будем бегать дальше, глядишь, что хорошее и выйдет». И все верят в светлое будущее.

Подкаст №18. Антон Головин. Победитель Elton Volgabus Ultra-Trail 2018

фото: Евгений Подшивалов

Кстати, ты в курсе, что в Москве недавно прошёл ультрамарафон «Сутки бегом»?

Да, слышал. По стадиону.

Никогда не думал принять участие в таком забеге?

Пока нет. Мысли, конечно, были, но формат – по стадиону – не нравится. И это опять же будет за просто так. Участники бегают там ради разряда, а у меня есть разряд МС по олимпийскому виду. Получу ещё один – и какой мне с него навар? Даже эмоций никаких не будет. А сутки бежать – это весь травмируешься, плюс, там нет такой атмосферы, как на GRUT’е. Там шоу, там праздник. А тут вышли 10 человек, получили отмашку и побежали. Своя местечковая тусовочка, своя культура суточная. Может, когда-нибудь потом я и соберусь… Но пока не понимаю, зачем мне это надо. Не для лайков же в инстаграме.

Мне хочется мыслить шире: надо что-то в семью принести, надо что-то получить взамен этих полугода-года тренировок перед стартом. А что ты получишь? Грамоту и медальку? Так их уже целая кладовка. Но это только мои мысли. Я никого не призываю думать так же.

А ты, кстати, говоря, ещё где-то работаешь?

Нет, только немного занимаюсь спортивным питанием.

А как относится твоя семья к тому, что твоя среднестатистическая тренировка длится очень долго?

Жена работает на градообразующем предприятии. Она в восемь ушла, в пять пришла, моих тренировок почти и не видит. Но относится нормально. Конечно, есть какой-то предел, нужно находить грамотный баланс между семьёй и тренировками. Если я буду тренироваться сутками, — кому это понравится? Поэтому в выходные я стараюсь отбегать тренировку пораньше. Встал с утра, вышел в шесть, до десяти позанимался. За это время можно успеть 60 км отмахать. И всё, до вечера можно с семьёй побыть. И в будни так же: пока жена на работе, а сын в садике, ты все свои тренировки сделал, а вечером можно семейными делами позаниматься.

Ты сына уже отдал в какую-то секцию?

Нет, он в садике ещё, ему пять лет. Хотя мы кое-чем занимаемся тут у себя. Я не буду настаивать, чтобы он становился спортсменом. Если сам выберет такую стезю, то ладно, но сам подталкивать его к этому не собираюсь.

Антон, слушай. Я живу в одном районе с Юрием Галкиным, это чемпион в суточном беге в 2016-2017 гг. И как-то в апреле выбираюсь я на работу в 2 часа ночи, вижу – он бегает, нарезает круги по своему излюбленному маршруту. Я так понимаю, это была ночная часть его тренировки. А у тебя бывает, что ты бегаешь по ночам?

Я наслышан о тренировках суточников, да. Не думаю, что это как-то научно подкреплено, просто опыт передаётся из уст в уста. Мне всегда нужно объяснение: почему так, зачем так, и что я от этого получу? Эльтон был ночной, но я ночью ничего не делал. На гонку нужно выходить живым и свежим. А если ты потратился на ночные тренировки, то как побежишь? Нет, я не сторонник такого.

У тебя в этом году намечены какие-то старты? Ты уже что-то для себя выбрал?

Это будет GRUT. Как же я на него не поеду, если это крупнейший трейл в стране и такой праздник? 3-5 тысяч человек приезжает каждый раз, невероятная тусовка. Надо и друзей увидеть, и с Мишей пообщаться. Старт такой великолепный, дистанции разные можно выбрать. Так что сначала GRUT, а на осень планирую вторую крымскую многодневку Crimea X Run: 170 км с набором высоты под 10 тысяч м.

Это основные старты. Может, соберусь ещё на какие-то. Тут же надо и отдыхать, восстанавливаться, потому что старты сложные. И семейные дела не забывать. Маркхот, который я выиграл, был проходящим стартом ради знакомства с новыми людьми, с новыми местами. Вот и получается пока 4 гонки за сезон.

Значит, главный старт сезона уже позади или нет?

Эльтон и GRUT равноценны. Эльтон надо было взять хотя бы потому, что в прошлом году я сошёл с дистанции. Да и просто посмотреть, что это такое – 100 миль. Но и GRUT нельзя списывать со счетов. Будет предельная концентрация, я сделаю всё по максимуму.

Тогда пусть все знают, что на GRUT’е ты намерен побеждать.

Я намерен показать максимальный результат. А в Крым я еду за опытом. Горных забегов у меня очень мало, а в Европу выезжать не получается. С Эльтона же не поедешь на трейл с набором 10 тысяч (смеётся).

Мы стараемся не отпускать своих гостей, пока они не пройдут супер-спринт. Это серия из пяти вопросов, на которые ты можешь отвечать как угодно. Готов?

Да.

Если не бег, то какой бы вид спорта ты выбрал?

Лыжные гонки.

Ультрамарафон в сто миль или забег покороче?

Покороче.

Что ты сейчас читаешь?

Ничего. Только соцсети.

Бороться до конца и финишировать с плохим временем или поберечь себя до следующего старта?

Поберечь себя.

Человек, который тебя вдохновляет?

Моя жена Татьяна, которая всегда со мной на стартах.

По традиции мы завершаем программу любимой песней нашего героя. Вспомнишь что-нибудь, может быть, из детства или из недавнего понравившегося?

Оставлю песню на ваше усмотрение. Сам слушаю только радио. Можешь поставить что-нибудь весёленькое.

Тогда давай так. Если я найду что-нибудь, что, как мне кажется, подходит именно тебе, я это поставлю, если нет – закончим программу молча.

Хорошо.

Антон, спасибо тебе за этот созвон, было очень интересно и познавательно. Для меня ультрамарафон – это что-то совсем запредельное, тем более, что такие результаты, как у тебя, даже в мире, не то что в России, имеют единицы. Ещё раз поздравляю тебя с победой на Эльтоне, желаю удачи и быстрого времени на предстоящих соревнованиях! Надеюсь, ещё созвонимся и не один раз.

Спасибо, всего доброго!

И всё-таки я очень люблю подкаст «Марафонец» за то, что получается пообщаться с такими ребятами, как Антон. Это чертовски приятно. Надеюсь, что следующий гость будет таким же интересным и открытым. А кто же станет новым героем? Выясним через неделю, так что не пропусти. Будь к нам ближе, подписывайся на Sound Cloud и iTunes подкаст. А также оформи бесплатную подписку на журнал «Марафонец» — www.marathonec.ru

Это был Костя Фомин. Адьёс!

Фото обложки: Виктор Борзых


"Марафонец" в Telegram Не забудьте добавить "Марафонец" к себе в Telegram. Это новый и очень удобный формат получения самых свежих, интересных и полезных материалов нашего журнала. Подпишитесь на наш канал, чтобы гарантированно ничего не пропустить!