Добро пожаловать! Это десятый эпизод подкаста «Марафонец»! Меня зовут Костя Фомин. Ближайший час мы проведем в особенном мирке, который посвящен бегу. Благо, у нас сегодня есть отличный проводник, который может рассказать нам, как выглядит бег глазами профессионального атлета. Итак, сегодня в гостях у меня член сборной России по легкой атлетике и чемпион страны на марафонской дистанции — Степан Киселев.

Степан, здравствуй. Спасибо, что нашел время для этого созвона, надеюсь, что я не очень тебя отвлекаю от твоего тренировочного процесса.

Всем привет! Спасибо. Нет, всё без проблем.

Это круто. Я правильно понимаю, что ты сейчас в Кении?

Да-да, я сейчас в Кении, в Итоне.

Это какой-то специальный сбор, или ты выбрал самую быстро бегающую страну, собрался и поехал туда?

Это тренер предложил поехать. Я подумал, посовещался с семьёй, посоветовался, и буквально за несколько дней мы приняли решение и начали подготовку. Сюда спонтанно не приедешь, нужны прививки и всё такое.

Всё для организации массовых спортивных мероприятий

А что за прививки?

Их много, но самый минимум – от желтой лихорадки, от гепатита А, от брюшного тифа. Это обязательный набор для белого цивилизованного человека. По большей степени, это страхи белых людей и для европейцев это дико, но для нас, россиян, которые знают деревенскую жизнь, по сути, всё то же самое. У нас даже дороги иногда хуже, чем здесь.

Если не секрет, сколько стоит такая поездка?

Недёшево. Самая большая статья расходов – это дорога. Туда-обратно тысячи 33-34 выходит. Ну и проживание, конечно. Я сейчас живу в Атлетик-центре. Его основал известный атлет, который бегал за Францию и был призёром на мировых соревнованиях. В центре все условия для атлетов, хорошо кормят, охраняют – вот здесь я и живу. В день выходит 35 евро.

А как долго ты там будешь жить?

Планирую месяца три.

Ого. То есть, ты уже больше месяца там?

Да, я приехал 18 января.

Акклиматизация уже прошла, или ты спокойно всё это перенёс?

Даже не знаю, прошла акклиматизация или нет. Мне в самом начале очень тяжело бегалось, сейчас чуть полегче. Я ведь больше смотрю по ногам. Первые дни, даже если совсем медленно бежишь, ноги всё равно сильно забиваются. Сейчас такого уже нету, поэтому, я думаю, акклиматизация прошла, но в плане дыхания то же самое – бежишь и задыхаешься, кислорода не хватает. Я не знаю, когда это пройдёт и пройдёт ли. Подождём, посмотрим.

Какая высота над уровнем моря сейчас?

Примерно 2 400 м или около того. Может, 2 380.

Мне кажется, там в целом тяжело будет дышать, даже когда ходишь.

(смеётся). Нет, когда ты ходишь – ты этого не чувствуешь. Вот во время бега, если по равнине – то ещё нормально, но стоит увеличить темп или забежать в горочку – и всё, ты сразу же ощущаешь недостаток кислорода.

А по пульсу – ты это замечаешь, или пульс у тебя в норме?

Да, замечаю. Я же все время с пульсометром бегаю. Иду на подъём – и он так взлетает, что будь здоров! Я дома бегал, не мог поднять выше 170 – а тут без проблем (смеётся).

Какие задачи ставятся перед этим кенийской сбором?

Я хочу подготовиться на марафон. В идеале, конечно, на какой-нибудь международный старт, чтобы в полной мере ощутить эффект от Кении. Но тут выходит так, что мы не можем выступать за пределами России, поэтому, скорее всего, это будет Чемпионат России, где я постараюсь показать какой-то результат.

Подкаст № 10. Степан Киселев, чемпион России в марафоне

А какие тренировки ты сейчас конкретно делаешь, или у тебя целый цикл?

Цикл есть, но мы свой план дальше второй недели не видим. Ренато прислал план на 14 дней, всё, пошли работать, не заглядывая вперёд. До этого я тренировался самостоятельно и что-то планировал дальше, а сейчас я выхожу на тренировку, даже не зная, какие там скорости, просто вся группа встала и побежала.

То есть, ты тренируешься в группе?

Да.

Сколько человек у вас занимается?

Всегда по-разному. Кто-то на трак готовится (на дорожку), кто-то на кросс-кантри, на шоссе, на половинку. Иногда бывает 3-4 человека, сегодня было где-то 14-15. Все, в основном, по личному плану работают, поэтому, если тренировки совпадают, бежим все вместе, если не совпадают – то работаем в разных местах. Например, в 6.00 выехали, в 6.20 приехали, высадились и полетели каждый по своей задаче. Либо у всех одна задача, — например, сегодня нужно было пробежать 18 км фартлека.

А вообще в этой компашке сильные атлеты собрались?

Да. Я там как г**но в проруби болтаюсь.

Я смотрел твои результаты, марафон по 3:07, а говоришь, как г**но в проруби…

Тут совсем другая картина. Для этих ребят 62 на половинке – это такой нормальный результат. Марафон за 2:10 уже не очень. А всё, что выше 2:08 – хорошо.

А сколько ты уже набегал за этот период в Кении?

Я особо не считал. Вначале что-то подсчитываю, конечно, а потом у меня вся голова в туман погружается (смеётся). Как-то отмечал километраж за неделю – было 200 с небольшим, не сильно много, зато высокая интенсивность.

А что тебя больше всего удивило в Кении как бегуна?

Они очень рано встают на тренировку! Мы привыкли проснуться, позавтракать, подождать, пока всё переварится, и потом уже выбегать. То есть, это самое раннее – часов в 9:00. В Кении ребята встают, когда кругом ещё полная темень, и уже куча бегущих. И это мы ещё не сильно рано поднимаемся. Где-то в 6:00 встречаемся, выезжаем, стартуем в 6:20. И это всё без завтрака. Проснулся, оделся и пошёл такой полузомби. А тебе лететь надо за 3:40.

Наверное, тогда надо с вечера хорошо поесть, чтобы на утро что-то осталось.

Да, они вечером закидываются и ложатся спать. В основном, едят угали, это типа нашей каши, только мы более жидкую делаем, а они очень густую, и я бы ещё сахара добавил, а то совсем она какая-то пресная.

На данный момент твои ожидания от поездки уже оправдались?

Я каких-то иллюзий не питаю, понимаю, что одного нахождения в Кении недостаточно, чтобы показать результат. Тут надо ещё долгое время работать, пахать. Помимо этого, надо более-менее адаптироваться к новым нагрузкам и начать их переваривать. Сейчас я сомневаюсь, что я их переварю, у меня каждая тренировка выходит как соревнование, поэтому не уверен, что смогу что-то показать на старте, если сейчас туда поеду. Сначала нужно поднять уровень подготовки, чтобы более-менее переварить эту тренировку, потом уже показать результат. И опять же, я сюда приехал, чтобы набраться нового опыта, когда позже буду тренером, освоить новую методику. Я вижу много мелких вещей, которые не знаю, как показать, как описать, и, наверное, даже лучше всего оставить их у себя в голове на будущее.

Самое большое открытие для тебя на этом сборе?

Для меня удивительно работать в большой группе, потому что до этого я всегда один бегал. У нас многие марафонцы бегают самостоятельно, по одному. А тут целая группа. Для меня это необычно.

Это подстегивает тебя бежать быстрее?

Это бывает тяжело делать на фоне усталости. Дома, я имею в виду. Собираться, настраиваться на тренировку. Здесь с этим проблем нет. Ты видишь Сандрэ Моэна, других сильных ребят, — и тебе вообще не проблема собраться с силами, просто встаёшь и бежишь.

Подкаст № 10. Степан Киселев, чемпион России в марафоне

Ты сейчас говорил, что работаешь с Ренато Канова. Каково тебе с ним?

Он пока ещё не приехал, так что мы по индивидуальным планам работаем. У него небольшие проблемки дома, но буквально через несколько дней должен приехать сюда. А пока всё контролирует его ассистент, так что мы почти не чувствуем его отсутствия.

У Ренато есть какой-то своеобразный подход?

Да, я до этого никогда не бегал так много фартлеков, не любил их особо и не использовал в тренировках, хотя понимал, насколько это хорошее, эффективное оружие. Как будто берёг себя на будущее, зная, что мне придётся в дальнейшем бегать фартлеки очень часто (смеётся).

Это большая переменная работа. Сначала ты бежишь с одним темпом, потом переключаешься на более высокую скорость и вот прыгаешь с одного на другое, плюс, ещё горы, холмы, это всё тяжело. Я бы сказал, что Ренато – беспощадный, он не заморачивается твоим самочувствием, твоими способностями. У тебя есть задача, и ты должен показать результат, неважно, готов ты работать или нет.

Он легко согласился на работу с российскими атлетами?

Да, и меня это удивило. Всё-таки в мире сейчас такая ситуация с российскими атлетами… нас считают грязными, что ли. И я удивился, что он дал согласие поработать с нами. Может быть, потому что к нему обратился знакомый человек и попросил поработать с нами, я не знаю.

Я думаю, он всё равно бы не стал работать абы с кем, даже если бы попросили знакомые.

Он, видимо, изучал информацию и потом уже принял решение. К нему многие хотят попасть, тем более, после успеха Сандрэ Моэна, когда он пробежал на рекорд Европы. Я сам решил попробовать потому, что не верил, как белый человек способен пробежать быстрее 2:08. А когда он пробежал в Японии за 2:05, я был просто в шоке. Подумал про себя: «Может, я что не так делаю? Неправильно считаю, неправильно понимаю какие-то вещи?».

Я тогда понял, что разрушить этот стереотип можно с собственным опытом. До этого читал какие-то книжки, изучал информацию о тренировках Канова, всё это в открытом доступе. Смотрел примерный план подготовки, прочитывал пару строк – и закрывал. Мне это казалось чем-то нереальным, чем-то совершенно неблизким мне. А потом я задумал попробовать, узнать что-то новое, решился вот на такой экспериментальный шаг.

Когда ты последний раз хотел завязать с бегом? И случалось ли такое вообще?

Каждые три-четыре года случается (смеётся). Тут много разных факторов. После юниорского возраста, когда у тебя «встают» результаты, ты думаешь, что, наверное, пора завязывать, что всё равно тебе не стать олимпийским чемпионом или чемпионом мира. А потом какие-то факторы просто не дают тебе бросить бег, и ты продолжаешь и ищешь в этом какие-то плюсы.

И какие у тебя плюсы?

Сейчас уже сложно сформулировать. Жизнь стала такая, особенная, что ли, спортивная. Я привык к ней, и что-то менять тяжело. И когда у тебя нет тренировки (травма, например) – ты сидишь такой и понимаешь, что чего-то не хватает, тебе хочется этого движения, этого ритма.

А когда ты готовишься к марафону, то выстраиваешь длительную подготовку, которая занимает не один-два дня, не неделю. Это три месяца или даже полгода. И вот ты идёшь маленькими шажочками к своей цели. И когда доходишь, получаешь огромное удовольствие от того, что проделал такой длинный путь и у тебя всё получилось.

Бывает, конечно, что где-то на пол-пути ты срываешься. Спорт, собственно, и интересен тем, что таких железных людей не бывает. Живя в России, я думал, что в Кении ребята реально железные. Нет, они такие же, как мы, просто пашут и всё. И у них тоже бывают травмы, болезни, всякое бывает.

А за что ты больше всего не любишь бег?

За систематичность. Потому что, допустим, ты готовился, у тебя хорошая форма, но стоит по какой-то причине выпасть из этого ритма дней на 5-7 – и всё, ты теряешь пусть не 100% подготовки, но очень многое, и вырулить потом из этого очень тяжело. Особенно это становится заметно, когда готовишься к марафону.

То есть, когда пропадает неделя, надо начинать всё заново?

Ну, не заново, но потребуется какое-то время, чтобы опять втянуться и выйти на свой ритм. Этот пробел всё равно останется. Ты шёл своим курсом и через месяц должен был делать уже такие-то вещи, а делаешь в итоге совершенно другие, потому что у тебя неделя выпала.

Подкаст № 10. Степан Киселев, чемпион России в марафоне

А ты помнишь свои ощущения, когда только начинал бегать? Я, честно скажу, когда занялся этим делом, поначалу чувствовал себя очень плохо и просто заставлял себя выходить на пробежку. А как у тебя?

Да точно так же. Поначалу это затягивает: тебе нравится то, что ты делаешь, ты общаешься с людьми, которым тоже это нравится, вы быстро находите общий язык. И помимо всего этого ты тренируешься. Наедине с самим собой уже тяжелее, да. Но это тоже проходит, и работать становится легче.

В одном твоём интервью я читал, что ты родился и вырос в маленьком городке Киселёвске, где было очень много наркоманов. В твоей компании они тоже были?

В компании нет, но во дворе дома, где я жил, да, много было. Иной раз возвращаешься с тренировки по темноте, а тебя окликают, подзывают. Приходилось убегать (смеётся). Стал постарше, класс 10й-11й, начал узнавать на точках ребят, с которыми рос.

А сам никогда ничего такого не пробовал?

Нет, у меня было железное воспитание, родители вбили такой чёткий стержень, что никто из друзей не мог как-то повлиять на моё мнение, переубедить. Я всегда придерживался своих принципов и всё.

То есть, даже не курил ни разу?

Курил, конечно, без этого никуда. Но вот кто-то курит, а там через время смотришь – уже в шалашах на ложках варят.

Но для тебя всё закончилось на курении сигарет?

Да. Нам старшие ребята говорили: наберите-ка конопли да натрите. У нас там поля были конопляные. И вот ты набираешь, на ладошке растираешь, а они потом в сигареты добавляют и курят. Иногда нам лень было идти до этого конопляного поля, поэтому мы просто между собой договаривались, типа: «Давай просто пыль на руке разотрём и им отдадим». А старшим было без разницы, они и не замечали ничего.

В то время ключевое значение имела занятость. Если ты в подростковом возрасте весь в делах, то ты выберешься из этого. А если у тебя хоть чуть-чуть свободного времени, то тебя этот социум затянет. Сам я давно уже там не был, не знаю, как дела обстоят.

Наверное, тебя потому и отдали в лёгкую атлетику, чтобы ты постоянно был занят?

Наверное (смеётся). Я же и шахматами занимался, и в художку ходил. Вообще, сейчас понимаю, что у меня было довольно тяжёлое детство (смеётся).

Ты довольно активно постишь фото в Instagram. А в других соцсетях ты есть?

Есть во Вконтакте и в Фейсбуке. Вконтакте чаще появляюсь. К примеру, если друзья хотят мне что-то сказать, они пишут туда.

А у тебя есть какой-нибудь любимый паблик о беге, о лёгкой атлетике? Их же там очень много.

Каждый легкоатлет, заходя в контакт, первым делом открывает группы типа Сборбег или Типичный бегун.

Как раз хотел спросить: почему у них там постоянный холивар? Каждый раз заглядываю туда и каждый раз не понимаю, что происходит.

Разные взгляды у людей. Каждый из них по отдельности – хороший, приятный человек, а как объединяются в компашки, то и начинают от нечего делать друг друга поносить. Тут главное не воспринимать всё серьёзно, это просто такой специфический юмор. Например, если они говорят, что легкоатлеты выпивают, это же не значит, что они пьют постоянно.

Подкаст № 10. Степан Киселев, чемпион России в марафоне

Слушай, раз уж заговорили про соцсети, не могу не вспомнить вашу словесную дуэль с Искандером Ядгаровым. Пожмёшь ли ты ему руку при встрече?

Конечно. Он был тут, в Кении, мы общались. Есть некоторые разногласия на почве взглядов на спорт. У него более любительский взгляд, у меня более углублённый, где-то он прав, где-то я, и компромисс найти тяжело. Искандер считает себя профессионалом, но суждения у него остаются всё равно любительскими, он пришёл, можно сказать, из любительской категории и начал показывать высокие результаты, стал почти профессионалом. А у меня сразу был только спорт и всё, никаких других точек зрения.

Мне кажется, это очень странно, когда у человека есть постоянная работа и при этом он бегает и называет себя профессионалом. Профессионал – этот тот, кто зарабатывает бегом, а любитель – этот тот, кто занимается бегом помимо своей основной деятельности.

Я вообще разделяю любителей и профессионалов по результатам. Ядгаров скорее профессионал. Он талантливый парень, но я ему всегда говорю: «Ты никогда не сможешь узнать свой максимум. И это будет глодать тебя всю жизнь. Сейчас у тебя золотые годы для бега, ты вынослив, и тебе кажется, что море по колено, что травмы проходят мимо. Но потом ты будешь жалеть. Отдаёшь силы на работе и пытаешься что-то показать в спорте, а спорт не сможет продолжаться вечно». И вот он мечется, ему хочется узнать, за какой максимум он пробежит марафон, и бросить работу он тоже не может. Поэтому я и говорю, что это его гложет.

А за что досталось от тебя Зырянову? Я про фразу, что сначала нужно отработать удар на злом гномике.

Просто к слову пришёлся. Надеюсь, он не сильно на меня обижается (смеётся).

Как ты считаешь, сможет ли Ядгаров пробежать марафон из 2:15?

Да. Мне кажется, это вполне реально. Тем более, что у него есть возможность выступать на международных соревнованиях, и он наверняка воспользуется этим шансом и подберёт себе быструю трассу. Но вообще он подстраховался. И не слишком высокий результат установил своей целью, и ещё срок себе увеличил.

Степан, а у тебя часто бывают травмы? Когда случилась последняя?

Последняя была этим летом. Со сборбега люди вышли на меня и попросили провести Никитина на рекорд России на 10 км. Я в 2008г. уже вывел своего друга Сергея Иванова на рекорд, вот они вспомнили и обратились ко мне, мол, давай, как тогда. Мне надо было 6 км пробежать: начать пятёрку чуть из 14 минут, на шестом км увеличить скорость и как бы катапультировать его, чтобы вторая половина прошла быстрее.

Я тогда сказал, что уже завязал с дорожкой, и мне проблематично такие скорости держать, у меня сейчас больше уклон на шоссе, на марафон. Но тема была интересная, поэтому я предложил начать подготовку и если за 3 недели почувствую, что не потяну, то предупрежу.

Мы, значит, условились, я согласился. И нужно мне было как-то после сбора покатать 10 раз по 300 м. Сделал половину, а тут дождь пошёл, холодный такой. Я подумал, что нужно доделать, всё равно чуть-чуть осталось. И вот после этой тренировки чувствую, задняя поверхность бедра разболелась до самого колена. И всё хуже и хуже становится. Там, в общем, микронадрыв произошёл, у меня всё сорвалось, неудобно так получилось, потому что через неделю уже Чемпионат России, где я Никитину должен был помогать. А я уже ничего не смог сделать.

А по итогу Никитин как пробежал?

 «Зайца» нашли, он чуть-чуть провёл его, около 2 км. И Никитин опять один побежал. А форма у него была шикарная, можно было на рекорд России идти.

 Что ты делаешь, когда не можешь тренироваться?

 Когда не можешь тренироваться, основное лечение – это отдых, который зависит от места, где ты травмировался. Отдыхаешь, знаешь, физио какое-то делаешь. И в результате из хорошей формы съезжаешь опять в плохое состояние, а потом начинаешь опять всё разруливать. Опять бегаешь, словно любитель, всё болииииит. Такие колебания на самом деле часто бывают.

Подкаст № 10. Степан Киселев, чемпион России в марафоне

В плохой форме с какой скоростью ты можешь десятку пробежать на соревнованиях?

Где-то в районе 35 минут.

А придерживаешься какого-нибудь специального питания?

Нет, я всеядный. Ем и плохое, и хорошее.

Какие-нибудь добавки, витамины?

Использую всякие омега-3, коэнзим Q10.

А на тренировки берёшь гели, изотоники или батончики? Именно на тренировку, не на старты.

Нет. Если длительная тренировка, я, как правило, обхожусь обычными конфетами типа стэпа или сникерса. И такого перекуса вполне хватает.

Лайфхак для слушателей. Гель не нужен, можно обойтись и конфетами.

Порой кофеин особо и не нужен, ты же просто тренируешься, а не соревнования бежишь, там не надо какие-то сверхрезультаты показывать. Раньше я тревожился, как бы не заголодать на тренировке, не пропустить этот момент. Сейчас начинаю потихоньку пересматривать своё мнение. Тут ребята выходят просто на пустой желудок и бегут. Хорошо, если им где воды дадут.

Иногда бежишь свою тренировку и думаешь: «Всё, сейчас выкину нафиг этот пульсометр и никогда больше не посмотрю на пульс» (смеётся). Но смотришь ты на него или нет, а у тебя есть заданная скорость, и ты должен стараться её держать.

Скажи, что чувствует человек, который бежит марафон с пейсом 3:07 на километр?

А мне вот интересно, что думал Сандрэ, когда бежал за 2:05, по три минуты на каждый километр (смеётся).

Ну, это интересно тебе, а вот что ты чувствуешь, когда бежишь с такой скоростью целый марафон? Я не представляю, что у таких людей в голове. Это тяжело?

Я в 2014 году только пробежал 2:11. Могу вспомнить, о чём я тогда думал. Так вышло, что у меня был полный желудок, я поздно позавтракал – и первые 10 км просто стелился по асфальту, боялся даже чуть-чуть попрыгать. Думал, что вот сейчас начнётся спуск, и обязательно заколет бок.

К середине дистанции завтрак более-менее переварился, и я почувствовал, что вот сейчас будет легче, сейчас побегу. Говорят, после 35 км стена начинается. А до этого просто беги, смотри на город, кайфуй от процесса. А когда 30й километр подошёл, я такой себе говорю: «Давай представим, что ещё 10 км, а там уж два как-нибудь доползём». Так что более-менее бежать я начал только после 30 км.

А ты знаешь, кто такой Василий Парняков?

Слышал. У него есть ресурс СкиРан.

Он тоже в прошлом бегун и считает, что у тебя есть потенциал сделать на марафоне 2:10. Может быть, в этом сезоне?

Ну, если бы открыли международные старты, я бы, конечно, попытался, но в России… не знаю. У нас опять Волгоград, опять до поворота на 180 градусов, опять круг 5 км, куча любителей, которые обожают за руки хвататься и бежать. На марафон всё-таки много факторов влияет, сейчас даже загадывать трудно. Сегодня всё нормально, а через месяц что-то случится – или микротравма, или приболел, или ещё что. Но Парняков – он такой фанат своего дела, что, наверное, если знает обо мне, то знает уже и результат (смеётся).

Он так-то следит за тобой и верит, что ты сможешь сделать марафон за 2:10.

Да-да, главное мне самому в это верить (смеётся).

А ты про ультрамарафон никогда не думал?

Не сторонник таких вещей. Была как-то мысль сделать Два Океана, там вроде чуть больше 60 км, но это максимум.

А какие планы у тебя на этот сезон, где тебя встретить?

Я планирую, наверное, Чемпионат России. Хотел бы попробовать подготовку к марафону через полумарафон. Это вот Сандрэ так любит делать. Он перед тем, как пробежать марафон за 2:05, за месяц до марафона сделал половинку из 1:00. И говорит, что такая схема очень хороша.

В Сочи будет автодром 1го апреля. Хотя не знаю, смогут ли они мне хотя бы компенсировать дорогу из Кении и обратно. Я бы хотел пробежать в Сочи, но всё будет зависеть от финансов.

Но там в любом случае есть, наверное, какие-то спонсоры?

Я даже не знаю, у них трасса сертифицирована или нет. Вдруг мы с Ринасом там полетим на 62 минуты, а у них трасса не сертифицирована?

Подкаст № 10. Степан Киселев, чемпион России в марафоне

А как в целом обстоят дела в нашей лёгкой атлетике?

Мне нравится, что у нас мужики не такие слабые, какими их считают. И раньше так было, и сейчас они показывают хорошие результаты. Не так уж всё плохо. Помню, наших мужиков массажисты отказывались массировать, типа «Нафиг мне руки в масле марать из-за вас?». Ну вот такой вот подход был.

Ну, то есть, сейчас всё пошло на подъем?

Ну вот Борзаковский пришёл, молодые ребята тоже пришли со своими взглядами. Я съездил на российский сбор. Кажется, ситуация улучшается.

А какие проблемы сейчас есть в российской легкой атлетике, которые нужно решать, на твой взгляд, в первую очередь?

Не знаю даже. Вроде всё нормально. Но нам ещё будут эту тему с допконтролем вспоминать, наверное, всё время, пока Путин у власти. Она уже такая заезженная!

Как вы между собой общаетесь? Вот ты упоминал про Ринаса – у вас дружба или привет-пока?

Мы все дружим, у меня со многими хорошие отношения, соперниками мы становимся только на дорожке. Бывает, позволяем себе потроллить друг друга в соцсетях, но это просто шутки.

А вот любителям так не кажется. Потому что когда вы друг друга ТАК троллите, похоже, что вы друг к другу не очень хорошо относитесь.

Когда ты тренируешься с кем-то, прикладываешь определённые силы, проходишь через определённые страдания, ты всегда будешь уважительно относиться к этому человеку.

Слушай, это круто. Спасибо, что ты открыл глаза на это, а то казалось совсем другое. Как ты думаешь, можно ли сейчас в России достойно жить и зарабатывать на профессиональном беге?

Нет, нельзя и никогда не будет. У нас взгляд другой, менталитет другой. А если сравнивать с Европой, то у нас даже больше шансов бегать и жить при этом, параллельно не работая. Я тут общался с людьми, у них и ещё хуже ситуации бывают, спонсоры не хотят связываться, например. Говорил недавно с одним французом, не помню, как зовут. Он перешёл на марафон и бежит за 2:14. Спрашиваю, какие результаты. Ну вот, 7:42 за 3000. Ничего себе! Это вообще очень хороший результат. А зачем, спрашивается, ушёл на шоссе? А на дорожке, говорит, вообще спонсоров нету, ничего нету. Перешёл на шоссе – сразу и Nike, и контракт. То есть, у них там тоже свои проблемы. А у нас… я не знаю, есть ли вообще у нас спортивные фирмы, которые выпускают какие-то вещи.

Наверное, что-то есть. Я тоже, к сожалению, не знаю, не могу с тобой поделиться.

У нас нефть хорошо качают и газ добывают (смеётся).

Кто, по твоему мнению, сейчас входит в тройку сильнейших марафонцев в России? Назови трёх твоих главных конкурентов в борьбе за победу.

Я не знаю, будут ли эти ребята выступать на чемпионате России, скорее всего, они распределятся по российским марафонам, потому что там ты пробежал, выиграл, тебе сразу дали деньги. На чемпионате России тебе даже медальку не дадут. Поэтому не могу сказать, кто вообще будет готовиться на этот чемпионат.

А если собрать всех имеющихся на этот чемпионат?

Да все те же самые. Реунков, Артём Алексеев, Сафронов Дмитрий, Шутов Фёдор, Соколова из Петербурга опять же не забываем. Но тут тяжело загадывать, многое зависит от того, в каком состоянии спортсмен выйдет на старт.

Что ты посоветуешь, как профессионал, марафонцам-любителям? С чего начинать, что принять во внимание, какие меры предосторожности… да, сказал так, будто они сексом в лесу заниматься будут во время пробежки (смеётся). Ну, как не получить травмы или всё такое.

Надо самостоятельно изучить информацию, её сейчас море, в том числе и в соцсетях. А потом уже решить, применять эти методы на собственном опыте или нет. Главное, не верьте тому, что за короткий срок можно подготовиться к марафону, к своей цели нужно идти плавно.

Степан, мы не отпускаем своих гостей, пока они не пройдут супер-спринт из пяти вопросов, на которые можно отвечать как угодно. Ты готов?

Да.

Если не бег, то какой вид спорта ты бы выбрал?

Велоспорт.

Тренировка с утра или вечером?

С утра.

Что ты сейчас читаешь?

Ой, ничего.

Пробежать всю дистанцию с плохим результатом или поберечь себя до следующего старта?

Пробежать с плохим. Хотя это зависит от старта и от конечной цели. Может, у тебя главный старт чуть позже, тогда стоит поберечься. Бывают старты главные и второстепенные, я их называю План А, план Б и так далее. На второстепенных ты тоже выкладываешься, но самоотдача всё равно другая уже.

Человек, который тебя вдохновляет?

Сандрэ Моэн.

И последнее. Мы аудио-подкаст и всегда заканчиваем программу любимой песней нашего героя. Что это за песня и почему она стала любимой?

У группы Coldplay много хороших песен. Yellow в том числе, да и новые вполне хорошие. Почему – не знаю. Наверное, они связаны с какими-то моментами, воспоминаниями, когда я слушал эту группу. Этот как машина в прошлое – ты слушаешь и возвращаешься назад.

Ты назвал группу, а песню мы выберем сами?

Да.

Степан, спасибо тебе за этот интересный разговор. Очень рад был лично с тобой познакомиться! Желаю тебе, во-первых, удержать в этом году чемпионство, а во-вторых, всё-таки выбежать марафон из 2:10.

Круто. Спасибо большое, я постараюсь. Удачи вам!

Вот так выглядит бег глазами профессионального марафонца. И что самое интересное и крутое, не смотря даже на вынужденную изоляцию российской легкой атлетики, наши ребята не опускают руки, продолжают работать, улучшают результаты, гоняют на сборы, и, в конце концов, повышают конкуренцию. И, вполне возможно, что это пойдет нашему профессиональному бегу на пользу. Как знать, глядишь, мы в своем соку через пару лет станем значительно сильнее, и Степан Киселев — один из претендентов на этот прорыв.

А кто станет следующим гостем? Скоро будем выяснять! Чтобы не пропустить, подписывайся на подкаст Марафонец на Soundcloud и iTunes подкаст, а также обязательно оформи бесплатную подписку на наш журнал www.marathonec.ru. Это был Костя Фомин! Адьёс!

2d4qpfl0upi
Тренировочные планы