Главная Подкаст Бег Подкаст № 29. О движении parkrun, которое собирает 300 000 участников каждую...

Подкаст № 29. О движении parkrun, которое собирает 300 000 участников каждую субботу

3285

Марафонского времени суток всем слушателям! С вами 29-й выпуск подкаста «Марафонец», и у микрофона я, Руст Гарифуллин.

Осень в самом разгаре, а значит, беговой сезон в России на самом пике, ведь именно сейчас проходят главные старты нашей необъятной страны, в том числе Московский марафон. Однако сегодня пойдёт речь не о нём, а о других международных забегах, которые проводятся в независимости от времени года и проходят одновременно в нескольких точках мира. Уверен, что многие знают, о чём мы поговорим, а кто не знает – слушайте внимательно. Данные старты не оставят вас равнодушными!

Сегодня мы будем говорить о забегах parkrun и пригласили людей, которые лучше других смогут рассказать о них. Первооткрыватели этого движения в России, а ныне главные его кураторы на территории нашей страны – Наталья Дулебенец и Максим Егоров!

Подписаться в iTunes и SoundCloud

– Привет, Максим! Привет, Наталья!

– Привет!

– Для начала давайте немного расскажем о том, что такое parkrun. Я дам общую информацию, а вы меня поправите или дополните в случае необходимости. Parkrun – еженедельные бесплатные забеги на 5 километров в городских парках с фиксацией времени. Достаточно ли этих слов для того, чтобы человеку, не знакомому с вашим движением, рассказать про него?

– Наталья: Parkrun – это немного больше, чем просто забег с фиксацией времени. Это международное движение, когда люди в 1800 парках выходят на пробежку каждую субботу, объединённые общей идеей. И это больше даже не бег, а встреча единомышленников. Это большой социальный проект, который проводится силами волонтёров. Если коротко рассказывать про parkrun, то да, это забег на 5 километров, это всегда один и тот же маршрут. Это «суббота, утро, парк», как мы называем. 

– Максим: Parkrun ушёл гораздо дальше от забегов, и теперь мы даже стараемся уходить от этого определения, ведь на паркране не обязательно бежать: можно быть волонтёром, можно пробежать вместе с детьми или просто пройти, можно преодолеть всю дистанцию с палками для скандинавской ходьбы. Если так случилось, что вы прикованы к инвалидной коляске, то вы можете проехать дистанцию на коляске. Неправильно называть parkrun просто забегом, это гораздо больше. Это место, где люди общаются, проводят время, ведут здоровый образ жизни, помогают друг другу.

– Много ли стран участвует, и какая динамика роста?

– Максим: На данный момент у нас 21 страна, parkrun присутствует на каждом континенте. Порядка 300 000 человек каждые выходные участвуют в parkrun. Это довольно большое, на мой взгляд, число. Если говорить о Великобритании, Австралии и Ирландии, то там ещё проводятся забеги parkrun junior, когда детишки бегут 2 км.

Относительно динамики развития по миру, мы не можем сказать, что развиваемся очень быстро, и десятками страны присоединяются к движению каждый год. Parkrun придерживается консервативной политики. Дело в том, что parkrun – это бесплатные забеги. Если развиваться очень быстро, то в какой-то момент мы не сможем управлять этим развитием. Когда parkrun global решает открыть новую страну, они всегда думают, достаточно ли у них ресурсов для того, что поддержать новую страну в развитии, и готовы ли эти страны для проведения еженедельных забегов.

Я могу привести несколько примеров. Допустим, parkrun Италия, parkrun Франция стартовали чуть позже, чем Россия. Но если посмотреть на карту, то у них гораздо меньше сейчас забегов проводится регулярно, чем у нас. Мы уже почти догнали Польшу по количеству забегов. В Италии меньше 10 забегов, во Франции – порядка 15. У нас уже почти 70! 

– Обгонит ли Россия по количеству паркранов Великобританию?

– Максим: Хороший вопрос! Если смотреть на карту parkrun, на количество уже открытых забегов в Великобритании, то эта задача очень амбициозная. Здесь надо понимать, что Великобритания несколько дальше ушла от нас в развитии здорового образа жизни, бега. Бег, ходьба, волонтёрство ещё не так развиты у нас. Но мы не опускаем руки, мы работаем в этом направлении.

– Почему в Америке и многих странах Европы так тяжело идёт развитие? К примеру, в Будапеште, столице Венгрии, вообще нет parkrun. 

– Максим: Как уже сказал, новые страны активируются очень медленно. В этом году parkrun запустился в Японии, и это была единственная новая страна в 2019 году. В следующем году прогнозируют новые страны, но опять же это будет одна страна, может быть, две. Возможно, развитие в конкретных странах связано с менталитетом, с меньшим распространением ЗОЖ, любительского спорта. 

Порядка 300 000 человек каждые выходные участвуют в parkrun

Что касается США, то сейчас там как раз наблюдается быстрый рост. Последние два года открывается много новых забегов. Возможно, это зависит от кантри-менеджера. Надо понимать, что в США больше конкуренция. Там много разных мероприятий беговой тематики. Вероятно, люди не понимают, почему они должны идти на parkrun, если у них есть другие аналогичные мероприятия. Но я уверен, что parkrun наберёт популярность и в штатах, и очень скоро они даже догонят нас. 

– Больше конкретики хочется про Россию. Сколько у нас есть паркранов и сколько городов представлено? 

– Наталья: На прошлой неделе мы открыли 40-й город, им стал Ижевск. Сейчас на карте России 69 забегов. 14 сентября мы открыли Владимир, который стал юбилейным 70-м забегом. Мы считаем, что это уже достаточно мощная цифра, но, конечно, границ нет. Мы стремимся, чтобы в каждом городе, где есть активное беговое сообщество, появлялись новые забеги. Мы над этим работаем. У нас есть команда волонтёров, которая занимается именно активацией новых забегов. 

– Время фиксируют, статистику присылают, чаем на финише поят, фоточки с забега выкладывают… Где подвох? Неужели бегуны ничего не должны взамен?

– Наталья: Это как запуск добра (смеётся). Когда тебе причинили добро, ты с кем-то хочешь поделиться. Тут работает такая же схема. Люди к нам пришли, пробежали, им понравилось, и в дальнейшем они готовы сами помочь в организации. Люди готовы делиться, приглашать других. Да, это правда всё бесплатно и всё делается силами участников для участников. 

Концепция в том, что parkrun – это наш общий забег, а не каких-то конкретных организаторов. Задача организаторов в каждом парке – донести до участника, что ты тоже можешь что-то привнести: побыть волонтёром, принести пирог, дать пятюню бегуну. Всё это создает свою атмосферу, за которую люди любят это движение. 

Подкаст № 29. 5 км, 300 000 участников, каждую субботу: бесплатные парковые забеги parkrun
фото: vk.com/parkrun

– Человек, который организует такое классное событие, явно должен и сам быть как минимум из спортивной среды. Расскажите, каким спортом занимались раньше и сейчас? Давайте начнём с Максима.

– Максим: Если честно, к спорту я не имею никакого отношения. По образованию я инженер, а работаю в сфере телеком. Начал заниматься parkrun, просто прочитав, что есть такое движение. По воле случая буквально через неделю я оказался в Англии в командировке, где у меня как раз была свободная суббота, и я успел посетить свой первый parkrun.

Когда я первый раз попал на parkrun, прочувствовал атмосферу и понял, что я этим «заболел», и мне хочется это движение принести в Россию. Меня до сих пор не отпускает это чувство, эта магия parkrun.

Я это делаю просто потому, что мне это нравится. Я в это верю, я вижу в этом смысл не только для себя и своих друзей. Я вижу в этом большой потенциал для подрастающего поколения. Показать пример моим детям, что можно делать в субботу с утра, как помогать другим и насколько это здорово. До этого я бегал, конечно, но для меня это было просто увлечение. Признаюсь честно, я ещё ни разу не пробежал марафон. 

– Наталья: В школе я играла в баскетбол, а когда баскетбольная карьера закончилась, начала бегать, потому что с детства привыкла, что спорт – это часть жизни. Когда я начала работать на серьёзной работе, мне хотелось найти единомышленников в компании, с кем можно было побегать вместе. И я нашла сайт parkrun. Тогда ещё бег был менее популярен, и в парках почти не бегали люди. Сейчас, конечно, сильно всё это поменялось. На parkrun я осталось не из-за спорта, а из-за людей, которые тебя окружают. 

– Сколько паркранов вы посетили? И какой самый любимый?

– Максим: Думаю, более 30 паркранов по всему миру. В России только 3 города к своему стыду: Москва, Питер и Ростов-на-Дону. 

– Наталья: По России у меня 53 разных паркрана, а по миру – 14. Я посетила около 10 стран. Parkrun – это образ жизни. Я не езжу теперь в страны, где нет паркрана (смеётся).

Показать пример детям, что можно делать в субботу с утра, как помогать другим и насколько это здорово

Когда приезжаешь на новый забег, открываешь для себя какие-то новые эмоции, знакомишься с новыми людьми, и это очень здорово! На зарубежных забегах это чувствуется, когда кто-то начинает искать человека, который говорит по-русски. Сразу попадаешь в классное сообщество, и я не могу это пропустить. 

Туризм – это одна из ярких составляющих, которая привлекла меня в parkrun. У меня, в отличие от Максима, есть любимый parkrun, потому что у меня должность немножко поменьше. Мой любимый parkrun – тот, который я открыла сама. 3 года я была директором parkrun Кузьминки. 

– Обратимся к истории. В субботу 2 октября 2004 года тринадцать человек в парке Буши в Лондоне собрались на дружественный забег, который организовали пятеро англичан, в том числе Пол Синтон Хьюитт, который считается родоначальником идеи parkrun. Общались ли вы лично с основателем? Есть ли какая-либо дружественная связь с паркранами других стран? 

– Максим: Да, конечно. С Полом мы общались, особенно когда мы только начинали. С открытием parkrun Россия связана интересная история.

Когда мы написали первый раз в Англию и попросили разрешение сделать parkrun в России, Пол нам ответил, что нет, parkrun global не считает Россию перспективной страной для развития. Такая вот ситуация была.

Сначала мы просто собрались на 5 км побегать, после чего написали Полу, на что получили ответ, что мы молодцы и можем продолжать собираться, но не имеем права называться parkrun, так как parkrun – это целая система. В итоге мы просто назвались парковыми забегами, продолжили собираться каждую неделю. Тогда у нас не было правил, мы сами их придумывали на ходу, при этом продолжали переписку с Англией, рассказывая про наш прогресс и команду.

Мы стремимся, чтобы в каждом городе, где есть активное беговое сообщество, появлялись новые забеги

В конце концов Пол приезжает к нам в Москву, бежит парковый забег, после чего он говорит, что мы сделали главное – сумели воссоздать атмосферу. В итоге он меняет свою точку зрения и разрешает влиться в эту большую интернациональную семью. 9 месяцев у нас заняла вся подготовка: документация, перевод сайта. И в марте 2014 года мы стартовали сразу в двух парках Москвы одновременно: Северное Тушино и Коломенское.

С Полом мы поддерживаем дружеские отношения. Каждый год в Англии проходит встреча амбассадоров parkrun, и нас туда приглашают как интернациональных делегатов. 

Подкаст № 29. 5 км, 300 000 участников, каждую субботу: бесплатные парковые забеги parkrun
фото: из личного архива Натальи Дулебенец

– Итак, наши слушатели готовы к первому шагу. Они загуглили – parkrun в их городе есть. Что дальше? Можно сразу приходить?

– Наталья: Нужно зайти на официальный сайт parkrun Россия, справа будет кнопка регистрации. Нужно зарегистрироваться и распечатать свой личный штрихкод. Личный штрихкод – это пропуск на все паркраны мира, с помощью которого вам зачтут ваш результат. Вот и всё. Самое сложное – это проснуться к 9 утра. Желательно прийти немножко пораньше, чтобы прослушать брифинг для новичков, на котором рассказываются все нюансы и детали. 

– Максим: Я бы добавил ещё одно правило parkrun. Обязательно после регистрации нужно распечатать личный штрихкод  и принести именно бумажный вариант на забег, чтобы мы смогли его считать нашим сканнером. 

– Но есть люди, которые готовы пойти ещё дальше и организовать в своём городе parkrun. Что нужно для этого?

– Наталья: Во-первых, нам нужна команда – минимум 2-3 человека, которые смогут меняться в случае отпусков или личных дел. Мы идём дальше и разрабатываем маршрут. Это один из самых сложных вопросов – найти безопасный 5-километровый маршрут, который чистится, где нет пересечения с дорогами. После чего нужно получить согласование с администрацией либо города, либо парка на проведение еженедельного мероприятия. 

Как только у нас получено согласование, есть маршрут, есть команда, нам нужно закупить оборудование на открытие забега. У каждого забега оно абсолютно стандартное.

Когда я первый раз попал на parkrun, прочувствовал атмосферу и понял, что я этим «заболел». Меня до сих пор не отпускает эта магия parkrun

Уже два года мы успешно выигрываем в конкурсе грантов. Наш первый проект по открытию parkrun в 10 городах-миллионниках занял пятое место среди всех проектов по здоровому образу жизни. Такие проекты очень сильно помогают развиваться, потому что это возможность более качественно обучить команды и закупить оборудование.

Также недавно мы выиграли ещё один грант, грант мэра Москвы, в котором заложено открытие 3 новых забегов в столице. Поэтому, если кто-то слушает этот подкаст, можно активироваться, минуя сбор средств, открыться благодаря новому гранту, который мы будем реализовать с октября 2019 года.

Как только мы определились с финансированием, мы начинаем программу по активации забега, заполнение ряда документов, различных инструкций. Обучение, тренинги, проводим тестовый забег и открываемся. Мы стараемся открыться везде, где есть люди, которые хотят это делать, поэтому на нашем сайте есть кнопка «Открыть новый забег». Оставляйте заявки, наши волонтёры вам расскажут, помогут. 

– Есть ли жизнь вне parkrun? В каких сферах заняты вы сейчас? 

– Наталья: Нет. Я работаю сейчас в parkrun. Благодаря грантам я полноценно занимаюсь открытием новых забегов и развитием существующих. Это требует много времени, так как parkrun сейчас везде, активность 24 часа. 

– Максим: Хочется отметить, что parkrun делаем не только мы. У нас есть большая команда амбассадоров, которые вместе с нами занимаются тем, что поддерживают существующие забеги, помогают решать какие-то вопросы, работают с новыми заявками. Пока эта работа лежит в основном на нас, но мы стараемся её также делегировать нашим амбассадорам, формируем амбассадорский штаб.

Что касается меня, изначально перед тем, как заняться parkrun, я имел работу, у меня была уже семья, дочка родилась, поэтому я занимаюсь parkrun в свободное от работы и семьи время. Это сложно даётся, потому что другого свободного времени практически не остаётся. К примеру, как уже говорил ранее, подготовиться к марафону у меня просто не хватает времени!

– Традиционный суперспринт из 5 вопросов. Ровный parkrun или с горочками?

– Максим: С горочками. Мне нравится, когда есть разнообразие!

– Наталья: Поддерживаю!

– Приятная беседа во время бега или улучшить время на дистанции?

– Наталья: Приятная беседа, я просто не замолкаю на паркране! 

– В каком городе хотели бы открыть parkrun из тех, в которых нет?

– Максим: Мне бы хотелось открыть самый западный parkrun в Калининграде и где-нибудь на Дальнем Востоке. 

– Главное пожелание паркрановцам России?

– Максим: Parkrun, как любят говорить наши англичане, – это fun. Это удовольствие, это радость. Главное, получать удовольствие. А тем, кто ещё не участвует, я хотел бы пожелать поучаствовать и не обращать внимание на какие-то барьеры, которые у нас в голове есть: «Я приду, а там никого не знаю», «Я приду последним, все будут надо мной смеяться» и т.д. Всё это мелочи, на parkrun собираются абсолютно разные люди.

– Наталья: Не откладывайте свой первый parkrun, как это делала я. Приходите участвовать, потому что никогда не знаешь, где ты найдёшь и встретишь нужных людей, как изменится твоя жизнь, когда сделаешь шаг к чему-то новому.