Главная Бег Бег в США: Нина Зарина о беговой культуре американцев

Бег в США: Нина Зарина о беговой культуре американцев

11784

Нина Зарина начинала бегать в Москве, стремясь к красоте и активному образу жизни, и после нескольких лет постоянных тренировок стала выигрывать марафоны. Уехала в США поработать и осталась жить там. Тренировалась с самой быстрой группой в России скоро стала частью американского бегового коммьюнити.

А 9 мая текущего года Нина в третий раз заняла 1 место среди женщин и 4 в абсолютном зачете в крупнейшем международном забеге Red Bull Wings for Life World Run с результатом в 60,16 км. Екатерина Преображенская из «Марафонца» поговорила с Ниной о том, как бегается в США: где найти группу, как работают с атлетами местные тренеры, как устроен внутренний чемпионат и вообще какая она – американская беговая культура.

Бег в США: Нина Зарина о беговой культуре американцев
Источник: Instagram Нины Зариной

– Что было первично: переезд в США ради бега или присоединение к местному коммьюнити как следствие релокации?

–  Второе. Точнее, бег тоже сыграл свою роль. В 2019 году мы делали стартап, приложение для малого бизнеса. Распределённая по разным странам команда решила собраться на время в США, чтобы поработать вместе. Сняли дом, а потом оказалось, что стадион для бега находится совсем рядом.

Когда я это увидела, решила, что это знак, и мне надо ехать. Потом уже поняла, что иметь трек в радиусе трёх километров от дома тут норма.

–  Пользоваться стадионом можно бесплатно?

Тут есть свои нюансы: часто стадионы принадлежат школам, и тогда они открыты для общественного пользования только утром и вечером. С университетскими проще. 

В Лос-Анджелесе, например, я бегала в Санта-Монике на стадионе рядом со знаменитой Pearl Street, где был первый офис Nike. Здесь стартовали первые олимпийские марафонцы-женщины. Он открыт, но в 11 вечера выключают свет.

А тот трек, из-за которого я приехала, был школьным, и в неположенные часы такой классический большой охранник-афроамериканец вежливо прогонял меня оттуда. Сейчас я живу в Арлингтоне, на другом побережье. Тут стадион закрыт с 7 утра до 9:30 вечера в связи с проведением мероприятий школьников, но в выходные открыт.

Ещё здесь развиты трейлы. Для Америки это не только лесные тропинки, но и сеть прекрасных грунтовых и асфальтовых дорог. В Вашингтоне есть трейл на несколько сотен миль, который может увести в Пенсильванию. Есть отличные круговые асфальтовые трейлы на 25-30 км, которые проходят через несколько районов и даже штатов (Вирджиния, Мэриленд, округ Колумбия). 

Тренировочные планы к марафону и полумарафону. Скачайте и начните подготовку сегодня.

В Лос-Анджелесе вдоль пляжа, пересекая знаменитый пирс Санта-Моники, проходит бетонная набережная: ровная, длинная, но бежать по ней жёстко, что, конечно, неудобно для длительных тренировок.

Вообще даже в автопутешествии, которые тут довольно популярны, не проблема делать тренировки по пути в любом месте страны: открываешь карту и просто ищешь парк или трейловые тропы. Всё в хорошем состоянии, качество примерно одинаковое.

Бег в Америке – это норма, бегунам никто не удивляется

–  Как долго ты бегала в Штатах одна?

–  Я и до переезда в Америку бегала в основном одна в течение семи лет. Только за полгода до переезда я попала в «Беговой монастырь» (группа сильных бегунов под руководством М.Монастырского – прим.ред.) и начала бегать с группой, что совпало ещё и с появлением DieHardRunning. Естественно, мне это очень понравилось, и я попыталась воспроизвести подобную модель бега с группой в Америке.

–  Как ты искала группы? Просто набрала поисковой запрос в Google?

–  И такое тоже было. Как приехала, сразу начала писать всем подряд, кто подходил по уровню. Поиск занял месяц, и я считаю, что мне очень повезло. Меня в Strava нашел русский житель Лос-Анджелеса Борис. Он фанат Comrades и знал меня по нему. Предложил пробежаться с ним и группой adidas Runners.

Я пришла, и местный тренер в ответ на мои вопросы порекомендовала мне группу the Janes Elite Racing. Я заполнила заявку на сайте, пришла на тренировку, стала с ними бегать и до сих пор считаю своей основной группой, наряду со StrideLadies в Москве. Здесь занимаются только женщины, большинство из них – учительницы в школах, но бегают быстро. Неоднократно выигрывали национальный чемпионат по кроссу в категории Masters.

Нина Зарина об особенностях беговой культуры в Америке
Беговая группа Janes. Фото Нины Зариной

Потом я уехала из Штатов и вернулась уже в Арлингтон, на другое, восточное, побережье. Тренер местной группы нашёл меня в Strava по Flyby (опция в приложении, которая показывает, с какими другими пользователями приложения бегун «пересекался» на своей тренировке – прим. Е.П.), написал мне и предложил к ним присоединиться.

Я пришла – и тут тоже всё совпало, как с the Janes. Это группа Dojo of Pain, обожаю их, сейчас бегаю с ними лёгкие кроссы и длительные тренировки, когда мой индивидуальный план совпадает с их пробежками. 

В Боулдере на сборах я бегаю с The Track Club (TTC). Раньше они были более медленным подразделением Tinman Elite, но сейчас стали отдельной группой. С ними я познакомилась через Тома Шварца, с которым работала в прошлом году, он тогда тренировал TTC и Tinman Elite.

Сейчас я работаю с Эндрю Кастором, он живёт в Мамонт Лейкс, Калифорния. Его я нашла по рекомендации Райана Холла, когда занималась в его онлайн-школе в августе прошлого года и встречалась лично на сборах во Флагстаффе, Аризона.

–  Как устроена система беговых клубов в США? Нужно выступать за них? Платить членские взносы?

–  Бывает очень по-разному. В the Janes годовой взнос 100 долларов, плюс участие в соревнованиях. У них, как у команды, есть цель успешное вступление на ежегодном национальном клубном чемпионате USATF по кроссу. USATF федерация лёгкой атлетики США. Для клуба это престиж и лейбл, а также возможность заключать спонсорские контракты.

Dojo вообще бесплатный. Какие-то более любительские клубы могут стоить 30 долларов в год. А вот тренеры стоят от 75 до 400 долларов в месяц.

–  Расскажи про кросс-кантри.

–  В США с началом осеннего сезона ты надеваешь старые шиповки и бегаешь соревнования по пересечёнке и грязи. У нас пока что это не развито, только начинают появляться некоторые забеги, например, «Лисья гора». Но в России аналога кроссовой эстафеты США я не знаю.

Это гонка с общего старта для всех участников команды. Девушки бегут 6 км, мужчины 10 км. Результат команды вычисляется сложением мест – побеждает тот, у кого получилась наименьшая сумма.

В 2019 году я была на такой гонке в Пенсильвании. Сама не бежала, поддерживала the Janes. Гонка, конечно, потрясающая по атмосфере: утро, туман, бесконечно длинная вереница людей, выстроенная вдоль края поля, одновременно устремляется на дистанцию, как средневековые рыцари на битву.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Nina Zarina (@the_nina_zarina)

–  Как клубы организованы? Кто этим занимается?

–  Многое в Америке делается на самоорганизации, так как люди очень инициативные и любят своё дело. Лидеры клуба делают всё на собственном энтузиазме, не зарабатывают этим. И хорошо распределяют обязанности между членами клуба. Например, the Janes организовывали в прошлом году эстафету, мне выпала задача отвечать за Instagram.

–  Почему у нас нет такого распространения беговых клубов?

–  У нас много хороших клубов, и количество их растёт, но, вероятно, не в таких масштабах, как в Америке. Думаю, основная причина – не такая высокая популярность бега, особенно в регионах. У нас беговая культура более-менее развивается в крупных городах. В США же каждый штат – отдельная единица, можно выступать и представлять честь клуба на соревнованиях внутри него, а также на национальном уровне.

Ещё очень развит рынок спонсоров и медиа: спортивные подкасты, журналы и прочие СМИ. И общество ценит твои достижения в разных областях: то, что ты юрист и в то же время бегун, твои коллеги обязательно отметят. Несколько раз на встречах с инвесторами мне говорили комплименты по поводу моего бегового бэкграунда, особенно после моей победы на марафоне в Сан-Франциско.

В Америке тренер не нянчится с атлетами, инициативу надо брать в свои руки

–  Сколько можно зарабатывать в США на беге?

–  Обычно контракт даёт 40-60 тысяч долларов в год, что сравнимо с нормальным уровнем зарплаты в Америке. Но спонсоры покрывают также затраты на экипировку, массаж, транспортные расходы. У Ника Симмондса, бегуна на 800 м, есть отличное видео на YouTube, где он рассказывает, как и сколько зарабатывал, когда был профессиональным атлетом. Его максимальный заработок составлял 300 тысяч долларов в год.

Плюс призовые могут быть 50-80 тысяч, а на мейджорах более 100 тысяч. На локальных стартах, конечно, суммы очень разнятся – от медали и 20 долларов на кофе в Старбакс до 1000 и даже 15 тысяч долларов.

–  Какие нужны результаты для того, чтобы претендовать на такие контракты?

–  Уровень тут высокий. 2:30 для женщин на марафоне – это всего лишь «выделиться из толпы». 2:21-2:25 – более интересный результат. Но сейчас спонсоры стали смотреть и на медийную активность.

–  Как тренерский подход в США отличается от российского? В России ты тренировалась у Монастырского…

Да, но не только у него. До Михаила Исааковича я работала в России и с другими тренерами. Разница видна не сразу, но она есть. У нас многое унаследовано от советской школы и культуры, тренировки основаны на тяжёлой работе и балансе между усталостью и послушанием. А в Америке это партнёрский подход, открытый диалог, логичное и последовательное объяснение тренировок.

Приведу пример: после года тренировок у Михаила Исааковича Монастырского мы обнаружили, что я бегала лёгкие кроссы медленнее, чем он ожидал, и он сказал мне бегать их быстрее. Потерпеть, подержать указанный темп, а потом я должна была предположительно адаптироваться к нагрузке. Я пробовала так делать было тяжело, и к другому тренеру я перешла раньше, чем наступила адаптация.

Спустя полгода работы с американским тренером, после подключения регулярных силовых упражнений и коротких ускорений в горку после скоростных работ я естественным образом, без отслеживания темпа, стала бегать быстрее и на лёгких кроссах. Но скорость пришла не от того, что я терпела больше и дольше, а потому что я плавно и аккуратно прорабатывала мышцы силовыми упражнениями.

Ещё из отличий могу отметить, что мой недельный объём стал несколько меньше. Раньше было 160-180 км, сейчас 150-160, и пока этого вполне достаточно. Такая небольшая разница оказалась очень существенной, как, например, и разница в километраже на второй тренировке после скоростных или темповых работ. Сейчас я бегаю 5-6 км. Раньше было 10-12, редко когда 8.

Теперь остаётся больше времени и сил на работу, нормальный ужин, различные проекты. Я спокойно восстанавливаюсь, усталость и апатия приходят уже намного реже.

–  Подключить силовые упражнения предложил американский тренер?

–  Нет, это было моё решение. Тут более развит бизнес-подход. Ты формулируешь запрос и приходишь с ним к тренеру. В этом случае ты получишь ответ, тренер даст тебе свою систему. Но график стартов и решение проблем зависят уже от тебя. За счёт этого воспитывается более взрослый подход.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Nina Zarina (@the_nina_zarina)

–  Какие цели ты ставишь перед собой дальше?

–  Сейчас мой лучший результат на марафоне 2:37:52. По ощущениям я понимаю, что готова на марафон из 2:35, но в прошлом году так пробежать не получилось из-за отмены стартов. К Эндрю в этом году я пришла с задачей выйти на уровень 2:25 на марафоне в течение 8-10 лет. Это долгосрочная перспектива.

Из ближайших стартов планирую марафон 19 июня за 2:32, это будет мой первый марафон в нынешнем сезоне. Ещё в этом году осенью бегу Бостон, планы такие же на 2:20-2:32.

О том, как началось увлечение бегом и о победе на марафоне в Сан-Франциско Нина рассказала в нашем подкасте.