Главная Бег Лассе Вирен: история последнего «летучего финна» в стайерском беге

Лассе Вирен: история последнего «летучего финна» в стайерском беге

3108

Есть великие спортсмены, имена которых всегда на слуху, а их слава переживает их самих. Яркий пример – Стив Префонтейн. Но есть и те, кто не становится суперпопулярным, и всё-таки их настойчивость и преодоление преград на пути к цели восхищают и вдохновляют.

Лассе Вирен был скромным финским полицейским и параллельно с работой тренировался. Его первые результаты в беге не говорили, что он прирождённый бегун, а до своей первой Олимпиады он даже не знал, что готовится к самым важным соревнованиям в жизни. Пока не случился Мюнхен-1972.

Лассе дважды сделал золотой олимпийский дубль на 5000 и 10 000 м. В мировом беге лишь несколько спортсменов устанавливали подобное достижение. Феноменальные результаты Вирена сделали его четвёртым и последним «летучим финном» в стайерском беге.

Эта статья – рассказ о долгом пути легендарного спортсмена от простого полицейского к олимпийскому чемпиону, о соперничестве со Стивом Префонтейном и о его единственном в жизни марафоне.

Спортивное детство

Свои первые воспоминания о спорте будущая звезда мирового стайерского бега связывает вовсе не с лёгкой атлетикой. Более популярный вид спорта в Финляндии – беговые лыжи, на которые Лассе встал в дошкольном возрасте.

Дебютные соревнования оказались успешными: в 1956 году в возрасте 6 лет он занял четвёртое место в гонке на 3 километра среди мальчиков младше 9 лет. Вирен даже запомнил результат той гонки – 22:36. 

В том же году он пошёл в школу. Рассказ Вирена о ней сводится к результатам с уроков физкультуры и школьных соревнований. 60 метров за 13,0 и девятое место в легкоатлетическом троеборье (прыжки в длину, метание гранаты и стометровка).

Во втором классе будущий олимпийский чемпион завоевал ещё один трофей со спортивных состязаний: это был приз зрительский симпатий, вручённый Вирену как «самому улыбчивому мальчику».

Лассе Вирен: история последнего «летучего финна» в стайерском беге
Лассе Вирен на Олимпиаде в Мюнхене. Фото: finishermag.com

Весной 1961 года, когда Лассе было 11 лет, он пробежал 60 метров за 9,5 секунд и 100 метров за 16,3 секунды. Он по-прежнему бегал на лыжах, периодически занимал призовые места в локальных соревнованиях и даже опробовал прыжки с трамплина: выиграл первенство деревни с результатом 25,5 метров.

В беге же, как рассказывает Вирен, он не был звездой среди сверстников. В 14 лет Лассе пробежал 1000 метров за 3:14. По его словам, такие результаты показывали 12-летние. Спустя год он несколько раз улучшил результат на этой дистанции и довёл его до 2:57. Ещё через год время на тысяче стало 2:49.

Обретение призвания

В 16 лет Лассе Вирен приступил к систематическим тренировкам, но, по его признанию, не проявлял большого интереса к своим результатам. Пока не начал добиваться успехов.

В этом возрасте Вирен интуитивно понял одну вещь: его призвание – бег на длинные дистанции. Возможно, потому что он любил кроссы по 10-15 километров. Оценивая свои способности в других дисциплинах лёгкой атлетики, Лассе понимал, что лучше всего у него развиты задатки стайера. Это и неудивительно: кто вспомнит знаменитых финских спринтеров?

Развиваться в лыжах Вирен посчитал неперспективным, так как заметно уступал своим сверстникам. Поэтому выбрал бег на длинные дистанции. Бег покорил его своей систематичностью, состязательностью и возможностью показывать высокие результаты.

Первый год системных тренировок принёс отличные плоды: победа на чемпионате Финляндии по лёгкой атлетике, два рекорда страны в группе юношей, а также выступление в международном матче (соревнование против спортсменов одной или нескольких стран). В 18 лет рекорды Вирена, они же рекорды страны в возрастной категории, были такими:

  • 3000 метров – 8:32,8
  • 5000 метров – 14:59,4.

Важно заметить, что Лассе Вирен тренировался самостоятельно и сам писал себе план. Как он обрёл проницательность в тренировочном процессе, остаётся загадкой, но, по его словам, это было лучшим решением. В то время в Финляндии господствовала теория «интервальных тренировок», которая ему не подходила.

«Когда настраиваешься на что-то важное, нельзя думать ни о чём другом»

Оценив результаты сезона, Вирен понял, что его идея верна – нужно следовать за своим призванием. Но когда после школы пришло время выбирать профессию, Лассе замешкался. Что, кроме спорта, можно выбрать? Призвание молодого финна было в спорте, а жизнь требовала получить серьёзную профессию. Так будущая звезда мирового спорта оказалcя в армии.

Годичная служба не была потерей времени. Если спортивные результаты Лассе Вирена за этот период не выросли, то существенно возросла его общая физическая подготовка, важная часть тренировочного режима любого легкоатлета. 

Вернувшись из армии, Вирен в течение сезона заметно улучшил свои результаты, показав 8:05,2 на 3000 м и 13:55,0 на 5000 м.

Эти достижения позволили ему несколько раз занять место на пьедестале и попасть в национальную сборную. Тогда же Вирен одержал свою первую победу в международном матче и назвал 5000 метров своей коронной дистанцией. Сочетание скорости и выносливости здесь было наилучшим для финна.

До Олимпийских игр в Мюнхене оставалось меньше трёх лет.

Подготовка к Мюнхену

В 1971 году, за год до Олимпиады, Лассе Вирен впервые принял участие в серьёзном международном турнире – чемпионате Европы. Там он выступил на двух дистанциях – 5000 метров и 10 000 метров – и оба раза неудачно: 7 и 17 места соответственно.

На мемориале Ханса Брауна (призёр Олимпиад 1908 и 1912 года) Вирену представилась возможность проверить дорожку олимпийского Мюнхена. Там всё сложилось лучше: лидеру он проиграл 0,6 секунды, а другим двум спортсменам сотые доли секунды. Результат Лассе на том забеге на 5000 метров – 13:41,4.

Это было четвёртое место. Но, как гласит спортивная история, четвёртые места не запоминают.

За неудачным 1971 годом последовала тотальная подготовка к олимпийскому сезону. Лассе Вирен больше не писал себе планы, теперь у него был тренер – Рольф Хайккола. Вместе они сели и разработали план на олимпийский 1972 год.

Лассе Вирен: история последнего «летучего финна» в стайерском беге
Фото: olymrics. com

План начинался с южных сборов. Пока стадионы в Финляндии скрывались подо льдом и снегом, Лассе вместе с партнёрами по команде тренировался в Бразилии и Испании. Как говорит Вирен, можно было остаться и в Финляндии, но олимпийский год не допускал просчётов.

Тренерскую методику Рольфа Хайкколы составляли три кита: Артур Лидьярд, Перси Черутти и Пааво Нурми. У Лидьярда он заимствовал тренировки марафонского типа – длинные аэробные пробежки, а также фартлеки. У Черутти – бег с преодолением подъёмов и три тренировки в день. Наконец, у легендарного соотечественника Пааво Нурми тренер Вирена взял равномерный бег в одном темпе, но с большей скоростью, чем на тренировках при подготовке к марафону.

В предолимпийский 1971 год беговой объём Лассе Вирена составил 5332 км, а в олимпийский – 7348 км. Объёмные тренировки стали ядром в подготовке финского стайера.

Не всегда быстрые бегуны планеты выглядят отважными, дисциплинированными и высоко мотивированными. Медаль Олимпийских игр, конечно, высокая цель и мощная мотивация, но сильнейшие спортсмены – тоже люди.

Лассе Вирен признавался, что иногда его одолевали приступы лени, особенно перед тяжёлой интервальной работой. «Кажется, что и пальцем не можешь пошевельнуть. Появляются усталость и равнодушие. Порой такое настроение длится часами; потом наступает минута, когда говоришь себе: «Чёрт возьми, что-то здесь не то!». Надеваешь спортивную форму и отправляешься на тренировку».

Также он упоминал об обязательности тренировок в любую погоду. По его словам, пробежка в плохую погоду иногда может доставить удовольствие. «После таких тренировок настроение поднимается: ведь ты заставил себя тренироваться, несмотря на непогоду! И вообще, едва ли можно чего-то добиться, если сидеть и ждать благоприятных условий. Ведь главное – достичь поставленной перед собой цели».

Триумф на первой Олимпиаде

3 сентября 1972 года на старт финального олимпийского забега на 10 000 метров вышли 15 спортсменов. Среди них и финский герой Лассе Вирен. Среди фаворитов забега называли победителя прошлой Олимпиады в беге на 5000 метров Мохаммеда Гаммуди из Туниса, перспективного англичанина Дэвида Бедфорда и быстрого бельгийца Эмиля Путтеманса.

Вирена в этом «журналистском списке» не было. Но его и финскую публику это не волновало. Месяцем ранее на специально организованном старте он показал блестящее время на десятке – 27:52,4 и установил мировой рекорд на 2 мили – 8:14,0.

Примерно за час до забега Лассе Вирен выполнил разминку. Не только физическую, но и психологическую. Вирен – спокойный и уверенный в себе спортсмен. Ничто не способно сбить его с толку. Он знает, что силён и что готов биться за победу.

«Едва ли можно чего-то добиться, если сидеть и ждать благоприятных условий»

Забег в Мюнхене проходил на быстрых скоростях. Задал ему темп тот самый перспективный англичанин Бедфорд, который и возглавил группу. Верный себе, Вирен замыкал лидирующую группу, но и не отпускал её.

После 4000 метров случилось непредвиденное: Лассе упал, американец Фрэнк Шортер ловко перелетел через него, а вот Гаммуди врезался в упавшего Вирена. Казалось, гонка окончена: падение, сбитое дыхание, потеря темпа и времени на то, чтобы осознать, что произошло…

Вирен провожал взглядом устремляющуюся вперёд цепочку бегунов. Каждый из них тремя днями ранее во время предварительных забегов побил олимпийский рекорд. После забега Вирен признался, что не понял, почему упал. Выглядело это так, словно финн споткнулся. «Доминировало одно стремление – вдогонку, и как можно скорее!», рассказал он в своей биографии.

Ускорение Лассе до уходившей вперёд группы было молниеносным. Он не просто догнал соперников, но даже возглавил группу. Тунисец Гаммуди, которого падение застало врасплох, так и не смог финишировать.

За 600 метров до финиша произошла развязка. Вирен поверил, что цель достижима, у него был опыт успешного финишного ускорения, которое он предпринял в «рекордном забеге» на 2 мили. Здесь случилось дежавю: как и в том забеге, к нему «приклеился» бельгиец Путтеманс. Разница была лишь в том, что соперники уже пробежали 9,4 км и Путтеманс не падал.

После финального стадионного виража Вирен вышел первым. Конечно, бежать оставалось ещё больше ста метров, и всякое могло произойти – но на этот раз не произошло. Спустя 36 лет олимпийское золото вернулось в страну Суоми. В последний раз его привозили Гуннар Хёкерт в беге на 5000 м и Илмари Салминен в беге на 10 000 м.

Золотой забег Лассе на 10 000 м в Мюнхене

Правда, победы, достигнутые ими в 1936 году в нацистском Берлине, не увековечили их в негласном «пантеоне летучих финнов». Возможно, эти достижения просто захлебнулись в пучине событий, которые разворачивались в Европе в те годы.

Несмотря на падение, Лассе Вирен не просто опередил серебряного призёра Эмиля Путтеманса. Он установил новый мировой и олимпийский рекорд на дистанции 10 000 метров – 27:38,35.

И сразу после этого перед ним встала новая задача: взять золото на своей коронной дистанции.

Соперничество с Префонтейном

В ночь на 5 сентября 1972 года в олимпийскую деревню проникли палестинские террористы и захватили в заложники членов израильской делегации. В результате погибли 11 человек, среди которых были спортсмены. Игры приостановились на 34 часа. После долгих консультаций Международный олимпийский комитет принял трудное решение продолжить Олимпиаду.

7 сентября состоялись предварительные забеги на 5000 метров. В финальный забег отобрались 14 человек, среди них 5 спортсменов, которые, помимо «предварительной пятёрки», успели пробежать два олимпийских забега на 10 000 метров в течение 4 дней.

К слову, сейчас на Олимпийских играх нет предварительных забегов на 10 000 метров, проводится только финальный.

В неспокойной атмосфере Мюнхена витал вопрос: у кого сохранилось больше физических и эмоциональных сил на финал пятёрки? Гаммуди и Путтеманс были в отличной форме, к ним прибавились британец Ян Стюарт и американец Стив Префонтейн.

Разумеется, особый интерес для Вирена, мюнхенской публики и всего спортивного мира представлял американец. Пре славился своей тактикой угнетения соперников. Он любил задавать бешеный темп, который далеко не всех соперников оставлял в живых.

В отличие от десятки, забег на 5000 метров протекал предательски медленно. Никто не хотел брать инициативу в свои руки. Отметку 3000 метров финалисты пятёрки преодолели медленнее финалистов десятки на 14 секунд!

Когда до финиша оставалась миля, в дело включился Префонтейн. Для Вирена это было ожидаемое развитие событий. До финиша оставалось ещё четыре круга, поэтому форсировать ход забега финн не спешил.

Тем временем Префонтейн продолжал уничтожать соперников. Цепочка финалистов, прежде соблюдавших ровный темп, начала трескаться и разваливаться. Вирен был в группе преследования американца. Вот о чём он думал в этот момент:

«В это время Префонтейн начал спуртовать. Это меня не обескуражило. Наоборот, после слишком медленного начала приятно было почувствовать, что, наконец, пошла настоящая борьба. А по какой схеме она пойдёт – не всё ли равно!».

За два круга до финиша Вирен понял, что пора прекращать гегемонию Префонтейна. И возглавил забег. Группа сократилась до пяти человек. Пре постепенно откатился на четвёртую позицию. На пятки наступал Путтеманс. Но упёртый американец не собирался сдаваться: он выдал стремительный убийственный рывок и вновь вышел на первую позицию, хотя до финиша было ещё порядка 600 метров.

Вскоре осталось уже 400. Прозвенел колокол, знаменующий последний круг. Вирен вновь подобрал Префонтейна. Слишком много сил оставил американец, пытаясь контролировать забег на протяжении трёх кругов. На последнем круге начал яростно набегать и тунисец Гаммуди. Префонтейн больше не контролировал забег – но и не сдавался.

Вирен шёл в своём ритме, по-прежнему не нагнетая события. И параллельно наблюдал локальную битву между Гаммуди и Префонтейном, которые пытались убежать друг от друга, за 300 метров до финиша делая слишком резкие рывки.

Когда резервы соперников закончились, Вирен включился. Он легко обошёл Префонтейна, который был уже не способен оказать сопротивление, и за 110 метров полетел к финишу. У Гаммуди сил на финишный рывок не осталось – их на тот момент было ровно столько, чтобы не дать Пре приблизиться.

Ну а Стив проиграл все медали. Его грандиозные рывки остались на предыдущих трёх кругах. За две секунды до финишной линии бронзу у легендарного американца забрал набегавший Ян Стюарт.

Результаты забега:

  1. Лассе Вирен – 13:26,4 (олимпийский рекорд)
  2. Мохамед Гаммуди – 13:27,4
  3. Ян Стюарт – 13:27,6
  4. Стив Префонтейн – 13:28,4.

В чём была сила Пре? В том, чтобы быть в гармонии с собой. Только этим можно объяснить его феноменальные рывки, которые стоили ему олимпийских медалей. Ещё перед финалом Пре сказал: «Если я не смогу навязать соперникам темп на всей дистанции, то, по крайней мере, буду жить в мире с самим собой». 

А в чём сила Лассе Вирена? В его хладнокровии и умении тактически просчитать забег и соперников. Это хладнокровие помогло ему и в забеге на 10 000 метров, где он совладал с эмоциями и продолжил бег. И, конечно, в его финишном ускорении, которое неоднократно помогало в спортивной карьере.

Тяжёлая дорога в Монреаль

После убедительных побед Лассе Вирена на Мюнхенской Олимпиаде могло показаться, что ему забронирован счастливый билет на Олимпийские игры в Монреаль. И поначалу всё так и складывалось.

После Мюнхена Лассе приобрёл статус безоговорочного фаворита на дистанциях 5000 и 10 000 метров. Спустя всего неделю после победы над Префонтейном Лассе атаковал мировой рекорд на пятёрке. Под проливным дождём в Хельсинки он смог обновить этот рекорд – 13:16,4.

Правда, рекорд не продержался и недели. Бельгиец Путтеманс почти сразу заметно улучшил его – 13:13,0. И это при том, что предыдущий рекорд, до Вирена, стоял шесть лет. Его обладатель – австралиец Рон Кларк (13:16,6).

1973 год не запомнился большими победами. И хотя до Олимпийских игр в Монреале оставалось три года, Лассе Вирен не мог не чувствовать внешнее давление, которое на него оказывалось. Давление, порождаемое ожиданиями.

«Всё приемлемо для спортсмена, если он в хорошей форме, и всё мешает, если её нет»

В октябре того года ушёл из жизни второй «летучий финн», мировая легенда лёгкой атлетики Пааво Нурми. Лассе Вирен был одним из тех, кто нёс гроб. Несколькими днями ранее они с Нурми должны были познакомиться, но жизнь внесла свои коррективы.

«У гроба Нурми великие бегуны прошлого с надеждой смотрели на Лассе Вирена. Их взгляды как бы говорили: «Ты – новый Пааво Нурми. Не забывай: тебя ждёт Монреаль», описывает события того октябрьского дня биограф Вирена Антеро Раевуори.

В мае 1974 года Вирен получил травму: наступил на корень во время национального первенства по кроссу и повредил лодыжку. Лассе сложно было смириться и принять факт травмы. Через боль он продолжал тренироваться и параллельно проходил сеансы физиотерапии. В сентябре его ждал чемпионат Европы в Риме, важное соревнование в преддверии Монреаля.

Продолжение тренировок с травмированной лодыжкой привело к избыточной перегрузке бедра. Афоризм «беда не приходит одна» снова сработал: вместо одной травмы получилось две. В июле Лассе был вынужден отказаться от скоростных тренировок, а продолжительность кроссов сократил до 6-12 км.

«Не успевал я начать бег, как сразу появлялись сильные боли в бедре, и я клялся забросить свои шиповки на дно озера.

В это время лучшие европейские бегуны шлифовали отдельные элементы своего мастерства, доводя его до совершенства. Обо мне же никто ничего не говорил. Некоторые, очевидно, принимали это молчание за начало психологической войны. На самом же деле я был в ту пору наполовину калекой».

Однако Вирен сохранял свой профессионализм. В августе 1974-го он умудрился пробежать 5000 метров за 13:30, а 10000 – за 28:33. Он вновь поверил в себя и с этими результатами поехал в Рим на чемпионат Европы. Там он осторожно пробежал десятку за 28:29,2, показав седьмое время, и пятёрку за 13:24, что стало, к его удивлению, третьим результатом.

Лассе Вирен: история последнего «летучего финна» в стайерском беге
Фото: worldathletics.org

Времени на восстановление не было. Спустя два дня после Рима на соревнованиях Finnair Вирен вновь встретился с Префонтейном и вновь его опередил на пятёрке. А ещё через две недели финн приехал в Сочи на матч против СССР, где занял первое место и показал свой season best на десятке – 28:22.

Казалось, форма и удача возвращаются к «летучему финну». Но в октябре бедро снова дало о себе знать. Он пропустил два месяца тренировок, лишь несколько раз выйдя на пробежку в надежде, что боль стихнет. «Даже рядовые спортсмены, бегающие для поддержания здоровья, имеют на своём счету куда больший километраж, чем я», делился Лассе воспоминаниями о том времени.

Боль не стихала, она продолжала жить в нём. Многочисленные визиты к реабилитологам и сеансы физиотерапии не могли решить проблему.

В конце декабря Вирен от безысходности принял решение делать операцию. Вместе с хирургом они определили очаг боли, обвели карандашом и решили: «Режьте, братцы, здесь». После операции выяснилось, что на внутренней стороне разорванной мышцы бедра образовались узелки, приросшие к надкостнице. Из-за этих-то узелков мышца, приходя в движение, не могла растянуться, не причинив боли. За операцией последовал период реабилитации – а до Олимпийских игр оставалось не более полутора лет.

Олимпийский чемпион был голодным до тренировок. Спустя две недели после операции он осторожно пробежал 5 км, а ещё через неделю – 20 км. В тот момент Вирен был преисполнен благодарности: он снова мог бегать! И даже мог планировать подготовку к Монреалю.

Подготовка в Кении

Тем же временем Лассе Вирен продолжал проходить службу в полиции. И это была не номинальная, а реальная служба. В перерывах между тренировками олимпийский чемпион расследовал кражи и вёл прочие дела в местной полиции. Но когда дело доходило до выездов на соревнования и сборов, служба уступала место олимпийской подготовке.

В апреле 1976-го Лассе отправился в Кению на 4-недельные сборы. Где-то в кенийской глубинке, вдали от цивилизации, на высоте 2500 метров над уровнем моря, неподалёку от живописного 74-метрового водопада Ньяхуруру тренировался наш герой. Там он отбегал достаточно интенсивные и объёмные тренировки:

  • 1 неделя: 180 км
  • 2 неделя: 210 км
  • 3 неделя: 251 км.

Как отмечал тренер Лассе, это довольно жёсткий режим для тренировок на такой высоте. Тренировался финн 3 раза в неделю:

  • утренняя пробежка – на рассвете, затем в 8 часов завтрак
  • дневная – незадолго до полудня, после чего следовал обед между 12 и 13 часами
  • вечерняя тренировка заканчивалась с заходом солнца, затем наступало время обильного ужина.

Рацион в Кении был достаточно богатым. «В меню входили жаренное на вертеле мясо, овощи, фрукты, свежие соки – банановый, апельсиновый и ананасовый, а также молоко, которому кенийские бегуны отдают должное. Приходилось принимать и витамин Е, так как он увеличивает количество эритроцитов и помогает более полному усвоению железа».

Всё шло по плану, пока разразившаяся в мае у Лассе простуда не переросла в гайморит. Ему пришлось отказаться от антибиотиков, поскольку они сильно ослабляли организм. До Олимпиады оставалось 2 месяца. Вирен вынужден был сильно упростить тренировочный режим и выполнять только лёгкие пробежки.

Скомканные тренировки оказывали сильное давление на всю команду Вирена и на него самого. Но никто не терял надежды. Грамотная корректировка и планирование тренировочного процесса, плавное увеличение интенсивности привели к тому, что Лассе Вирен был способен показать в Монреале достойные результаты.

Вторая Олимпиада

26 июля 1976 в канадской столице Олимпийских игр состоялся финальный забег на 10 000 метров. Всё внимание было обращение на действующего олимпийского чемпиона на этой дистанции. В интервью перед забегом Вирен не стеснялся признавать, что сам считает себя фаворитом.

Это не было похоже на бахвальство. Он действительно был уверен в себе, пусть публика о нём и не слышала в последние годы.

За 6-7 часов до старта Лассе Вирен выполнил традиционный для вечерних забегов ритуал – выпил чашечку кофе. И за несколько часов до старта прибыл на стадион.

Победа Вирена в 1976 году в Монреале

Забег складывался по сценарию Вирена. Первые 5 км прошли не очень быстро, поэтому вторая половина обещала быть горячей. Благо, было кому наращивать темп. Этим «зайцем» стал португалец Карлос Лопеш, который славился тактикой незаметного наращивания темпа. Лассе оказался единственным, кто смог поддержать его дьявольские рывки.

А чуть более чем за 1 круг до финиша финн попрощался с португальцем и ушёл в длинный финиш. По сути, это был уже круг почёта имени Лассе Вирена – никто не мог и не пытался его достать. Чем ближе Вирен был к финишу, тем дальше был Лопеш. Как итог, результат 27:40,38 – и третье золото Лассе Вирена.

После забега у него появились недоброжелатели. На пресс-конференции журналисты начали голословно обвинять Вирена в «допинге кровью». Лассе старался сохранять спокойствие и отвечал: «Я пробегаю в год 8000 километров. Думаю, этого достаточно». И отшучивался, говоря, что всё дело в оленьем молоке, которое пьют финны.

Обстановка перед забегами на 5000 метров была неприятной. Но Вирен шёл к ним с холодной головой.

В финальном забеге на 5000 метров ситуация оказалась ещё более захватывающей, чем на десятке. На последний круг ушла плотная группа лидеров из шести человек. Лассе Вирен был локомотивом, который тащил вагоны, жаждущие олимпийских наград. На последнем вираже интрига накалилась до предела, все включились в битву за медали.

Казалось, новозеландец Дик Квокс вот-вот достанет Лассе Вирена. Остальные тоже были рядом. Но финишная прямая показала, кто настоящий король дорожки. Без оглядки на соперников он хладнокровно довёл дело до конца – 13:24,76, победа и четвёртое олимпийское золото.

Скромный полицейский сделал невероятное и получил статус легендарного летучего финна. Таких в истории финского стайерского бега было ещё трое: Ханнес Колехмайнен, Пааво Нурми и Вилле Ритола.

Олимпийский марафон Лассе Вирена

Врачебное заключение гласило: «Среди бегунов нет такого спортсмена, который был бы в состоянии принять участие в марафоне на следующий день после забега на 5000 метров». Вирен решил убедить себя и всех в обратном.

На следующий день после «золотого забега» на 5000 метров Лассе стоял на стартовой линии олимпийского марафона. За три года до Монреаля марафон казался ему безумно длинной дистанцией. Но за год до Олимпийских игр Лассе решился на него, потому что увидел для себя вызов.

К тому же его не отпускала одна мысль: величайший стайер 1950-х годов Эмиль Затопек был единственным человеком в мире, кто на одной Олимпиаде победил в трёх стайерских дисциплинах: 5000 метров, 10 000 метров и марафон. Что любопытно, Затопек сделал это на Олимпиаде в Хельсинки, в столице Финляндии, словно передавая привет тогда ещё 3-летнему Лассе Вирену.

Лассе Вирен: история последнего «летучего финна» в стайерском беге
Лассе Вирен в начале 2000х. Фото: worldathletics.org

Среди 76 участников марафона финн был единственным, кто принял участие в забегах на 5000 и 10 000 метров, включая предварительные забеги. Тем временем состав участников впечатлял. Здесь был победитель олимпийского марафона в Мюнхене Фрэнк Шортер, победитель Бостонского марафона и рекордсмен США в марафоне (2:09:55) Билл Роджерс и другие сильные атлеты.

Тактика Вирена была донельзя простой: держаться за действующим победителем Фрэнком Шортером. До 25 км она работала: каждые 5 км лидеры проходили за 15:15-15:24. Отсутствие марафонского опыта у финна привело к пропуску первых двух пунктов питания, о чём тот позже жалел.

А после 25 км Шортер вместе с немцем Вальдемаром Цирпински, Биллом Роджерсом и ещё двумя спортсменами начали уходить вперёд. Терпеть такой темп Вирен больше не смог и теперь бежал в одиночестве, разглядывая полупустынные пейзажи Монреаля.

Погода в Монреале была приятной, накрапывал дождик. И летучий финн понял, что, как минимум, он сможет финишировать марафонскую дистанцию. Он смог достать Роджерса, но фавориты этого забега были вне зоны видимости.

На последних километрах Лассе смог даже прибавить и финишировал пятым, показав время 2:13:10. Великий индийский марафонец Шивнатх Сингх последние 2195 метров пробежал за 8:42 и финишировал за 2:16:22. Великий Билл Роджерс последние 10 км марафона бежал, спотыкаясь и пошатываясь, больше 40 минут, а заключительные 2195 метров – за 11:41.

Лассе Вирену не удалось повторить подвиг великого чеха Затопека. Справедливости ради, отметим, что у Затопека на Олимпиаде было три дня на отдых и подготовку к марафонскому старту. А у Вирена такой роскоши не было. Пятое место с результатом 2:13:10 – его личная победа, пусть и без пятой олимпийской медали.

Результаты олимпийского марафона в Монреале:

  1. Вальдемар Цирпински – 2:09:55
  2. Фрэнк Шортер – 2:10:45
  3. Карел Лисмонт – 2:11:12
  4. Дон Кардонг – 2:11:15
  5. Лассе Вирен – 2:13:10.

Лассе Вирен сумел подготовиться и выступить на Олимпиаде-1980 в Москве. Но всё лучшее, что летучий финн подарил мировому бегу, осталось на двух предыдущих Олимпиадах. В Москве он участвовал в забеге на 10 000 метров, где на последнем круге ничего не смог противопоставить эфиопу Мирутсу Ифтеру.

Ифтер – уникум. Он выступал ещё в Мюнхене-1972, где на десятке взял третье место. Спустя 8 лет, когда Ифтеру было 36, он продемонстрировал гениальный финишный спурт, как в своё время делал это и сам Лассе Вирен.

На десятке в Москве Вирен стал только пятым. Он также участвовал в олимпийском марафоне, но после 30 км сошёл с дистанции из-за проблем с желудком. После московской Олимпиады летучий финн завершил спортивную карьеру.

Лассе Вирен – один из нескольких бегунов в истории мировой лёгкой атлетики, кто взял золото на двух Олимпиадах подряд на двух стайерских дистанциях – 5000 и 10 000 метров. Подобного достижения добивался англичанин Мо Фара на Олимпиадах 2012 и 2016 годов. Наиболее близко к этому результату подобрался другой величайший стайер современности — на Олимпиадах 2004 и 2008 годов эфиоп Кенениса Бекеле взял три золота и одно серебро.

В статье использовались истории из книги «Золочёные шиповки» (Антеро Раевуори, Лассе Вирен).

Читайте далее: Кенениса Бекеле: король стайерских дистанций в беге

Больше интересного о беге и триатлоне читайте в нашем Telegram-канале

Больше интересного о беге и триатлоне читайте в нашем Telegram-канале