Главная Тренировки Мотивация Искандер Ядгаров: “Не столько страшен марафон, сколько подготовка к нему”

Искандер Ядгаров: “Не столько страшен марафон, сколько подготовка к нему”

12639

Программист в костюме Джокера, побеждающий сильнейших спортсменов на всероссийском забеге, – вот он, пример для рядовых обитателей офисных кабинетов, не желающих отказываться от своей мечты.

Какой ценой даётся подготовка к личному рекорду на марафоне и в чём философия бега – рассказал Искандер Ядгаров в интервью журналу «Марафонец» накануне важного старта в Казани.

5 мая на Казанском марафоне встретятся профессиональный легкоатлет, бегун на длинные дистанции, чемпион России по марафону (2017), победитель Московского марафона (2018) Степан Киселев и программист из Яндекса, бегун-любитель Искандер Ядгаров. Кто же будет быстрее: профессионал или любитель?

"Марафонец" есть и в Телеграм. Присоединяйтесь!

– Вы готовы?

Да. Если бы я не был готов, не соглашался бы на этот спор. Я был готов к противостоянию ещё два года назад. И я не стал бы спорить, если бы не считал себя достойным к сражению со Степаном Киселёвым.

– Как думаете: вы сильнее своего соперника физически или психологически?

К сожалению, выяснить это в процессе нашей подготовки было нельзя. Узнаем об этом только на финише. Стёпа, в отличие от меня, вёл свою подготовку закрыто. В прошлом году он хотя бы чем-то делился.

При этом я рассматриваю в качестве своих соперников и других спортсменов, но про их подготовку я тоже ничего не знаю. Поэтому мне сложно сказать, в какой он форме по сравнению с прошлым годом. Я даже не могу сказать, на какой результат я сам готов. Но в целом, думаю, если за оставшиеся дни всё сложится хорошо, то я буду готов к марафону лучше, чем когда-либо.

– Как строилась ваша подготовка к марафону? Как успевали скоординировать тренировки с работой и семьей?

Расскажу, как проходила моя тренировочная неделя. Понедельник и четверг – это просто восстановительные и тонизирующие кроссы после тяжёлых предыдущих дней. Кроссы два раза в день, длительность – по самочувствию. Вторник и пятница – это дни тяжёлых и интенсивных тренировок. В эти дни встречаемся с нашим тренером Михаилом Монастырским и всей командой, которую мы в шутку называем «Беговой монастырь».

Зимой мы занимались в манеже, потом на стадионе. Сейчас много тренировок по шоссе. Тренировки проходят по утрам, а восстановительный кросс – вечером. После таких тренировочных дней мне нужно восстановление, поэтому среда и суббота – это просто кроссы. В эти же дни занимаюсь силовой подготовкой. Ну а в воскресенье – длительный кросс от 20 до 35 км. С наступлением весны начал включать в кроссы небольшие горки в Нескучном саду.

Я хочу, чтобы люди тоже верили в себя, сами пробивали себе дорогу, не отказывались от своей мечты из-за того, что какая-то тропинка не протоптана.

В этом сезоне у меня было очень много восстановительных процедур: в среду и воскресенье физиопроцедуры, в четверг массаж, в субботу – баня. Никогда прежде не уделял столько времени восстановлению.

– И бегаете вы все кроссы по Москве? Без выездов в Кению или Кисловодск, например?

Да, конечно, вот уже год, как только в Москве. Можно посмотреть мои тренировки: в основном это два-три маршрута по центру города. По какому маршруту бежать, каждый день выбираю по настроению.

– Пару лет назад, когда вы в одном из постов рассуждали о предстоящей подготовке к марафону, вы писали о том, что нужно увеличивать объёмы тренировок, но поскольку вы ходите ежедневно на работу в офис, пришлось жертвовать сном. Получилось тренироваться без сна?

Это оказалось глупостью. Жертвовать сном во время такой интенсивной подготовки нельзя. И я это всерьёз осознал только в этом сезоне. Сейчас я даже наоборот постарался увеличить свой сон и сделать его более качественным.

Если раньше ложился спать после полуночи, то теперь сдвинул свой сон на час и засыпаю не сильно позже 23 часов. И считаю этот час до полуночи очень важным и полезным в процессе восстановления. Можно успевать тренироваться и не жертвовать сном, но в случае чего, я лучше откажусь от какой-то тренировки, чем не посплю как нужно.

Искандер Ядгаров:

– Какие ещё открытия сделали о себе во время подготовки в этом сезоне?

Конечно, мои взгляды изменились. Раньше мне казалось, что подготовка к марафону – это ерунда, по усилиям сравнимая с полумарафоном. Сейчас скорее откажусь от этих слов. Я понял, что марафонская подготовка на результат выше личного рекорда– это очень затратная штука. Это постоянное балансирование на грани, когда организм становится очень уязвимым к травмам и возможности словить перетренированность.

Пришлось многое пересматривать в своём графике: увеличить восстановительные процедуры, перестать есть тонны сладкого, лучше спать. Я просто недооценивал эту дисциплину. Теперь, пройдя весь этот путь, я понял, что не столько страшен марафон, сколько подготовка к нему.

– Как считаете, что не даёт российским профессиональным марафонцам улучшить свои результаты на мировом уровне?

У наших спортсменов есть достойные результаты, но на мировом уровне это, конечно, ни о чём. Я пока не смог найти ответа на вопрос, почему наши мужики никак не могут дотянуться до мировых результатов. Наверно, я смогу немного приблизиться к ответу, когда пробегу сам и смогу сопоставить усилия и результат.

А так я хотел бы, чтобы наши марафонцы сами ответили на этот вопрос. Может быть, они не хотят бежать быстро, может быть, у них не те условия для тренировок, а может, они и так выжимают из себя максимум. Но они молчат.

В чём ваша философия бега? Не просто же так вы бегаете по Москве.

Моя философия бега периодически меняется. Когда-то бег просто погружал меня в новый мир, который приносил удовольствие, потом я начал гоняться за любительскими результатами, затем за более серьёзными. Но всегда в моей философии бег – это развлечение, отдушина. И эта составляющая останется со мной навсегда.

Сейчас же я хочу доказать, что в беге возможно достичь высоких результатов, не имея при этом особых условий для подготовки. Если у меня это получится, то, думаю, я открою эту дверь и для других людей.

Хорошо помню тот момент, когда я закончил университет и понял, что тренироваться, как в студенчестве – сколько раз хочешь и как долго тебе нужно – не получится. Нужно зарабатывать деньги, появились другие серьёзные обязательства. И я стал искать себе примеры среди других людей, кто и работает, и показывает высокие результаты, чтобы успокоить самого себя, что так возможно. Но я их не нашёл.

Пришлось многое пересматривать в своём графике: увеличить восстановительные процедуры, перестать есть тонны сладкого, лучше спать. Я просто недооценивал эту дисциплину.

И тогда решил, что попробую сам. Я хочу, чтобы люди тоже верили в себя, сами пробивали себе дорогу, не отказывались от своей мечты из-за того, что какая-то тропинка не протоптана.Не нужно так просто убивать мечту.

– Вы своим примером делаете больше для популяризации любительского бега в России, чем, наверное, министерство спорта РФ.

Не соглашусь с вами. Поймите, я ведь тоже начал бегать именно потому, что это же министерство спорта бег и развивает. Будучи студентом, тянулся за ребятами сильнее меня, участвуя в соревнованиях, которые устраивало министерство спорта. Не было бы всех этих действий с их стороны, скорее всего, я и не заинтересовался бы бегом. Возможно, наши чиновники могли бы делать больше, но вклад в развитие и популяризацию бега они внесли.

– Но людям все равно нужен герой, нужен ориентир: такой же, как они, только лучше. Чтобы было куда стремиться.

Я против того, чтобы люди создавали себе кумира. Но я понимаю, что для таких же, как и я, офисных работников, мужчин я смогу стать неким ориентиром. Возможно, глядя на меня, они поймут: да, и у нас всё получится. При этом я не могу быть примером для всех. И вообще это неправильная позиция – искать себе героя, чтобы потом его копировать. Каждый должен сам прокладывать себе дорогу, потому что у каждого жизнь уникальна по-своему.

– Давайте вернемся к Казанскому марафону. Это правда, что если вы не сможете стать быстрее Степана Киселёва, вы уйдёте из соцсетей?

У нас был такой договор: в случае моего проигрыша, я приостанавливаю свой Инстаграм до конца этого года или до тех пор, пока не возьму реванш. Я был готов к этому, когда спорил.

Искандер Ядгаров:

– Реванш на любой дистанции?

Да, на любой. Мы можем встретиться ещё не раз в течение года. И кому-то из нас двоих однозначно придётся брать реванш. Полагаю, что следующим стартом окажется полумарафон в Томске в июне.

– Я прочла такую информацию в Интернете, что, на самом деле, вы со Степаном не спорили и не ссорились. Что это спланированная акция, для хайпа, чтобы привлечь людей к Казанскому марафону, дать возможность заработать букмекерам. Это правда?

– Ни я, ни Стёпа не обижаемся друг на друга. У нас нет никакой ссоры или вражды. И это правда. Я считаю его хорошим спортсменом и уверен, он такого же мнения обо мне. Просто у нас разная философия бега и жизни в целом. Мне было удобно взять себе в антагониста именно его: он легко воспринимает критику, сам может прямо высказаться в ответ, не промолчит, в отличие от многих наших бегунов, которые ещё могут принять всё близко к сердцу.

Реальной вражды у нас нет, конечно, но спланированной акции вокруг этого события тоже нет. Я серьёзно намерен обыграть его на марафоне, а кто считает, что это моя попытка хайпануть,– пусть скажет это моей жене, которая все эти два месяца сидела с ребёнком, пока я тренировался. Или моему тренеру, который видел, какие тренировки я делал, или моему физиотерапевту, который ставил меня на ноги.

– Вы, конечно, мастер перфоманса: ваши забеги – это реальное шоу. Кто будет следующий после Джокера?

У меня нет идей сейчас на эту тему. И я не хочу из себя выдавливать эти перфомансы. В тот момент меня осенила эта мысль, и я захотел пробежать именно так. К тому же у меня давно была цель выиграть забег именно в костюме. Сейчас у меня нет такой необходимости – побеждать в костюме. У меня есть цель победить.

фото: Беговое сообщество