28 октября 2018 г. состоялась завершающая для большинства российских триатлетов гонка сезона — Ironman 70.3 Turkey в Белеке. С результатом 04:24:59 победителем среди женщин стала россиянка Инна Цыганок из команды Red Lava, обеспечив себе участие в чемпионате мира на полужелезной дистанции в Ницце в 2019 году и обновив рекорд на «половинке» среди российских спортсменок. Но мы знаем ее по впечатляющему результату на Ironman World Championship в 2017 году. Тогда Инна заняла 3-е место в возрастной группе 30-34 года и по-прежнему удерживает лучший результат среди россиянок среди любителей на Коне — 10:20:22.

Про свой путь от профессиональной спортсменки до руководителя успешным спортивным проектом RedLava Инна Цыганок рассказала нашему журналу.

Достижения:

  • Ironman World Championship: 3-е место в возрастной группе 30-34 года, 10:20:22 (Гавайи, США, 2017 год. Квалифицировалась во Франкфурте, Германия).
  • Лучший результат в гонках серии Ironman: 1-е место, 04:24:59 (Ironman 70.3, Белек, Турция, 2018 год).
  • Лучший результат в России в серии Ironstar: 1-е место в возрастной группе 30-34 года (Казань, 2017 год).

inna-tsyganok-1

Инна, расскажи, как ты попала в триатлон?

Мне в какой-то степени очень повезло, ведь я родилась в маленьком городе на Украине, где на 3 тысячи населения был построен и регулярно работал бассейн. Родители отдали меня в секцию по плаванию, так как в то время четко понимали, что спорт для ребенка — это не только здоровье, но и возможность значительно «расширить границы», посмотреть весь мир. Безусловно тогда не было никаких гарантий, что я смогу стать успешной спортсменкой, но мне снова повезло. Благодаря первому тренеру по плаванию «гадкий утенок», так он меня называл, быстро прогрессировал, и уже в 14 лет я выполнила норматив мастера спорта. Благодаря первым успехам мной сразу заинтересовались тренеры по триатлону и, когда триатлон вошел в Олимпийские игры, я попала в сборную Украины по триатлону, которая базировалась тогда в Донецке.

Страшно было уехать от родителей из небольшого города?

Знаете, я тогда была маленькой и воспринимала все это, как приключение, своеобразную юношескую игру. Я на свои первые серьезные соревнования по триатлону вышла, совершенно не понимая, насколько конкурентоспособна. Мне было 14 лет, и я еще не думала о том, что могу бороться за призовые места.

В 1999 году я приехала в составе городской команды на соревнования в Киев на свой первый триатлон — чемпионат Украины. Никто из соперниц не воспринимал меня всерьез: я ребенок, первый полноценный мой триатлон в жизни. В спортивном мире это означает, что спортсмены не применяли ко мне спортивную тактику, не осаживали на велоэтапе. Поэтому на бег я вышла, спокойно проехав велоэтап, и также спокойно добежала до 2-го места, удивив тем самым не только тренеров, но и саму себя. Сейчас я бы сказал, что тогда мне повезло, ведь в олимпийском триатлоне «бегунков» зачастую пытаются «отсадить» или «укатать», что в большинстве случаев решает исход гонки.

Всё для организации массовых спортивных мероприятий

Этими соревнованиями я квалифицировалась в сборную. Сама особо не понимая, что сделала.

Как получилось, что ты оказалась в России?

Я сама разорвала контракт со сборной Украины. Тогда это было горячее и очень личное решение, а не холодный осознанный выбор в плане карьеры или финансов. По регламенту победитель чемпионата прошлого года поднимает флаг на открытии соревнований, когда звучит гимн страны. Меня лишили такой чести, проигнорировали.

Конечно, этому предшествовала целая совокупность причин, в том числе противостояние сборных России и Украины. Дело в том, что я встречалась с Иваном Тутукиным, выступавшим за Россию, и среди моих украинских коллег это воспринималось очень отрицательно. Сборные конкурировали на мировой арене и боялись разглашения спортивной тактики. Так спустя 9,5 лет в сборной Украины, не дотерпев полгода до заслуженной спортивной пенсии, я написала письмо в Министерство спорта, собрала вещи и переехала в Россию.

Сейчас это уже не имеет значения. Я рада, что я на своем месте.

Ты продолжила карьеру в сборной России?

Да, продолжила. Я получила гражданство, и в июне 2011 года заняла 3-е место на чемпионате России в Пензе, тем самым заработав место в российской сборной. Но за Россию я выступала всего пару лет, после чего фактически завершила профессиональную карьеру.

Были какие-то особые обстоятельства для ухода из профессионального спорта?

Нет, все было довольно просто. Я была уже взрослым профессиональным спортсменом, четко оценивала свои возможности и перспективы. Безусловно, моего уровня хватало до кубков Европы, сборной Москвы и успешных выступлений за французские клубы, но было недостаточно до уровня сборной России. Поэтому я сделала очень болезненный шаг для любого спортсмена — пошла зарабатывать деньги в «реальном мире».

Твоя история с фитнесом довольно распространенная среди спортсменов. Почему уход из большого спорта вдруг становится таким сложным для спортсменов?

Это очень правильный вопрос, потому что, если честно отвечать на него, придётся признавать свои слабые стороны.

Но чтобы вам было понятнее, хочу описать специфику той системы, в которой существуют профессиональные спортсмены. В России и большинстве постсоветских стран исторически преобладает идеология спорта высших достижений. Золотые медали на международных соревнованиях считаются показателем работы власти в спортивной области. Как следствие, финансирование государства в спорте идет преимущественно на создание условий для тренировок спортсменов и завоевание ими медалей на международных соревнованиях.

Работодателем для членов сборной является государство, оно же оплачивает перелеты по всему миру на соревнования, тренировочные лагеря, экипировку, оборудование, врачей и даже бытовые расходы. Мы живем «под куполом», совсем не понимая реальности жизни обычных людей. В 20 лет мы не думали масштабно, что будет в 30-35 лет, мы ездили на соревнования, каждый старт был как попытка. А в жизни совсем не так: если ты «провтыкал» попытку, то следующей может не быть. Поэтому когда профессиональной спортивной карьере приходит конец, спортсмен чувствует себя потерянным, ему тяжело адаптироваться в новой жизни, где нужно зарабатывать деньги иначе, в других условиях.

Завершив свою профессиональную карьеру, я, как многие спортсмены, пошла работать обычным тренером в фитнес-клуб. Эта работа и друзья помогли мне раскрыть и понять мир реальной жизни. Во мне было много энергии, и поэтому сразу пришли клиенты. Возможно, они видели какую-то новизну в моих тренировках, я рассказывала про триатлон, давала глубокий взгляд на понимание спорта и происходящие в человеческом организме изменения вместе с ним.

Когда в твоей жизни появилась RedLava Team?

Я прошла длинный путь от профессиональной спортсменки до руководителя таким успешным спортивным проектом в триатлоне, как RedLava Team. В августе 2013 года я постучалась в двери студии и попросила Максима Крята, со-основателя проекта, взять меня на любую работу. Он согласился, сказав: «Посмотрим, как на тебя реагируют люди». Максим сыграл колоссальную роль на данном этапе моей жизни, я была вовлечена во все аспекты создания и работы студии. Он фактически стал моим учителем, не в спорте, а в жизни. Я должна была понять целый механизм работы предприятия, разобраться во всем: от бухучета, «административки», до хозчасти. Он учил мыслить и просчитывать каждый шаг.

Когда ты стала управляющей студии и почему?

Год назад Максим уехал работать в Казахстан, развивать триатлон там. Он просто пришел и сказал: «Я уезжаю, теперь ты управляешь студией и несешь ответственность за проект. Ты готова».

inna-tsyganok-3

Сложно было остаться одной?

Я не могу сказать, что осталась одна. Я работаю в команде. Это дорогого стоит. Хотя, конечно, в-целом все глобальные решения остаются за мной. Сложно было психологически первое время от осознания того, что нет рядом человека, у которого можно спросить, как делать, посоветоваться. Технически же я уже давно понимала все процессы.

У нас не было сбоев после ухода Максима, потому что была выстроена сильная команда, сформированы ключевые стандарты работы. Например, мы считаем, что тренер не должен быть хорошим спортсменом. Невозможно совмещать успешную карьеру спортсмена и тренера, потому что невозможно одинаково по качеству «отстоять» свою тренировку и тренировку для ученика за деньги. Нужно выбирать. И мой главный стандарт к своей тренерской работе и к членам команды RedLava – вначале клиент.

Вторая важнейшая вещь – это комфорт. Мы обязаны предоставлять максимально комфортный сервис. И, конечно, удовлетворение клиента. Это и высокий результат на соревнованиях, и реализация спортивных амбиций, и удовольствие от тех изменений в жизни, которые приходят со спортом, и того уникального нетворкинга, который есть на базе нашей студии.

Вообще я часто люблю повторять фразу: «Люди приходят к людям». Это то, что отличает нашу команду от других, поэтому совместимость тренера и ученика важна, также как персонал и качество их работы.

Мы стремимся создавать сервис, который не захочется менять или искать что-то новое.

Как получилось, что ты снова стала соревноваться?

Это тоже интересная и длинная история, попытаюсь вкратце изложить.

Я работала в Лаве на всех должностях. Всех! Прошла путь от клининг-менеджера, ключницы и параллельно тренера. По иронии судьбы средства, вложенные в формирование клуба, Максим передал мне. Я взялась за административную и документационную часть, и считаю, что все отработала сполна. В 2014-2015 гг. по физиологическому состоянию я была в декрете. Фактически — нет.

На 7 день после рождения дочери я была на работе, моя мама очень помогала, я кормила в перерывы. Вообще это был адский период в моей жизни, поэтому и думаю, что сейчас какие-то вещи даются мне в награду за 2015 год.

Со спортом было непросто, я набрала 23 кг и была совсем не в форме. И тут один из давних клиентов, когда дочке был всего месяц, написал: «Бежим «Весенний гром». Крят говорит, я тебя обгоню!» Мы поспорили и зарегистрировались на полумарафон «Весенний гром». Практически никто из команды в меня тогда не верил: я хоть и профессиональная спортсменка, но явно не в лучшей форме, чтобы обогнать опытного спортсмена-любителя мужчину. Признаюсь, я тогда использовала спортивную тактику. Иногда в спорте нужно попытаться сломить соперника морально, психологически. Поэтому, когда Виталику стало тяжело, я начала делать ускорения, он сломался ментально. Это не значит, что мне было легче, чем ему, на дистанции, просто в спорте я могу дольше терпеть. И, перетерпев тяжелые моменты ускорений, я сломила его уверенность в победе. Так и выиграла. Думаю, в тот момент на меня начали смотреть иначе.

Иначе — это как? Стали воспринимать как спортсмена или тренера?

Нет, ни то, ни другое, скорее просто поняли, что могу. Потом еще была половинка на чемпионате России в Питере в 2015 году. Я хотела готовить любителей к Ironman и обязана была понимать, что такое длинная дистанция, плюс, хотела применить свои знания в длинном триатлоне. И, безусловно, мне нужен был статус и звание сильного спортсмена. Прошлое было где-то и когда-то, а нужно было здесь и сейчас, чтобы тебя воспринимали как атлета и тренера.

Бежала, как слепая лошадь. 2-е место в абсолюте, проиграла Арине Шульгиной из сборной 12 секунд. Мое время составило 4 часа 40 минут. Это был такой момент в жизни, когда надо просто собраться, когда у тебя ничего нет. Борьба за себя, за свое место, за будущее, кем я там стану. Тогда я доказала, что по-прежнему являюсь сильным спортсменом.

Как доказывала, что ты хороший тренер?

Все элементарно. Пришел к нам атлет – молодой мужчина, 32 года, в прошлом футболист, без особых изъянов по здоровью. Нужно было подготовить атлета на старт 70.3 за 6 месяцев. Его результат составил 5 часов и 3 минуты. Собственно, это и был мой «последний выпускной экзамен».

Почему решила отобраться на Кону, и как это произошло?

В моей жизни все самое интересное происходит спонтанно. Я и Кона — несовместимые вещи. Я спринтер и не люблю жару. Но жизнь — очень интересная штука. На ланче с подругой на Кипре было посеяно первое зерно: «Может, сделать Ironman?»

Так через череду невероятных событий случился Ironman Frankfurt 2017. Это был самый главный мой старт. Я знаю, что за меня болела вся студия, все смотрели онлайн. Про этот старт я могу рассказывать часами! Его я назвала «путь длиною в жизнь». Мне было и хорошо, и плохо, и обидно, и больно. Я искала на старте взглядом друзей, мама и дочь ждали на финише. Это был очень тяжелый старт.

Не было сомнений насчет выступления на Коне?

После Франкфурта я приняла решение, что стартовать на Коне не буду. Но снова одноклубники вмешались, говорят, поехали, а там разберемся. Это хоть и не внушало веры в себя, но не поехать было неправильно, я же директор, да и на Гавайях никогда не была.

Ironman World Championship 2017 я назвала «в последний путь». Задача была простая — выйти через финишные ворота. Точка. Время на острове я проводила с друзьями, отдыхала.

inna-tsyganok-2

За день до старта я написала пост в Instagram и до сих пор считаю, что он отображает мою гонку. Я планировала проплыть быстро, а дальше, как пойдет. Проплыла. Велогонка не пошла, я отстояла пенальти и решила сойти «к чертям», не мое. Но не тут-то было, волонтеры вытолкали на бег, надели носки, кроссовки и показали дорогу. Тогда я решила пробежать, сколько могу, и сойти на пляже. Но голова заставляла переставать ноги, и ноги пока еще слушали голову, я запихивала во все места лед каждый километр, ела лед и бежала.

Бежала под палящим солнцем, вокруг лава и больше ничего. Я обгоняла каких-то людей, а в голове был вопрос, сколько я так еще смогу. За 3 км до финиша Ваня и Максим показами мне на пальцах, что я четвертая. За эти последние три километра отыграла еще одну позицию. Я третья, я «смогла». Как, за что, и вообще возможно ли это, — я не совсем понимала.

До старта мне написали 8 человек, 1 позвонил. После старта — 500-600. Эти первые 9 человек до старта теперь для меня бесценны.

Ты бы хотела вернуться?

Вернусь ли я? Возможно. Возможно, опять как атлет, чтобы просто пройти. Мой результат более чем достойный. Другого не хочу. Сейчас есть работа, дочь, семья.

Анна Кяст

Читайте по теме: