Главная Соревнования Дмитрий Тарасов: “Мы хотим, чтобы Московский марафон стал мэйджором”

Дмитрий Тарасов: “Мы хотим, чтобы Московский марафон стал мэйджором”

1965

Как организовать самое главное беговое событие в России? Когда Московский марафон войдёт в число мэйджоров, и что нового ждёт спортсменов на дистанции в этом году – в интервью журналу «Марафонец» рассказал основатель Бегового сообщества и директор Московского марафона Дмитрий Тарасов.

Гид по Московскому марафону 2019: регистрация, трасса, программа, ЭКСПО

Дмитрий Тарасов: "Мы хотим, чтобы Московский марафон стал мэйджором"

– Что будет нового в организации Московского марафона в 2019 году?

– Мировая практика показывает, что всегда что-то новое в организацию марафона приносит партнёр. Так происходит на крупных беговых событиях, таких как в Берлине или Лондоне, где партнёры за год начинают вместе с организаторами готовить интересные «фишки» на следующий год. В России всё по-другому, наша страна достаточно специфичная в плане спонсорства спортивных мероприятий.

Большинство наших партнёров планируют свои рекламные компании сезонно. Поэтому, пока проекты находятся в стадии разработки, мы не готовы подробно рассказывать об инновациях. Но однозначно, нового будет много.

– Будет ли меняться что-то в организации самой дистанции?

– По просьбе участников мы увеличим количество точек питания и освежения. В этом году мы уже увеличили их количество на Московском полумарафоне и получили положительные отзывы от бегунов – раньше было 4 точки, а в этом году сделали 6.

Что касается точек питания и освежения на «Абсолют Московском марафоне», то мы планируем сделать на 5 точек больше. Это уже приблизит нас по качеству организации к стандартам мирового уровня. В будущем мы хотим сделать точки питания каждые 2-3 км.

По уровню организации Московский марафон сейчас входит в топ 50 марафонов мира

Также мы оптимизируем количество машин скорой помощи на дистанции и добавим несколько больших медицинских госпиталей в стартово-финишный городок. Кроме того, впервые на дистанции будут курсировать медики на велосипедах. При увеличении количества участников важна мобильность: врачи смогут оказать первую помощь прямо на трассе, до прибытия машины скорой помощи.

– Как вы управляете процессом подготовки такого масштабного проекта как Московский марафон?

– Несколько лет назад мы задумались над созданием Центра управления мероприятием (ЦУМ). Теперь он у нас есть. В этом центре собираются представители всех городских департаментов, задействованных в организации марафона, а также ответственные специалисты внутри нашего проекта. Это позволяет нам оперативно реагировать на изменения и видеть, как идёт подготовка трассы.

У нас есть полное представление, что происходит на дистанции, как работают службы. Мы видим, где есть проблема, и быстро её устраняем. Это большое достижение, ведь раньше готовность дистанции мы могли увидеть только через камеры трансляции марафона.

– Вы говорили про особые отношения организаторов спортивных событий со спонсорами в России. С чем это связано?

– Во-первых, из-за геополитической обстановки в мире многие российские компании сократили свои маркетинговые бюджеты. Некоторые из них заморозили бюджеты до момента получения указаний из головного офиса, который чаще всего находится либо в Европе, либо в Америке.

Во-вторых, западные и российские компании предпочитают делать маркетинговые вложения не в BTL-активации, а в размещение прямой рекламы на телевидении. Хотя тенденции последних лет показывают, что многие стали вкладывать деньги на продвижение в Интернете.

Дмитрий Тарасов: "Мы хотим, чтобы Московский марафон стал мэйджором"

В-третьих, есть проблема работы с агентствами, которые управляют бюджетами крупных компаний. Основным показателем их работы является охват, а в BTL-сегменте он меньше, чем на телевидении и в Интернете. Кроме того, при организации BTL-активаций агентствам необходимо тратить время и ресурсы на креативную идею и её воплощение. Именно поэтому многие из них предпочитают оставаться в зоне своего комфорта и достигать необходимых показателей за счёт телевидения и других ресурсов с большим охватом.

Но мы активно работаем над тем, чтобы эта ситуация изменилась, и надеемся, что в ближайшее время это произойдёт.

– Сколько человек задействованы в организации Московского марафона?

– Марафон – значимое городское событие, в организации которого задействована большая команда: 60 человек организаторов, 450 человек спортивного персонала и пул волонтёров, который начитывает 3500 человек. Также работают сотрудники сразу нескольких городских служб, включая правоохранительные органы.

В общей сложности в организации и проведении «Абсолют Московского марафона» задействованы примерно 10 тысяч человек, перед которыми стоят различные задачи.

– Проблема ли найти волонтёров?

– За годы существования Московского марафона появилось собственное волонтёрское движение. В основе этого движения есть ребята, которые помогают нам уже не один год и работают на протяжении всего сезона. Мы стараемся, чтобы их работа была комфортной и интересной. Мы делаем всё возможное, чтобы люди, которые нам помогают, оставались довольны и возвращались к нам из года в год.

У нас большие амбиции, мы хотим сделать лучший марафон в лучшем городе

После проведения мероприятий каждый волонтёр получает значок и благодарственное письмо. Тим-лидеров мы стараемся поощрять дополнительными бонусами: например, походом в бассейн, экскурсиями на производства наших партнёров и другими интересными мероприятиями. Мы очень благодарны каждому волонтёру, который делает для нас эту непростую работу.

– Как вы налаживаете взаимодействие с московскими чиновниками? Ведь перекрыть на полдня центр столицы – то ещё мероприятие…

Нам очень повезло, и мы общаемся с людьми, которым не безразлична тема спорта. Конечно, в процессе организации возникают рабочие вопросы, но в целом настрой столичных властей и служб положительный. Особенно радует, что чиновники не только помогают организовывать мероприятия, но и сами становятся активными участниками наших забегов. И это очень здорово!

– Насколько автоматизирован Московский марафон?

У нас уже многое автоматизировано. Регистрация у нас прекращается заранее, что даёт время на обработку всех заявок. Не все люди указывают корректно свои данные, кто-то может ошибиться. Важно всё это перепроверить, и этим вопросом занимается отдельная команда. Затем всё отдаётся в производство, потом собираются стартовые пакеты.

Как и на всех ведущих марафонах мира, у нас отдельная зона выдачи номеров, отдельная зона, где можно поменять кластер. Раньше этого не было. Плюс мы поменяли регистрационную платформу, она очень технологичная и даёт возможность работать как с физическими, так и с юридическими лицами – сейчас у крупных компаний очень востребованы корпоративные старты.

– Есть ли потенциальный лимит участников? То количество бегунов, при котором провести марафон в Москве будет уже тесно?

На мой взгляд, 60 тысяч участников – это тот лимит, который мы сможем осилить. Но при таком количестве людей нам придётся менять стартовую площадку. В данный момент мы обдумываем эту историю. Есть несколько вариантов проведения марафона. Первый: старт и финиш в одном месте. Второй: стартовые и финишные ворота одни и те же. Третий: старт и финиш в разных местах. Мы будем двигаться к цифре 60 тысяч человек и уже потом выбирать вариант.

Дмитрий Тарасов: "Мы хотим, чтобы Московский марафон стал мэйджором"

– Но ведь когда-то всё равно придётся поменять формат или дистанцию. Даже для того, чтобы разнообразить трассу, удивить участников.

По сравнению с другими марафонами наша трасса достаточно медленная. Хотя изначально у нас была цель сделать не быструю трассу, а именно красивую. В отличие от многих известных и престижных марафонов мира у нас одна из самых живописных трасс, которая проходит по центральным улицам столицы и позволяет увидеть главные достопримечательности города на бегу. Это является нашей «фишкой» и отличает нас от других марафонов.

– У Московского марафона есть членство в Ассоциации марафонов. Что нужно для того, чтобы получить лейбл?

По уровню организации Московский марафон сейчас входит в топ 50 марафонов мира. Конечно, у нас большие амбиции, и мы хотим сделать лучший марафон в лучшем городе. Наша цель – чтобы Московский марафон стал мэйджором, но ради этого нужно ещё очень многое сделать и многому научиться. Для того, чтобы войти в мэйджоры, необходимо пройти несколько этапов: сначала получить бронзовый лейбл, потом серебряный, потом золотой и платиновый. Затем садиться за стол переговоров с мэйджорами.

В организации и проведении Московского марафона задействованы примерно 10 тысяч человек

Для того, чтобы мы получили бронзовый лейбл, с Федерации лёгкой атлетики должны снять дисквалификацию. Сейчас мы находимся в международной изоляции, но делаем всё возможное, чтобы это произошло, как только запрет будет снят. Для получения золотого лейбла необходимо присутствие на забеге международной спортивной элиты, которая появится, как только с ВФЛА будет снята дисквалификация.

– Как сказывается длительный период санкций на популярности Московского марафона у иностранцев?

Интерес со стороны иностранцев растёт с каждым годом. В первом Московском марафоне 2013 года участвовали порядка 150 иностранцев. В прошлом году на дистанцию вышли 2500 человек из 92 стран мира, что в 2,5 раза больше по сравнению с 2017 годом. Это всё говорит о том, что интерес зарубежных бегунов к Московскому марафону есть. В том числе и потому, что мы очень активно продвигаем его в СМИ, посещаем международные выставки.

Не так давно были на марафоне в Лондоне, работаем на китайский рынок. Кстати, после чемпионата мира, который проходил в России, англичане стали активно интересоваться Москвой. Многие побывали в нашей стране, и у них сложились хорошие личные представления о России, которыми они делятся со своими близкими и друзьями. Им хочется вернуться к нам в страну, поучаствовать в спортивном событии.

Дмитрий Тарасов: "Мы хотим, чтобы Московский марафон стал мэйджором"

– Какое количество участников ожидается в этом году на марафоне?

Мы очень хотим, чтобы на марафонской дистанции было больше 10 тысяч человек. Сейчас зарегистрировалось 8 тысяч. Плюс много еще иностранцев, которые пока не зарегистрировались. Они сделают это позже.

– Чтобы организовать марафон, нужно сильно любить бег или достаточно владеть хорошими способностями менеджера?

Раньше я был профессиональным футболистом и бегал только с мячом. Но жизнь меняется. И в последний год у меня есть такое ощущение, что когда я бегу – я живу. Я занимаюсь тем, что я больше всего люблю. Сейчас я готовлюсь к трём марафонам, которые запланировал пробежать до конца года.

Я поймал себя на мысли, что бег стал частью моей жизни, я стал чувствовать себя тем человеком, который счастлив в беге, и получаю от этого кайф. Эта трансформация прошла недавно.

Сейчас есть тренд на организацию марафонов. Каждый город, даже самый маленький, хочет иметь у себя такой забег. Но ошибочно думать, что марафон может быть везде. Город попросту может быть не готов к марафону – там может не быть аудитории и той ментальности, когда спорт и бег становятся образом жизни. Поэтому надо сначала организовывать забеги на 5-10 км и растить аудиторию, которая в дальнейшем будет готова пробежать полумарафон и марафон.

– Все хотят ещё не просто провести марафон, но и заработать на этом. Марафон – это бизнес или нет?

Вот в Америке бегает 60 миллионов человек, которые тратят большое количество денег на свою экипировку – там это бизнес. А в России пока всё направлено на развитие ЗОЖа. Пока это не бизнес. Особенно, если ты хочешь это сделать добросовестно и качественно.

– Сколько стоит организовать Московский марафон?

Расскажу, как это происходит в других странах, и к чему мы стремимся. Чтобы с тобой начали общаться организаторы мэйджоров, ты должен им предоставить гарантии на 5 миллионов долларов, которые необходимо потратить на элитных спортсменов. Представляете, какая эта сумма?

Для примера, средний марафон в Европе стоит 2,5 миллиона евро. Мы начинаем приближаться к этой сумме, но нужно понимать, что это только средний уровень. А для максимального нет предела в бюджете.

фото: Беговое сообщество