Главная Бег Бег в Великобритании: Екатерина Преображенская о школе бега и культуре беговых клубов...

Бег в Великобритании: Екатерина Преображенская о школе бега и культуре беговых клубов в Англии

4512

Екатерина Преображенская создала школу бега в России, а потом переехала и сделала то же самое в Лондоне. О том, почему она уехала, как бегают в Великобритании и кто занимается в её школе там, она рассказала в интервью Марафонцу.

– Катя, мы уже делали с тобой интервью пару лет назад. Похоже, с тех пор многое поменялось: теперь ты живешь в Лондоне. Почему переехала?

– Да, с тех пор много воды утекло: и школа стала сильно больше, и фокус нашей деятельности изменился. Переехала я, прежде всего, из-за климата и экологии, как бы странно это ни звучало.

– Англия – странный выбор в плане климата.

– Все так говорят (смеётся). Сейчас объясню. Я уезжала из Москвы из-за климата. Мне было настолько плохо 9 месяцев в году, я так страдала на зимних пробежках, что просто в какой-то момент поняла, что больше не могу, хватит. К тому же, мне не нравились продукты, вода, воздух, экологическая ситуация, да и энергетика Москвы мне не подходит.

Бег в Великобритании: Екатерина Преображенская о школе бега, культуре беговых клубов в Англии и о том, как учить английский на бегу
Фото из личного архива Екатерины Преображенской

Так я поняла, что хочу уехать, так как жить с постоянно негативным фоном было сложно. Я не собираюсь хейтить Москву, это моё сугубо личное восприятие, не более того. Знаю многих, кто её очень любит. А мы с Москвой просто не подходим друг другу.

Следующим этапом был выбор, куда ехать. И тут Великобритания оказалась вне конкуренции: мне очень близка местная культура, нравится система образования, я обожаю путешествовать по этой стране – тут всё приспособлено для этого. Еда, воздух и климат мне подходят. Да, не самое жаркое место на земле, но мне главное то, чтобы не было морозов и дышалось хорошо.

Наконец, выбор города был уже «практичным». Я понимала, что если где-то и пробовать развивать свою школу, то начинать это нужно в крупном городе. Хотя переезжала я сюда вообще делать приложение…

– Расскажешь про него?

– Не расскажу. Оно для бегунов, и сейчас разработка временно на паузе. Мы многое сделали, но упёрлись в масштабы задуманного. А так как работу мы ещё возобновим, то пока что не буду делиться подробностями.

– Хорошо, давай тогда про бег в Англии. Какая там беговая культура, чем она отличается от российской?

– В Англии сразу бросается в глаза количество бегунов на улицах, а заодно и число велосипедистов на шоссейниках. Тут более 2 миллионов человек регулярно занимаются бегом. В России точных данных нет, но если судить по подпискам на беговых блоггеров и YouTube-каналы, а также по количеству финишёров на забегах, то в лучшем случае их наберётся полмиллиона.

Вот и посчитайте, какой это процент населения в обеих странах: в Великобритании почти 3%, а у нас – 0,3%. То есть шанс встретить на улице бегуна тут в 10 раз выше.

Оно и чувствуется: если выйти в людное место и просто посмотреть вокруг, то почти наверняка увидишь бегущего человека. Даже мне сначала это казалось непривычным, и я каждый раз улыбалась, но сейчас уже считаю нормой.

При этом тут, в отличие от Москвы, бег куда более инклюзивен. Знаю, что и на родине давно уже никто не будет отвешивать какие-то комментарии бегуну с лишним весом, но всё-таки люди сами ещё в большинстве не готовы, и им как будто стыдно заниматься спортом.

И вот что интересно в беговой среде: тут куда меньше соревновательности. В Москве, помню, было какое-то особенное чувство, когда я кого-то обгоняла в Лужниках, и когда обгоняли меня, а тут этого вовсе нет. Все соревнуются сами с собой, каждый бежит в своём темпе. Достигательство в беге не так развито.

– И что, даже не сравнивают свои личники?

– Конечно, речь о них заходит. Но тебя не судят по твоему времени на дистанции. Если оно имеет значение, то лишь для того, чтобы понимать, с кем бегать, чтобы совпадал темп на кроссах.

– Культура беговых клубов отличается?

– Да, очень. Во-первых, тут клубы действительно самоорганизуются. В Москве это часто проекты каких-то брендов. Не всегда, разумеется. Иногда, наоборот, кто-то организует клуб и ищет потом спонсоров. Здесь клубы – зарегистрированные институции. В них есть управляющий совет, бухгалтер, все формальности соблюдены.

Клуб регистрируется в England Athletics, платит годовой взнос, взамен его члены получают скидки на забегах. К тому же, сами участники платят годовой взнос. Если клуб что-то зарабатывает, то и эти деньги учитываются. Раз в год проходит общее собрание, предоставляются отчёты, принимаются решения при помощи голосования, всё это записывается в протоколе о собрании.

Мы даже взносы платим при помощи Apple Pay.

– А ты уже примкнула к беговому клубу?

– Да, он называется Barnes Runners. Эта группа в моем районе, достаточно быстрая, бегаем по 4:20 примерно. Я там одна из немногих девушек, но не единственная.

Бег в Великобритании: Екатерина Преображенская о школе бега, культуре беговых клубов в Англии и о том, как учить английский на бегу
Фото из личного архива Екатерины Преображенской

Клуб арендует муниципальное здание, около которого мы встречаемся и где можно переодеться и оставить вещи. Бежим к Ричмонд-парку (тому самому огромному лондонскому парку с дикими оленями), делаем петлю и возвращается назад. Потом дружно идем в паб.

Вообще я противница алкоголя, особенно после спорта, в России точно бы отказывалась, но тут атмосфера классная, и во мне играет желание социализироваться с настоящими местными жителями. Интересно же участвовать в разговорах, даже банально узнавать, что их интересует и что сегодня на повестке дня. Ведь когда переезжаешь, всё равно продолжаешь потреблять ту же информацию из привычных источников и общаться с соотечественниками. Так можно остаться в своём «пузыре» и не ассимилироваться. Я уже сказала одноклубникам, что как начала бегать с ними, приобрела «полезную привычку» – пиво после тренировки (смеётся).

К слову, приняли меня очень хорошо и дружелюбно, и им очень интересны рассказы про Россию.

– Одна пробежка в неделю – это всё?

– Нет, они ещё собираются на стадионе на интервальные работы, но это идёт вразрез с моим тренировочным планом, и я пропускаю. Самое интересное – детские тренировки по воскресеньям. Многие члены клуба имеют сертификацию беговых тренеров, и они каждые выходные собирают детей на стадионе. Приходит больше ста человек, разбиваются на три возрастные группы и занимаются всеми дисциплинами лёгкой атлетики: от бега и прыжков в длину до метания копья.

Я теперь тоже помогаю тренировать детей, так как прошла все проверки и получила сертификацию. Если честно, это новый опыт для меня: оказалось, что это только в теории кажется простым, а в реальности чем дети старше, тем больше не хотят слушаться. Мне досталась как раз группа подростков. С ними очень весело спорить, чувствую себя учительницей в школе.

– Получается, беговая группа – это группа тренеров?

– Вовсе нет! Просто тут совершенно нормальная практика, когда ты, будучи бегуном, учишься на тренера и получаешь сертификат федерации лёгкой атлетики. Эти люди не зарабатывают тренерской деятельностью, у них у всех совершенно другие занятия, а эти детские тренировки – просто вклад в жизнь местного сообщества.

Деньги за них идут в бюджет бегового клуба, и из него потом детям же заказывают футболки, организуют забеги, оплачивают расходы на сайт, систему регистрации и так далее. Никакой личной выгоды никто не получает. Вообще тут, в Англии, это совершенно обыденная практика – делать что-то для общества бесплатно. Я поначалу по привычке во многих таких делах, и не только в беговой сфере, подсознательно искала ответ на вопрос, как же человек зарабатывает. А потом поняла, что никак. Они просто делают это для других.

– Расскажи, как ты открыла беговую школу. Как вы работаете, учитывая что остальные тренеры школы находятся не в Англии?

– Сначала мне нужно было пройти местную сертификацию, снять видео и отправить его на проверку. Это было непросто, так как выполнение этой задачи пришлось на период пандемии. Тут мой американский диплом, как и любой другой, не котируется.

Кстати, я была разочарована местной сертификацией. Банальнейший устаревший материал, не только мне лично не полезный, но и некорректный в некоторых вопросах. В этом смысле американская система опирается на новые научные исследования, а тут учат методикам, по которым тренировали 30 лет назад.

Во-вторых, я некоторое время размышляла, какую стратегию выбрать: просто беговая школа или школа для русскоговорящих. С одной стороны, первый рынок в разы больше, с другой – на втором у меня есть конкурентное преимущество в виде языка. Я выбрала второе, и нашей целевой аудиторией стали русскоговорящие бегуны Великобритании.

Но и от наших российских и международных клиентов мы не отказываемся, ведь тренируем в основном онлайн. Таким образом становится не важно, в одном городе вы с тренером находитесь или нет. Мы по-прежнему концентрируемся на очень персонализированных тренировочных планах и внимательном ведении бегуна тренером, но скоро запустим курс «Сам себе тренер». Об этом пока что не буду рассказывать.

У нас есть тренеры в России и Беларуси, но реальное нахождение в одном городе с бегуном нужно только для персональных тренировок – поставить технику, например. Конечно, я беру новых клиентов преимущественно в Великобритании, ещё у меня остались те клиенты, кого вела до переезда, а остальных в основном ведут мои коллеги.

Так что Marathonica по-прежнему работает и в России, и в любой точке мира.

– И много русскоговорящих бегунов в Великобритании?

– Всего в стране проживает 36 тысяч россиян и 143 тысячи выходцев из бывших советских республик, то есть 179 тысяч русскоговорящих. Это не огромный рынок, но мы никогда не гнались за массовостью.

Школу Marathonica я создавала изначально как беговую школу с очень персонализированным и неравнодушным подходом, это такое спортивное ведение человека, граничащее с психологией. Так что нам для развития этой аудитории хватит.

Бег в Великобритании: Екатерина Преображенская о школе бега, культуре беговых клубов в Англии и о том, как учить английский на бегу
Фото: Anna Shilonosova instagram.com/endless.cups.of.tea/

К тому же, могу сразу сказать, что переезд стал неким «фильтром». Процент активных людей из этих 179 тысяч куда выше, чем просто в России. Явно не 0,3%, это я точно могу сказать после проведения первой же таргетированной рекламной кампании.

Ещё я организовала совместные пробежки русскоговорящих бегунов. Бегаем из нескольких мест, выбирая живописные маршруты. Сложился некоторый костяк тех, кто приходит регулярно, а в группе Telegram уже 50 участников. Пробежки совершенно бесплатные, потому что мне очень хочется собрать компанию бегунов.

Так что если вы читаете это и живёте в Лондоне, заходите на сайт школы и присоединяйтесь!

Ещё важный для нас момент – корпоративные клиенты. Тут много стартапов с российскими корнями, и я читаю лекции про ЗОЖ и бег для их сотрудников, веду тренировки. Здесь, как и в России, многие компании заинтересованы в поддержании здоровья своих сотрудников, поэтому выделяют средства на развитие спорта, участие в забегах и привлекают профессиональных тренеров.

Кроме того, общие тренировки очень укрепляют корпоративный дух. Здорово наблюдать, как просто работающие вместе люди через несколько тренировок становятся действительно одной командой.

– Вот ты упомянула забеги. Что у вас со стартами? В России были отмены…

– Да, я слышала. Причём прошлой осенью и весной, когда мы в Великобритании переживали тотальный локдаун, в России ещё бегали. А сейчас всё наоборот. Тут вакцинировали более 80% уязвимого населения, ограничения почти все сняли, так что забеги проходят. Я недавно сбегала пару трейловых полумарафонов. Один даже выиграла.

Лондонский марафон должны провести. Вообще тут сейчас жизнь максимально напоминает доковидную. Только вот летать куда-либо сложно из-за карантинов.

– У тебя есть яркий титул – «Беговой мэр Москвы». Что это значит?

– Я большой поклонник коммьют-раннинга: всегда, когда могу, совмещаю тренировки с делами. Например, чтобы дать в центре персональную тренировку, я туда бегу 10 км. Машины я продала как раз по причине того, что тут на своих двоих и на велосипеде передвигаться удобнее, нет лютых морозов, грязи и пыли.

А титул – это моё участие в кампании Runsome, она направлена на развитие и популяризацию активного передвижения по городу. Если коротко, то за молоком в ближайший магазин лучше сбегать, а не съездить на машине. И на работу тоже. Чаще всего дистанции наших поездок не превышают 5-10 км, и их вполне можно покрыть бегом.

Хочется, чтобы и в Москве это направление развивалось, создавалась инфраструктура, например, души в офисных центрах.

– Ты говоришь, что школа международная, но как попасть к вам, например, человеку из Красноярска?

– Очень просто: оставить заявку на сайте или написать нам в WhatsApp или Telegram, все контакты есть на сайте. Мы свяжемся, обсудим все детали, подберём тренера.

– У вас есть услуга «бег на английском». Что это значит?

– Эта услуга для тех, кто хочет экономить время и делать два полезных дела сразу: тренироваться и учить язык. Работает это так: вы выходите на пробежку, надеваете наушники, подключаетесь к Zoom – и на другом конце провода тренер тоже бежит, делает с вами тренировку, и параллельно вы практикуете английский. Можно попросить о какой-то конкретной тематике или же просто дать возможность беседе течь свободно.

Наука установила, что аэробные нагрузки просто необходимы мозгу для развития, а во время умеренной тренировки запоминание происходит эффективнее. Кстати, эти тренировки веду я.

– В Москву собираешься?

– Я бы с удовольствием, летом в ней хорошо. Но очень сложно сейчас с карантинами.