Представьте ситуацию: вы занимаетесь бегом. Только преодолели свой первый марафон и сразу же засобирались в Сахару на самый сложный пустынный ультрамарафон общей протяженностью в 251 километр. Какие предположения, что с вами произошло там? Как вариант: вы сгорели на солнце/ умерли от жажды и перегрева/ вас укусила змея/ ну или, в конце концов, вас уволок в пустыню дикий верблюд. Нет, всё было не так. Вы выиграли 31-й Marathon Des Sables 2016 и подарили русским спортсменам надежду на пьедестал, потому что до вас 20 лет подряд эту гонку никто из россиян не выигрывал! Дальше, в 2017, вы едете ещё на одну сложную гонку — Oman Desert Marathon — и вновь побеждаете! Вот это поворот! Если вы сейчас узнали себя, значит вы Наталья Седых!

Подписаться на подкаст «Марафонец» в SoundCloud

Привет всем нашим! Это Костя Фомин и подкаст «Марафонец», второй эпизод. Сегодня у нас встреча с девушкой, которая вернула надежду на пьедестал в одной из самых сложных многодневных гонок мира – Marathon Des Sables. 20 лет русские спортсмены не появлялись на «тумбочке» — и она исправила эту ситуацию, заняв высшую ступеньку! Теперь она знает, насколько тяжёл Шёлковый путь, потому что пробежала 6-дневный марафон в Омане — Oman Desert Marathon. Здесь она стала первой среди женщин. Но давайте обо всё поподробнее. Сегодня у нас в гостях Наталья Седых.

Наташа, добрый день! Мы очень рады, что ты нашла время для этой интернет-встречи. Спасибо тебе большое. Надеюсь, этот разговор принесёт удовольствие не только нам, но и тебе.

Привет, Костя! Спасибо за приглашение. Очень рада его принять, быть в вашем эфире.

Наташ, когда мы с тобой договаривались об этом разговоре, ты собиралась на соревнования в Гонконг. Если я всё правильно понял, это был заключительный этап серии вертикальных забегов. Расскажи нам, пожалуйста, что это за челлендж, и почему ты внесла его в свой соревновательный график.

В Гонконге проходил десятый, заключительный, забег на небоскрёб. Попала я туда совершенно случайно. Скажу честно, страсти бегать по небоскрёбам у меня совершенно никакой нет. Я больше люблю природные ландшафты, всю жизнь бегала по лесам, по полям – это для меня роднее и понятнее. И совершенно случайно так получилось, что зарегистрировалась на бег по небоскрёбу. В соседнем небоскрёбе Дубая – только через дорогу надо было перейти, ну я сбегала – и попала в призы. Заинтересовалась, попробовала себя на следующей гонке, показала там неплохой результат, даже установила рекорд небоскрёба. И вот так потихоньку участвовала в соревнованиях, — а потом ко мне подошёл директор вертикальных забегов, которые проходят в Азии, и начал приглашать меня на гонки в Гонконге, на Филиппинах, во всех азиатских странах. Всего было 10 гонок в году, но я участвовала только в пяти.

А почему не во всех десяти?

Как я уже говорила, я не отношусь к таким соревнованиям серьёзно, поэтому принимала участие только там, куда меня целенаправленно приглашали и были заинтересованы в моём участии. Сначала я даже отказывалась, но после того, как мне пообещали обеспечить перелёт и проживание, я подумала: «А почему бы и нет?»

Да, от такого грех отказываться. Наташ, а в итоге какое место?

После подсчёта всех очков оказалось, что я на третьей позиции. Но у меня свой собственный отсчёт, — и там я четвёртая. Я точно знаю, что есть в этом мире три женщины, которые бегают небоскрёбы, — и они сильнее меня. Я рада уступить свою третью позицию этим женщинам и довольствоваться четвёртой.

Это благородно…

Да, в Гонконге собрались сильнейшие, и я оказалась четвёртой. По сути, я выполнила свою задачу – прибежала за самыми сильными, и считаю, что свою галочку я поставила.

Наташ, а если честно – это была игра в поддавки или ты действительно прибежала на четвёртое место?

Нет, я действительно выжала из себя всё, что могла, и пробежала по силам. Я ведь недавно приехала с ультрамарафона, и сил было немного. Я неделю после марафона сидела дома, немножко побегивала, но это была такая восстановительная неделя. Я специально не готовилась к забегу, и те силы, что ещё оставались, выдала в Гонконге. Конечно, тренируйся я целенаправленно, я могла бы и в тройку попасть, но я этого не делала.

А в этом вертикальном забеге могут принимать участие абсолютно все или только узкий круг избранных людей?

Можно, конечно, участвовать всем. Но я состою в категории элиты.

Наталья Седых:

То есть, у вас отдельная гонка?

Да, это зачёт по определённым приглашённым людям. Но никому ничего не мешает попасть в эту элитную категорию. То есть, я точно так же когда-то подавала своё резюме на то, чтобы участвовать в категории элит. Оно было принято, и меня зачли. То есть, любой желающий может написать директору этих забегов, — или спросить меня, я подскажу контакты, — и точно так же участвовать среди сильнейших.

Ты вообще любишь выбирать такие очень тяжёлые и своеобразные гонки. Ты первая россиянка, которая прошла пустынный шестидневный марафон – Oman Desert Marathon. Причём прошла до первой строчки в женской категории. Почему ты выбрала этот старт?

Потому что меня туда пригласили (смеётся).

То есть, ты попала по приглашению. А почему не MDS (Marathon Des Sables – прим.ред.)? Французы испугались, что могут остаться без первого места в забеге, если ты примешь участие?

MDS у меня выбран в следующем, 2018-м году.

А в этом почему нет?

Я собиралась, но произошло некоторое недопонимание, я не смогла поехать. Вообще я не особо заморачиваюсь по стартам. У меня есть определённый план соревнований на год, но он очень гибкий. То есть, я могу его менять и выбирать, куда ехать, куда не ехать. Если я еду на соревнования, то я стараюсь выжать из себя всё, что есть. И изначально понимаю, зачем я туда еду. У меня нет понятия Run for fun – поучаствовать, чтобы сделать селфи с медалькой. Я еду биться и… убивать (смеётся).

Ну а в целом – как прошёл ODM (Oman Desert Marathon – прим.ред)?

Прошёл отлично! Я приняла приглашение участвовать в этом марафоне, как тренировку. Потому что я до этого целый год не бегала. Было много планов, но судьба распорядилась по-другому – одна травма, другая, ещё проблемы со здоровьем, я пропустила много соревнований. Непонятно было, могу ли я вообще бегать. Я долго лечила ахилл, тогда как лечить нужно было совсем другое место. Мне в августе поставили диагноз – перелом пяточной кости, причём достаточно застарелый и специфичный, который даже не особо было видно на МРТ. Но тем не менее хороший врач нашёл правильное лечение, это дало свои результаты. Потихоньку я начала бегать, проводила очень бережные тренировки, всего с двух километров и в самом медленном темпе. Очень боялась нагружать ногу. И когда мне предложили бежать ODM, я понимала, что хорошо подготовиться не смогу и привести себя в оптимальную форму не успею. Но вместе с тем конкуренция там обещала быть не такой уж серьёзной, это не MDS. То есть, как тренировочный сбор этот забег провести было можно. И посмотреть, как отреагирует моя нога.

Наталья Седых:

Наташ, давай для тех, кто не знает, расскажем, какая общая протяжённость ODM.

Шесть дней и 165 километров. По 20-28 километров мы бежали первые четыре дня. Пятый день – это марафон, ночной забег. И заключительный этап – 23 км.

И как в итоге отреагировала нога?

К счастью, адекватно.

Какой этап ODM стал для тебя самым сложным?

Я могу отметить самый сложный момент, который мне удалось пережить. Момент между пятым и шестым этапом. Мы бежали 42 км по пескам. Это, скажем так, относительно небольшая дистанция, но когда её приходится бежать ночью и по рыхлому песку, и ещё пейзаж постоянно один и тот же, не меняется, и ты бежишь только при свете налобного фонаря, — это психологически очень давит. Потому что ты не видишь, куда ты бежишь. Ты перебираешь ногами по песку и просто не ориентируешься в пространстве – где финиш, приближается ли он. Вот это, конечно, было тяжело. Мы прибежали поздно вечером, а в семь утра нужно было уже выбегать на следующий этап. И вот эти несколько часов были самыми сложными. Я думала, что утром мои ноги не захотят никуда двигаться. Но произошло какое-то чудо, наверное, сила мысли помогла мне собраться, и я довольно неплохо пробежала последний этап.

А можно ли именно это назвать самой главной особенностью гонки ODM?

Особенность – это всё-таки локация. Потому что ODM проходит по одной из самых красивых и опаснейших пустынь в мире. Сколько я ни бегала по Сахаре, я там таких ландшафтов не встречала. Не спортсмены, те, кто занимается походами, могут смело регистрироваться на эту гонку, чтобы наблюдать воочию всю эту красоту.

То есть, ты можешь посоветовать этот старт российским спортсменам?

Безусловно. Надеюсь, что в следующем году я поеду туда не одна. Когда я приехала на гонку, то узнала, что я первая россиянка, участвующая в ODM, и второй человек из стран СНГ.

Если не секрет, в какую сумму обойдётся участие в этой гонке?

Насколько я знаю, около полутора тысяч евро.

Это только стартовый взнос?

Стартовый взнос выходит около 1200 евро, ну и перелёт, экипировка…

Кстати, раз уж мы заговорили про экипировку. Этот вопрос сугубо индивидуален, или есть какие-то общие рекомендации? Например, кепка. Без неё там очень глупо появляться.

Да, безусловно. Здесь не нужно придумывать велосипед, а лучше ориентироваться на предыдущий опыт. Но и о своих индивидуальных потребностях забывать не стоит. Кепка – это не тот элемент, который необходимо специально подбирать, единственное что – она должна быть светлого цвета. Я видела людей, которые были недостаточно подготовлены – и спрашивала у них: «Почему вы приехали в тёмной майке, а теперь жалуетесь на перегрев?» На что получала ответ: «Что-то я не подумал». Но это даже ребёнок знает, что на жаре лучше всего выбирать одежду светлого цвета и из лёгких, дышащих материалов.

А если говорить про кроссовки? Не раз видел, что у некоторых спортсменов есть так называемые бахилы. Это является частью обязательной экипировки?

Обязательным элементом это не считается, но всё же без бахил в пески лезть не стоит. Когда песчинки забираются в кроссовок, мозоли натираются очень быстро. На гонке практически все были в бахилах, я видела только одного человека без них.

А, это он и был в чёрной футболке?

Друг его, наверное (смеётся). К этому делу нужно подходить очень серьёзно и опираться на опыт людей, которые уже побывали в подобных условиях. Есть определённые модели, — не буду сейчас называть бренды, — но это должна быть обувь именно для ультрамарафонов по песку. У этих моделей есть некие общие черты. Кроссовки прошиваются по периметру, одевается бахил. Кроссовки должны быть на высокой подошве, понятно почему. В условиях песка так удобнее.

Наталья Седых:

А как дело обстояло с личной гигиеной? Как вы там вообще жили? Я так понимаю, лагерь за вами не ехал. «Вот ребят, три звезды, простите, сколько уж есть…».

Надо сказать, что гонка ODM не отличается суровыми спартанскими условиями, не в пример тому же MDS. Вот там действительно усложняют жизнь как только могут. А здесь – и участников в десять раз меньше, и организаторы как-то более гуманны к бегунам. Например, нас не ограничивали в количестве воды. Если ты хочешь помыться после гонки – пожалуйста, бери питьевую воду и мойся. Ставили какие-то биотуалеты, душевые, подвозили воду. То есть, ODM – это не та гонка, где вы сможете почувствовать всю прелесть суровой бытовухи.

Наташ, а как вообще ориентироваться в пустыне? У тебя был какой-то роутбук или, может быть, трек в часах? Или организаторы делали разметку?

Да, разметка была. Но я иногда ловила себя на мысли – в каких соревнованиях я вообще участвую, в беге или спортивном ориентировании? Не всегда было понятно, где стоит флаг и флаг ли это вообще. Гонка относительно молодая, поэтому там нет принципиальных условий для трека. То есть, например, в роутбуке старт написан в 8.00, а мы стартовали в 7.00. Или нам говорили, что мы бежим уже 26 км, а на самом деле всего 22. В MDS всё намного строже и чётче. Иногда не ставили чек-поинты на тех точках, где обещали. Например, организатор сказал, что поставит чек-поинт на 7-м километре – а поставил на 10-м. У нас кончилась вода, а три километра в пустыне без воды – это очень ощутимо, тем более, если ты бежишь десятый километр и не представляешь, где должен быть чек-поинт. Словом, эта неопределённость добавляла сложности в планировании темпа и потреблении воды тоже. В целом, в плане организации могу сказать, что она, конечно, не безупречная, но организаторы старались максимально душевно относиться к участникам, и мой фидбек таков, что они выложились на столько, на сколько смогли.

А что тебя больше всего удивило за шесть дней этого ультрамарафона?

В условиях такой необычайной гонки я ещё раз отметила для себя категорию людей, которые приезжают на подобные челленджи. Вот есть мы – спортсмены, которые бьются за места, за призы, за деньги и спонсорскую поддержку, — а есть люди возрастные, им уже больше 50 лет. Они повидали жизнь и хотят удивить себя и показать себе, что они ещё на что-то способны. В общем, не торопятся стареть. С нами жил итальянец, ему было 64 года. Я смотрела на него и думала, что старость должна быть такой. То есть, тебе уже за шестьдесят, а ты продолжаешь жить, что-то делать, раздвигать рамки своих возможностей. Такие люди – реальные чемпионы, реальные победители. Так и надо жить, я считаю.

А были моменты на этой гонке, когда тебе казалось, что вот ещё немного, ещё чуть-чуть – и кто-то обгонит, кто-то оставит тебя позади?

Нет. Я бы сказала, что женской конкуренции не было. Я ушла в отрыв 20 минут на первом этапе, ещё 20 на втором. В целом, общий отрыв у меня стал около 90 минут. Но для меня это ничего не значит, я всегда смотрю не на позицию, которую занимаю, а на время, которое показываю. То есть, даже если я понимаю, что вторая девушка (из Великобритании) далеко от меня, это не даёт мне основания расслабиться и перестать бороться. Есть ещё и мужчины (смеётся). Это неправда, что я люблю соревноваться с мужчинами.

А по твоим результатам и не скажешь.

Это просто тренировка. Я знала примерно тех людей, с которыми у меня сходные результаты, и продумывала какую-то стратегию, чтобы прийти на финиш первой. Но это чисто тренировка. Спорт.

В любом случае, в погоне за результатом сто процентов выматываешься психологически. Как ты с этим справлялась?

Психологически и тренироваться тяжело, и соревнования проходить тяжело. На этой гонке я познакомилась с украинским спортсменом Евгением Глывой. Я знала, что он там участвует уже пятый год. Раньше я думала, что это такой угрюмый парень, судя по фотографиям, — оказалось, совсем наоборот: очень весёлый, постоянно меня смешил. И мы так друг друга подбадривали. Так что Россия и Украина…

 …братья навеки.

 Да.

Наталья Седых:

Когда бежать проще? Когда ты первый, и у тебя есть запас времени, или проще догонять?

Не знаю, мне всегда тяжело бежать. Одна, не одна, на тренировках, на соревнованиях – всегда тяжело. Другое дело, что нельзя допускать эту мысль о сложностях. В этом секрет успеха в преодолении длительных дистанций – как бы тебе ни было тяжело, ты должен обмануть себя, своё тело, своё сознание. Когда на пятый день ты выходишь на старт 42 км, ты понимаешь, что сил-то у тебя, по сути, не осталось уже. Ну и просто себя обманываешь, говоришь, что у тебя сейчас просто длительная темповая тренировка.

У тебя и ещё у полутора тысяч человек, которые наступают тебе на пятки.

Ну да, надо максимально просто ко всему относиться. Даже вставая на старт 165 или 250 км.

Наташ, а как вообще родилась мысль отправить себя на первый ультрамарафон? Когда стало не хватать классических марафонов? Ты помнишь, что это была за гонка?

Вот первая гонка и была MDS в 2015 году.

То есть, ты сразу, с места в карьер, на 250 км и до этого не бегала ультрамарафоны?

Нет, вообще. Я даже 90 км ни разу не бегала. В январе 2015 я пробежала свой первый полумарафон, в феврале того же года – первый марафон. А уже через два месяца пошла на MDS. Я сейчас являюсь тренером, подготавливаю к подобным челленджам взрослых, зрелых людей. И когда меня спрашивают, сколько нужно готовиться к тому или иному забегу, я говорю, что точных цифр тут нет. Всё зависит от индивидуальных особенностей, от опыта, от результата, на который вы хотите выйти, от того, насколько вы хотите вкладываться в этот результат. Человек, который никогда не занимался, может хоть сейчас сбегать марафон. Вопрос в том, что от него останется к концу этого марафона, захочет ли он в дальнейшем повторять подобные подвиги, и сколько времени у него займёт восстановление. Я свой первый марафон пробежала после 10 лет беговой подготовки. Но тут всё индивидуально: кто-то бежит на результат, кто-то просто хочет финишировать. Поэтому я люблю работать с каждым отдельно и тренировать его с учётом его личных особенностей и целей.

Раз уж мы затронули тему твоей тренерской деятельности. Ты сейчас работаешь в Дубае. Расскажи, кто у тебя занимается? Есть ли какие-то отличия от российских бегунов?

Это любители. Есть разные национальности, ребята из Индии, Пакистана, Британии, из России тоже. Менталитет, конечно, накладывает свой отпечаток. Я сейчас работаю с одним очень целеустремлённым индусом, который хочет сбегать MDS. Был филиппинец, он однажды принёс мне список стартов, я спрашиваю: «Это ты за год хочешь набегать?» А он: «Нет, это план на месяц». Здорово, когда человек ментально готов покорять вершины. Но вопрос, готово ли тело? Я всегда говорю: «Уважайте своё тело». Вы, конечно, можете бросаться на амбразуру, нестись 100 километров с рюкзаком по пескам – но подготовьте к этому своё тело, не пренебрегайте тренировками. Стартовать MDS никогда не поздно. Я всегда говорю, что конечная цель тренировок – стать здоровее, выносливее, укрепить своё тело, а не убиться на трассе и сделать фото на финише с медалью.

А у тебя можно тренироваться дистанционно? Например, кто-то из наших слушателей сейчас задаёт себе вопрос: «А почему бы нет?»

Да, сейчас это довольно популярная тема, и мне многие пишут с просьбой о дистанционных тренировках. Но скажу честно, я этого не люблю. Мне нужно видеть человека лично, видеть, как он работает, какое у него отношение к тренировкам. Просто так вслепую писать планы я не могу. То есть, могу, но мне это неинтересно.

Наталья Седых:

Всё-таки для тебя тренерская деятельность – это не только зарабатывание денег. Она приносит тебе ещё и удовольствие, правильно?

Это творчество, это дело, в котором я себя нашла. Так что могу сказать, что я не работаю, а занимаюсь любимым делом. С точки зрения коммерции я совершенно безграмотна. Мне многие клиенты и друзья говорят: «Наташа, ты такая спортивная звезда, такой уникум, тебе надо делать свой сайт, заниматься более плотно своим Instagram…». Но это не то, что меня зажигает. Мне нравится читать книжки, писать планы, разгадывать загадки, как тренировать человека. Себя тренировать легче – я знаю свою реакцию и могу предсказать результат. Другого человека тренировать сложнее и интереснее. И я фокусируюсь на этом. А как себя продавать, как делать себе рекламу – тут я полный профан.

Мне кажется, когда дело переходит в чистую коммерцию, и всем начинает рассылаться пачками один и тот же план, наверное, это нечестно по отношению к своим беговым друзьям.

Да, это неинтересно ни мне, ни самим клиентам, я уверена.

Ты считаешь, что дистанционно научить человека хорошо бегать невозможно – или это неинтересно конкретно для тебя?

Когда ко мне обращаются за советом, я даю дистанционные консультации. Мы разговариваем и приходим к какому-то решению, как преодолеть ту или иную проблему. Но чтобы человек попросил меня о помощи, а я ему выдала план – сделай то-то и то-то, — это нет, это пустая трата времени. Я работаю дистанционно с некоторыми ребятами, которых знаю в реальной жизни и могу представить, как они выполняют эти задания, как к ним относятся. Но такого, чтобы я незнакомому человеку высылала упражнения и не знала, как он будет работать, такого нет.

А часто обращаются за консультацией?

Да, очень часто.

Именно российские спортсмены-бегуны?

И иностранные тоже. С некоторыми мы встречаемся здесь, в Дубае. Часто задают вопрос, насколько сложен MDS, как долго к нему нужно готовиться. Ещё раз напомню, что на этот марафон едут и люди с ограниченными возможностями. Тут вопрос не в том, получится или нет, а в том, насколько вы готовы и способны бороться с трудностями, которые встретятся на трассе. Я ехала на MDS и думала: «Каждый год на этот старт регистрируются 1,5 тысячи человек. Финишируют из них 1200, ну 1300. А почему я не могу быть в их числе?»

Так ты боролась со страхом?

Это мне и помогло. Я много не думала, у меня была всего неделя, я была загружена работой – и ответила, что поеду. Если бы я поразмышляла как следует, то наверняка отказалась бы.

Но ведь в любом случае присутствует предстартовый мандраж. Когда ближе к гонке СМИ начинают нагнетать обстановку, типа «Седых едет побеждать на одной из самых сложных песчаных многодневок»  — как с этим бороться?

Когда я еду на соревнования, я предпочитаю об этом не распространяться. Потому что люди начинают чего-то ожидать, а планы постоянно меняются. Всякое может быть – готовлюсь на старт, а вдруг не поехала, травма или ещё какие-то обстоятельства. А людям уже пообещала, что еду, и они ждут, уже приписали меня к победителям. Да и соревнования – это для меня такая откровенная тема. Подготовка к ним у меня проходит достаточно закрыто, потому что я и сама закрытый человек и не люблю распространяться о том, что у меня в мыслях и как я готовлюсь.

А у тебя есть какой-то ритуал перед гонкой? Как у русских «посидеть на дорожку». Есть ли что-то особенное, что помогает сфокусироваться?

Ну да. Просто побыть одной, в тишине, в спокойствии.

Наталья Седых:

фото: Якуб Исламов

Говорят, что на гонке есть только две мотивации: улучшить свой личник и обогнать соперника, который бежит впереди. Какой вариант выбираешь ты?

Обогнать себя (смеётся). Но это смотря какая гонка, конечно. Для меня всегда важнее всего победить себя. Я знаю свои сильные стороны и знаю слабые. Поэтому неважно, какую позицию я занимаю, — если я знаю, что выложилась на полную и выдала всё, что могла, даже если и заняла не первое место, то я довольна. А бывает и так, что занимаю первое место, даже с отрывом, но понимаю, что силы ещё остались, и я не отработала до конца, — тогда недовольна.

А у тебя в жизни были старты, которые тебя сломали или научили чему-то новому?

Да, были такие. Как говорил Майк Тайсон, в моей жизни было больше поражений, чем побед, и каждое меня чему-то научило. Запомнилось, что летом сразу после MDS был старт в Суздале, который я не смогла финишировать.

Это был Golden Ring Ultra Trail?

Да. Я очень хотела принять в нём участие – эта особая атмосфера, которая мне очень нравится, и старт российский, а я очень скучаю по своей родной стране. Но в июле в Дубае были большие проблемы с объёмами, жара, влажность, — и я просто физически не вывозила план, который сама себе наметила. Но всё равно поехала – и вот, не смогла финишировать. Меня с низким давлением увезли на скорой. Ну и я сделала для себя некоторые выводы.

А не хочешь повторить эту гонку?

Хочу, конечно.

То есть, в планах есть?

Мне очень нравится эта гонка. Но ответ будет простой: получится – поеду (смеётся).

Наташ, вот без лишней скромности, ты одна из самых красивых российских спортсменок. Бывают на соревнованиях подкаты от лиц мужского пола? Может быть, ты 42 км убегала от кого-то когда-то и улучшила свой личник?

(смеётся). Ну да, мужским вниманием я не обделена. Скажу даже, что каждый старт связан с какой-то такой историей. Даже не знаю, что рассказать. Много было позитивных моментов, но самый яркий, наверное, — это когда я первый раз участвовала в Суздале на 100 км. Мой друг, ни слова мне не сказав, даже не намекнув, приехал в Суздаль и встретил меня на 40-м километре трассы. И все оставшиеся 60 км он меня сопровождал на велосипеде. Я не знаю, как ему это удавалось, там бегом-то не везде можно было, где-то он тащил велосипед на себе, где-то объезжал.

Наташ, у нас для тебя есть супер-спринт. Серия из 5 вопросов, на которые ты можешь отвечать как угодно. Готова?

Да.

Сойти и поберечь себя до следующего старта или добежать с плохим временем?

Поберечь себя до следующего старта.

Твоё любимое место в доме?

Спальня.

На что тебе не хватает смелости?

Обидеть человека.

Что ты сейчас читаешь?

(смеётся) Анатомию. На английском.

Человек, который тебя вдохновляет?

Можно двух человек назвать? Они сёстры. Нургалиевы (Елена и Олеся Леонидовны – прим.ред). Они первоклассные спортсменки, и когда я смотрю на них, то понимаю, что выбрала в жизни верное направление.

Наталья Седых:

Ну и раз уж мы аудио-подкаст, и наша аудитория – аудиалы, давай закончим его твоей любимой песней, если она такая есть. За что ты её полюбила?

Любимых много, и они все под настроение. Но есть одна такая, которая мне никогда не надоедает. Я всё жду момента, когда она мне надоест, но он никак не наступает (смеётся). Очень сильная песня. Полина Гагарина, «Кукушка», саундтрек к фильму «Битва за Севастополь». Когда у меня тяжёлые тренировки, когда я бежала MDS, эта песня меня очень подстёгивала. Она мне нравится.

Круто. Наташ, ещё раз спасибо тебе большое за эту встречу. Было очень интересно с тобой пообщаться, и я надеюсь, что когда-нибудь мы с тобой встретимся лично и поболтаем.

Спасибо, Костя. Очень приятно.

Ну а вы помните, что мы всегда рады как старым друзьям, так и новым знакомым, поэтому подписывайтесь на подкаст «Марафонец» на SoundCloud и iTunes подкаст, а также на наш журнал www.marathonec.ru. Спасибо, что были с нами!

2d4qpfl0upi
Тренировочные планы
1

Похожие записи