Возможно ли быть успешным во всех ключевых сферах жизни? Наш сегодняшний гость бросает вызов всем, кто прикрывается отговорками: мне уже много лет/у меня нет времени, я же работаю/у меня дети/у меня нет денег! Она воспитывает четырёх детей, очень много путешествует, ведёт два бизнеса, проводит бизнес-тренинги, буквально на днях написала вторую книгу. До 45 лет она не занималась спортом, но уже через несколько лет смогла «отобраться» на чемпионат мира Ironman на Коне. Она стала первой женщиной в России, которая прошла Swissman Xtreme Triathlon, а также она из тех немногих, кто, оказавшись на Пхукете, ответил: «Интервью? Да легко! Когда созвонимся?» Кто это? Выясним в сегодняшнем подкасте «Марафонец».

Подписаться на подкаст «Марафонец» на SoundCloud

Пламенный привет всем любителям спорта! Это подкаст Марафонец. Меня зовут Костя Фомин, и я обещаю вам встречи с интересными людьми из мира спорта на выносливость. Сегодня у нас первый выпуск, который мы решили посвятить очень яркому человеку. Причём яркий он со всех сторон! Мать четверых детей, бизнесмен, писатель, коуч, бизнес-тренер, королева мотивации и, конечно же, многократный финишёр Ironman. Это Мария Колосова.

Мария, здравствуйте. Мы очень рады, что именно вы открываете подкаст Марафонец! Спасибо за то, что вы в своём плотном графике нашли время для этого разговора.

Здравствуйте. Я тоже очень рада. Всё, что касается триатлона, вызывает у меня невероятную радость и мотивацию, и я готова говорить об этом бесконечно.

Насколько мне известно, на данный момент вы находитесь на Пхукете, где у вас уже прошла одна гонка (19 ноября) и ожидается вторая (26 числа). Мне кажется, что для тех, кто хотя бы немного знает вас или следит за вами в социальных сетях, почерк Марии Колосовой очевиден. Это что-то из категории «покой нам только снится», да? Но почему Пхукет, почему вы выбрали именно эти тяжёлые старты?

Ну да, там тяжёлый на самом деле не только воздух, и старт действительно очень сложный. Вы знаете, дело в том, что я всю жизнь профессионально занимаюсь вопросами одарённости взрослых людей, детей, тех, кто достигает большего, чем остальные. Мне всегда были интересны люди, которые чего-то добиваются. И знаете, как только человек берётся за какие-то задачи и действительно хочет чего-то достичь, то вот этот субъективный уровень интереса и субъективный уровень сложности начинают взаимодействовать между собою прямо пропорционально. И действительно, хотя я совсем недавно занимаюсь триатлоном и успела за 4,5 года занять какие-то места и уже отобраться на чемпионат мира, тем не менее тривиальные старты не вызывают у меня большого интереса.

Я всегда бросаю себе какой-то вызов, мне каждый раз интересно пройти старт, который немножко сложнее, чем, может быть, то, что я могу сейчас, и нужно это сделать особенно хорошо. Вот старты, которые проходят в Таиланде, — они из этой серии. Да, это гонки с вызовом, поэтому они очень интересные, и я могу долго про это рассказывать. Но кроме того ещё, знаете, — я недавно написала такой пост, — одна женщина, моя знакомая, съездила в Париж, вернулась, говорит: «А что все говорят – Париж, Париж? Ну что там в Париже? Сена вонючая, серая, некрасивая, город серый, Эйфелева башня просто уродина. В парижском метро плохо».

И я понимаю, что есть вещи, которые перестают быть для нас тем, что даётся восприятием. Они для нас являются символическими. Вот за этой гонкой, которая сейчас на Пхукете прошла, и за той, которая будет 26 числа, — у меня за ними очень много стоит. Это для меня больше, чем просто гонки, которые имеют целый ряд сложностей, которые бросают мне вызовы. Это гонки, которые вот для меня лично имеют особую историю, потому что, — вы знаете, ровно пять лет назад…

Так…

…я была человеком, который месяц назад услышал слово «триатлон». Прочитал книжку «Железный человек может быть в каждом» и сказал себе: «Ой, ещё в жизни бывает вот такое!». Я же всё время читаю что-то относящееся к выдающимся достижениям людей, вот в этот раз мне принесли книгу про триатлон. Я прочитала, мне ещё показали кусочек из Кона в октябре, как там проходит чемпионат мира, и в ноябре я уже решила, что я стану айронменом. Я же энергичная, я только решила и сразу говорю – так, ну мне нужно учиться плавать, потому что я плавать не умею, на велосипеде тоже научиться нужно, потому что я тоже не умею. Сажусь на велосипед – и сразу падаю с него. Я знала, что умею бегать, но это было не так, я с большим трудом за 6.20 пробежала один километр и хотела только одного – остановиться.

За один месяц я нашла тренера, и это колоссальная моя удача. Александр Жуков, который тренирует меня до сих пор, говорит мне: «Послушай, вот ты вот книжки какие-то про триатлон стала читать, там Макка Великий (Крис Маккормак) и так далее. Знаешь, есть такая гонка на Пхукете, я сам туда еду. Приезжай, посмотришь вживую, как это бывает». Я приехала. Я нашла в своём графике несколько дней, приехала туда и смотрела, как стартует мой тренер. У меня есть фотография с Крисом Маккормаком, представляете? Я первый раз в жизни видела триатлон! У меня было ужасное чувство. Я подумала – я всех обманула, я никогда, никогда так не смогу. Вот.

Я помню, у нас там с тренером были тренировки по плаванью. То есть, я к тому времени уже несколько уроков по плаванью взяла, тренер, с которым я занималась тогда, особо явно не показывал, что я совсем ничего не умею. А на лице Саши Жукова, когда он первый раз увидел, как я плаваю, была настоящая растерянность. Он сказал тогда: «Нет ни одного элемента, от которого мы можем начать что-то тренировать».

Мария Колосова:

А как дела обстоят с велосипедом?

Саша мне сейчас написал планы по тренировкам. Вот у тебя будет такая-то тренировка – ты нашла дорогу, где можно с такой-то мощностью разгоняться в течение пяти километров? Я говорю: «Саш, ну это наша любимая дорога, на которой ты учил меня на велосипеде ездить, а я падала и плакала». На Пхукет я первый раз привезла свой велосипед и не смогла его собрать, Саша мне его собрал. Это был какой-то очень недорогой итальянский велосипед неизвестной никому марки. Он его собрал и сказал: «Поехали!» Вывез меня на эту дорогу, у меня здесь есть любимая дорожка, такая маленькая, безопасная, абсолютно плоская, где я училась ездить.

Падала, плакала, у меня до сих пор шрамы на коленках, на локтях сохранились, на плечах. Поэтому для меня этот старт очень знаковый. Дальше уже, начиная со следующего года, я проходила эти гонки, сначала ту более короткую, которая сейчас была, потом другие.

Это, по-моему, Laguna Phuket Triathlon, да?

Да, это она, такая переолимпийка-недополовинка. 1,8 плаванье, 50 велосипед, 12 бег, она не меняется из года в год. Там нереально сложный велоэтап, есть горы, по которым люди не едут, они по ним идут, иногда даже ползут, потому что угол наклона такой, что даже идти уже сложно. Я первые два года тоже шла и плакала – надо ехать, а у меня не получается. Сейчас я еду, а все идут. Знаете, у меня было ощущение, что я была лилипутом в стране Гулливера, а теперь я Гулливер в стране лилипутов.

То есть, вы сверяете свой прогресс по этой гонке каждый год?

 Да.

Как прошла гонка в этом году?

Вы знаете, эта гонка была для меня тренировочной. Когда я приехала на Пхукет, я думала, что еду на одну гонку – Ironman Таиланд 70.3, но первое, что я увидела при въезде в Лагуну, — объявление о Laguna Phuket Triathlon. И я очень аккуратно написала тренеру, что может быть есть какая-то тренировочная задача, под которую я смогу эту гонку пройти. Я ждала, пока он мне ответит, и он ответил только на следующее утро. А в эту ночь закончилась регистрация на гонку. Тренер сказал: «Что ж, хорошо, давай сделаем это». А регистрация-то уже закрылась! И я побежала к организатору, который меня хорошо знал и помнил. Попросила сделать для меня исключение, и он зарегистрировал меня на эту гонку.

Гонка прошла отлично, плавно, я снова видела, что есть прогресс. Но всё-таки плаваю я слабее своих ключевых соперниц, это не мой вид спорта, пять лет назад я не умела плавать вовсе. Там на самом деле очень интересный этап плавания. 1200 метров – морской этап, потом перебегаешь через большой бархан и плывёшь по горячему озеру с водорослями. То есть, температура там выше, чем 36,6. Там понимаешь, откуда произошла жизнь. Ещё 600 метров по этому озеру, тону, водоросли за руки цепляются. Обожаю эту гонку в том числе и за эти две воды – живую и мёртвую, как в сказке.

Прогресс в плавании по сравнению с другими этапами у меня не очень. По велосипеду у меня были задачи – равнину проехать спокойно, горы проехать на максимуме, я это сделала очень легко. И ещё была задача максимального бега, она выполнена хорошо, несмотря на жару. Я пробежала на одну минуту медленнее, чем этого хотел тренер, но учитывая дичайшую жару и процесс акклиматизации, в котором я тогда находилась, можно сказать, что тренерские задачи я на этой гонке выполнила. Невероятная любовь к этой трассе, гонка-символ, гонка, которой я себя меряю, гонка, от которой всегда ёкает в груди, потому что с неё для меня начался триатлон, каким я его увидела.

Какое время вы планируете на Ironman Phuket? Есть заявленное время для вас?

Я планирую выйти из 5 часов 30 минут. Это, на первый взгляд, звучит не очень амбициозно, но если посмотреть на этапы, на профиль гор, по которым люди будут идти пешком (про себя я точно знаю, что буду ехать), на жару, а также возможность нереального ливня, который тоже ожидается, и на профиль бега…Когда я показала профиль сыну, он сказал: «Ну, ты же не одна по нему побежишь. Не будет такого, что ты по горам, а все остальные по равнине». Там вообще плоской равнины нет, трасса идёт то вверх, то вниз, то вверх, то вниз.

Сегодня прошла последняя серьёзная тренировка по бегу, я поняла, что у меня нормализовался пульс, я вернулась в свои пульсовые зоны. Я хочу показать на беговом этапе тот результат, который я могу показать. И ещё один момент – у меня никогда не было гонки с такой высокой конкуренцией, которая будет здесь. А дело вот в чём. Одна из китайских гонок – половинка – не состоялась. Китайцы сейчас очень хотят, приобретя бренд Ironman, проводить много гонок в Китае. Чтобы привлечь туда спортсменов, они всегда добавляют в розыгрыш на этих гонках слоты на чемпионат мира, и хотя гонка на половинку, слоты они дают на целую дистанцию. Ещё год или два они будут так делать, чтобы популяризировать китайские старты. И вот один из их стартов не состоялся, осталось небольшое количество слотов на чемпионат мира на 18-й год. И их отдали сюда. Это первое.

Второе – здесь подвязали Ironman, так как он тоже здесь не очень популярный, ещё к чемпионату Азии. Поэтому в рамках трассы будет проходить не только сама по себе гонка Ironman 70.3 Thailand, здесь будет проходить квалификация на чемпионат мира, и здесь же одновременно будет организован чемпионат Азии.

То есть, они собрали туда всё, что возможно, чтобы это было для всех?

Да. Вы знаете, я очень серьёзно готовлюсь к гонкам. Некоторые люди приезжают с детьми, даже с грудными детьми, с жёнами – я так не живу! Если я чем-то занимаюсь, я хочу быть лучше всех. Иначе какой в этом смысл? Это не значит, что я везде буду лучше всех, но я буду выше среднего точно. Если я чем-то занялась – это серьёзно. Я живу у местных, не в отелях, мне, как вегетарианке, нужны такие условия, где я могу себе готовить, ещё мне необходимо жить удобно от старта. Я, конечно, ни одного своего ребёнка не возьму на гонку.

Тренировочные процессы могу совмещать только с консалтингом и написанием книг, а также только с самими тренировками, где всё подчинено им. У меня тут большое счастье, я совсем недавно поставила точку в своей новой книге «Ты можешь больше. Инструкция по управлению изменениями в своей жизни». Я писала её несколько месяцев, больше полугода, а думала о ней, наверное, всю жизнь. Я, конечно, вижу всех своих соперниц, я такой конкуренции в жизни не видела. Пробиваю их результаты за последние годы, вижу, какой у них возраст, в каких гонках они участвовали, какие результаты показывали. Вот такая конкуренция, какая у меня сейчас в группе, за все мои 5 лет и больше, чем 30 гонок – такой конкуренции у меня не было никогда.

Мария Колосова:

Вас это пугает?

Меня это заводит.

То есть, это даёт вызов?

Да. Причём, вы знаете, мои результаты сейчас на плавании, на велосипеде и на беге более-менее предсказуемы. Если не вклинятся какие-то случайности, которые ухудшат результат, то я знаю, быстрее чего я не проплыву, не проеду и не пробегу. Это вопрос на каждом виде спорта – на плавании 2 минуты, на велосипеде 5, на беге 3. Я вижу своих конкуренток и понимаю, что есть женщины, которые на каждом этапе идут быстрее меня нынешней на десять минут. То есть, на 30 минут в целом на гонке.

Мария, но вы же прекрасно понимаете, что здесь ещё и дело случая…

Вы знаете, это моя трасса. Это моя жара и мои горы. Это моя ЛЮБИМАЯ трасса. Я расписала, сколько человек меня обгонит на плаванье, — если взять их лучшие результаты и мои лучшие, — сколько человек меня обгонит на веле, там я уже много отыграю, — и представляете, в этот раз есть два человека, которые бегают быстрее меня. А обычно я бегу быстрее всех в группе. В этот раз есть две женщины, которые показали результаты быстрее, чем мои, и я не смогу так пробежать. Но опять же, я понимаю, что это было у них в Швейцарии или в каких-то других странах – не Пхукет, не 45 градусов, не горы. И они наверняка хотят слот, но любви к каждому метру трассы у них нет – а у меня есть.

Пхукет меня научил двум очень важным вещам. Два года назад у меня здесь была гонка. Я думала, что обогнала соперницу на 2 км на финише и финишировала очень довольная. А результаты отображаются не сразу, я выпила колы, сунула голову в лёд и пошла узнавать. Спрашиваю у директора гонки: «Я ведь первая?» А он мне: «У тебя очень хорошее время, но ты вторая». Соперница обогнала меня на 38 секунд.

Я стояла на подиуме, это был мой первый подиум, и рыдала невероятными слезами. Потому что в шестичасовой гонке отстать от соперницы на 38 секунд – представляете? Я рыдала невозможно. И потом две недели у меня в голове шла эта гонка. Я сказала Саше, что могла сделать эту гонку на 20 минут. А он в ответ: «Прекрати это безобразие немедленно. Ты прошла гонку, ты молодец, у тебя подиум, ты большая умница». Мы всё забыли, но эти 38 секунд помню я, и помнит он. И я буду помнить их всегда и бороться до последней секунды.

То есть, это старт, который преподнёс вам такой большой и важный урок на будущее в плане триатлона?

Да, если перечислять пятёрку самых главных уроков, туда это точно вошло. Не самый главный, но очень важный, очень.

Мария Колосова:

Мария, в вашем графике очень много зарубежных стартов. А как вы относитесь к российским гонкам, почему их не в расписании?

Я не могу сказать, что их нет. В этом году я активно поучаствовала в российских стартах, пробежала 4 полумарафона, я их очень люблю. Но это зависит не от моей любви, а от того, что мне нужно в графике тренировок. У меня была задача этого года – пройти Swissman и дважды квалифицироваться по половинке и по целому айронмену. И всё, что я делала, всё, что говорил мне тренер, — а я в этом плане очень дисциплинированный человек, — я делала так, чтобы достигнуть этих спортивных задач. Если был старт, который не вёл меня к Swissman, я могла приехать в Сочи, поболеть за всех, предложить Володе Волошину свою помощь в организации гонки, но не участвовать в ней, а стоять и обнимать каждого, кому это было нужно. То есть, я всё равно участвовала в гонке, — я не бежала, но я была там, в Сочи.

И, например, я в этом году сделала SwimRun. Сделала московский спринт в августе. Заняла первое место, заработала очки команде. Это было так: в воскресенье утром старт, в пятницу вечером тренер мне говорит: «Ты идёшь на московский спринт». Он очень хорошо лёг в расписание, тренер это увидел и мне его поставил.

Я очень люблю российские гонки. Сделала в этом году открытие – помимо SwimRun, который был для меня как игрушечный старт, начала бегать трейлы, пробежала очень серьёзный трейл с неплохим результатом – Montriond в Швейцарии. В России есть красивые гонки – на приэльбрусье, на Алтае, возможно, буду делать российские трейлы, меня зовут. Не потому, что я такая сижу и думаю, что надо бы пробежать. А потому, что есть программа на год. И если трейл ляжет в эту программу, я его пробегу. Это мне скажет тренер. Я высказываю свои пожелания, но в целом управляет оркестром он. И ему будет всё равно, где я сделаю эту половинку – в Сочи или в Люксембурге. В этом году в целях были Swissman и один отбор, он сделан, и в следующем году я прохожу в другую возрастную группу.

Мария, вы сейчас говорили про Swissman Xtreme Triathlon, который прошёл у вас в этом году. Насколько мне известно, это очень холодный челлендж, причём на всех этапах. Температура там прыгает от нуля до плюс десяти. И не проходит и месяца, как вы отправляетесь на Пхукет, где сейчас в тени +37. Где вам комфортнее было проходить трассу?

Я обожаю жару, у меня хорошие результаты на жарких стартах. Я первая женщина России, которая финишировала на гонке Swissman. Эта гонка из трёх, относящихся к Xtreme триатлону (Norseman, Celtman и Swissman), является самой сложной. Для меня это был огромный вызов, три года хотела в ней участвовать, готовилась, шла к этому, выиграла туда слот. Организаторы мне написали, что мои результаты не очень хорошие, но мы тебя выбрали, как очень яркую птицу из России, да ещё в таком возрасте, которая говорит, что она жить без этой гонки не может. Именно поэтому Swissman был для меня вызовом. Я не выношу холод, я умираю на холоде, для меня лучше физическая боль, чем холод.

Я видел одно ваше интервью, где вы рассказывали, как готовились к Swissman и в свой день рождения отправились по указанию тренера на велотренировку в сильный дождь. Заблудились, замёрзли, и вас спас какой-то усатый француз.

Да-да, я там чуть не погибла, но я серьёзно готовилась к Swissman, это был большой вызов. Так получилось, что я в детстве была очень больным ребёнком, со слабыми лёгкими. Я не ходила в детский сад, и все мои воспоминания о детстве – это как меня везут на санках, закутанную в кучу пахнущих нафталином пуховых платков, а где-то там на горках играют дети, катаются, кричат, смеются. Я очень тяжело болела всё детство, совершенно не выносила холод. Папа пытался закаливать, врачи говорили, что это закаливанием не лечится. В один момент мне даже сказали, что есть такая штука – аллергия на холод.

Сейчас я понимаю, что никакая это не аллергия, но вот этот панический страх холода – он присутствует. Поэтому для меня Swissman был таким многократным вызовом – это не только сумасшедший набор высоты на веле, очень сложные горы, холодное плавание и бег, которого у меня до этого не было, с последними девятью км, когда ты уже просто идёшь. Это уже не бег, это набор 1300 м за 9 км, в среднем, очень тяжело, конечно. Для меня это гонка, где я решала свои отношения с холодом, и я написала целую повесть про холод, потому что увидела, как люди выстраивают такие отношения, это чистая психология. Подобные отношения можно трансформировать себе на пользу, и это очень интересно.

Мария Колосова:

Промониторив гонки, которые вы выбираете, складывается впечатление, что вы регулярно, чуть ли не ежедневно, выбиваете себя из зоны комфорта. Для чего вам это, зачем вы это делаете?

Во-первых, я это делаю не в одиночку. У меня есть замечательный тренер, он говорит: «Чего? Отбираться на Барселоне? Отбираться нужно на Лансароте». Он строит так не только мою спортивную жизнь, но и свою. И он понимает, что вот этот драйв, этот интерес, когда на границе своих возможностей, он невероятно мотивирует. Понимает ли он это головой или просто чувствует, но в этом плане он абсолютно прав. Гонка без вызова – это минус мотивация. Может быть, поэтому мой тренер мне и подходит.

Я назвала свою книжку «Ты можешь больше» и говорю, что это труд всей моей жизни. Мне всю жизнь, с семи лет, было интересно, почему одни люди достигают большего, а другие нет. И книга посвящена ответу на вопрос: а что я сделал, чтобы реализовывать свой потенциал на 100% , прикладывая 100% усилий? Но это очень сложно. Знаете, какое качество я реже всего вижу в людях, хотя я работаю с людьми, которые достигли многого? Смелость. Смелость построить свою жизнь так, как ты считаешь правильным. Смелость быть с теми людьми, с которыми тебе хочется быть. Смелость выбирать ту работу, которая соответствует твоему призванию, а не ту, которая даёт такой уровень дохода, чтобы выплатить ипотеку.

Я пошла на очень большой и сложный выбор в своей жизни, чтобы сделать свою жизнь такой, какая она у меня сейчас есть. Со стороны вы видите красивую картинку: я хорошо выгляжу, много тренируюсь, занимаю какие-то места, много езжу по разным странам, пишу книги, выступаю как мотивационный спикер, работаю тренером, у меня четверо детей, я построила два бизнеса и иногда живу во Франции. Картинка, повторюсь, красивая. Но за ней стоят очень сложные выборы, очень сложные ситуации, невероятно рискованные поступки, переживания, о которых знает или никто, или очень узкий круг людей. В книге «Транзитная зона» я описала все сложности очень честно. Я понимаю, почему её читают – эта книга не красивая картинка, не глянцевый журнал, там написано, как я плакала, как мне было сложно.

У меня был в жизни эпизод, очень важный и интимный. Моя старшая дочка по характеру на меня не очень похожа. Она мне всё время говорит: «Мам, ну кто тебе сказал, что я хочу быть как ты? Я не хочу столько работать, я, может, для неги создана». И вот вышла моя книга «Транзитная зона», дочь взяла книгу и уехала в отпуск на Бали, она обычно туда ездит в январе на 2-3 недели. Возвращается и говорит: «Я всё прочитала. Ты знаешь, я поняла, я хочу быть похожей на тебя!» Вот ради этого, в том числе, и стоило написать книгу.

Там описаны многие сложные ситуации, переживания, которые я себе своими выборами создавала. Потому что если ты выбираешь триатлон, ты не выбираешь ничего другого. Если ты выбираешь продать бизнес и купить квартиру во Франции, чтобы иметь возможность тренироваться круглый год, значит, у тебя больше нет постоянного дохода от бизнеса. Ты получил эти деньги, обменял на квартиру во Франции и нужно как-то жить дальше, а у тебя четверо детей-студентов и квартира в валютной ипотеке. Это всё сразу не складывается.

У вас выбор даже не между хорошим и плохим, а между очень хорошим и очень хорошим!

 Да, и я пишу свои книги («Транзитная зона» и «Ты можешь больше»), чтобы прийти из точки «я хочу больше» в точку «радость и полнота жизни». Нужно преодолеть определённый этап, пройти через страх, это парализующее чувство, и это нормально – испытывать страх, пройти через неудачу – ты начинаешь что-то новое, и ты будешь неуспешен, не один раз, не два и не пять. Что делать с неуспехом? Я своих детей учила справляться с неуспехом с малолетства. Победитель – этот тот, кто знает, что делать с неудачей.

В других семьях учат совсем по-другому. Если у тебя что-то не получается, – значит, это не твоё, займись чем-то другим.

Так и есть. И я написала гигантскую статью, почему так нельзя делать. В нашей школе, с 11 классами образования, так же: сделал одну ошибку – получил 4, сделал две – поставили 4 с минусом, а если пять ошибок – то получил «неуд». Ошибаться нельзя. А как же научить ребёнка не бояться делать ошибки, чтобы потом с ними справляться? В итоге люди максимум, на что решаются – сделать ремонт в квартире и родить ребёнка, и всё. Остальное по шаблону. Делать что-то дальше страшно, потому что не научили, что и как делать. Я пишу книгу, чтобы научить справляться с неудачами.

Отличие успешных людей от всех остальных в том, что они знают, как это делать. Потом нужно пройти через разочарование. Не получаться может долго, в какой-то момент драйва не хватает, руки опускаются. И ведь сколько людей живут в промежуточных результатах, сколько у них недоделанного, недостроенного, недостигнутого! Уходят в цинизм – потому что это один из выходов из разочарования. То, что есть – не устраивает, а того, чего бы хотелось, – ну вроде как и не очень надо, вроде я и так неплохо устроился. А потом наступает отчаяние. Когда ты вложил очень много ресурсов – как я в триатлон: и деньги, и силы, и время, – а где гарантия, что получится? Нету. Возможности есть, и я делаю всё, чтобы это случилось, но гарантий мне не даст никто. И наступает момент, когда человеку кажется, что от него ничего не зависит, всё пропало и всё плохо.

Я знаю, что делать со страхом, неуспехом, разочарованием, отчаянием, и я об этом хочу писать. Для меня даже путь в триатлон – это ещё один эксперимент в жизни о том, как справляться с ситуацией.

 У любого человека есть с этим проблемы.

У любого. И когда я попадаю в такую ситуацию, мне тоже очень плохо. Но так как у меня есть две Маши – та, которая попадает в ситуацию, и та, которая смотрит на это со стороны, – то мне уже немножко проще. Мне это интересно, и я это изучаю не только как психолог с научной точки зрения, не только как тренер-коуч, как руководитель проекта «Одарённые дети России» — я изучаю это как человек, который делает это в жизни. У меня четверо детей, я построила два бизнеса, я в 45 лет, не умея плавать, бегать и ездить на велосипеде, занялась триатлоном. Мне интересны границы человеческих возможностей во всех проявлениях, мне интересно, как человек это делает. Огромная мотивация возникает тогда, когда цель находится на границе возможного и невозможного.

Мария Колосова:

А когда эту книгу можно будет уже почитать?

Сейчас книга проходит утверждение в двух издательствах. И хотя у них предновогодний аврал, я очень надеюсь, что книга выйдет до нового года. В том году 25 декабря вышла моя книга «Транзитная зона», и я бы хотела, чтобы в 20-х числах декабря этого года появилась «Ты можешь больше».

А будет какая-то автограф-сессия?

Да, будет. Знаете, что интересно? «Транзитная зона» разошлась не только тремя тиражами за год, она разошлась по 11 странам. И люди в Швейцарии, которые прочитали мою книгу, сейчас занимаются у себя организацией моего тренинга. Это так смешно – я приезжаю в свою квартиру во Франции, а у меня в почтовом ящике лежат 20-евровые купюры с записками. Что-то вроде – мы тут проезжали мимо (это пишут люди из Испании, Италии, одна женщина приехала из Норвегии), когда вы будете здесь, оставьте книги консьержке, вот вам деньги за них.

Мне кажется, это главный показатель успеха вашей книги. Ну и в заключение. Несмотря на то, что вы любите более длинные дистанции, у нас для вас есть супер-спринт. Это серия из пяти вопросов, на которые вам сейчас предстоит ответить.

Если не триатлон, то какой бы спорт вы выбрали?

Я бы выбрала какой-то спорт, связанный с выносливостью и с природой. Возможно, трейлраннинг.

Какое ваше самое любимое место в доме?

Его сейчас нет, оно есть только в моём воображении, в моей карте желаний на этот год. Это кресло! Я мечтаю об этом, ни в одной моей квартире нету кресел! Я хочу сидеть в кресле, читать и писать книги, но его нет. Оно у меня в будущем.

На что вам не хватает смелости?

Мне никогда не хватает смелости испортить отношения с моим ребёнком, даже если я головой понимаю, что в данный момент это было бы правильно с точки зрения воспитания. Я каждый раз выбираю отношения, а не педагогику.

Что вы сейчас читаете?

Я читаю совершенно потрясающую хрестоматию самых известных битв в истории. Она называется «Герои и битвы». Это летопись величайших сражений, жизнеописания самых прославленных полководцев, начиная с Цезаря и Аттилы. Мне невероятно интересно, я никогда не думала, что буду это читать. Это были очень смелые люди. У них не было ни карт, ни понимания, куда они идут – а вот брали и шли. На слонах в Альпы. Это я про Ганнибала. Слоны, конечно, там погибли, но он победил несокрушимую римскую армию. За счёт чего? Надо узнать.

Ну и последний вопрос. Человек, который вас вдохновляет?

Во-первых, есть люди, которые сейчас не живут. Я читаю биографии людей, которые жили когда-то и совершали те или иные выборы, — и они меня невероятно вдохновляют. В энциклопедии, про которую я говорила, много таких людей. А если говорить о ныне живущих, меня невероятно вдохновляют мои родители. Я смотрю, как они живут, в какой они физической форме, мама продолжает писать научные работы, придумывает очень интересные вещи, папа пишет стихи, увлечён своей работой авиаконструктором. Мне всегда очень интересно с ними разговаривать.

Вдохновляют мои дети, поступки, которые они совершают и часто озадачивают меня, потому что они все на меня не похожи, и я их безумно люблю. У меня есть вдохновитель в профессии, он был моим преподавателем на психологическом факультете, сейчас это мой старший коллега. А в спорте – это мой тренер, который обладает собственной невероятно высокой мотивацией и очень внимателен к моей мотивации, умеет поставить мне задачи, которые бросают мне вызов и таким образом мотивируют уже меня.

Мария, ну и раз уж мы аудио-подкаст, и наша аудитория – это, в первую очередь, аудиалы, давайте закончим его вашей любимой песней. Что это за песня, и почему она стала любимой?

Перед каждой гонкой у меня возникает какая-то песня, которая меня очень вдохновляет. Первая гонка IronMan в Цюрихе была очень сложной, я получила травму лодыжки и не знала, финиширую ли я вообще, – в это время я слушала Высоцкого «Ну вот исчезла дрожь в руках». И эта песня тогда была мне очень нужна. На последней гонке в Турции я слушала вальсы в исполнении Эдит Пиаф. Мне нужно было поставить свой личный рекорд на велосипеде, я его поставила под вальсы – они очень лёгкие, очень воздушные, и у всех каденс 95. Поэтому если тебе нужно пройти гонку на равнине с хорошей скоростью, включай у себя в голове 27 вальсов Эдит Пиаф. А я ещё учу французский, так что тут тоже очень кстати пришлось.

Мария, ещё раз огромное спасибо вам за уделённое время. Желаем вам отличной гонки на Ironman Phuket и быстрого времени. Вы просто фантастически интересный и открытый человек, было очень приятно с вами пообщаться и узнать что-то новое.

Для меня это очень важно, спасибо вам огромное.

Кстати, мы всегда рады как старым друзьям, так и новым знакомым, поэтому подписывайтесь на подкаст Марафонец на SoundCloud. А также на журнал www.mag.marathonec.ru.

Спасибо, что вы были с нами!

2d4qpfl0upi
Тренировочные планы
1

Похожие записи